Есть ли люди невосприимчивые к вич


Вирус иммунодефицита человека (ВИЧ) открыли в 1983 году сразу в двух лабораториях: в Институте Пастера во Франции, под руководством Люка Монтанье, и в Национальном институте рака (США), Роберт Галло и его сотрудники. Сейчас уже ни у кого нет сомнений в том, что ВИЧ вызывает страшную болезнь, «чуму ХХ века» — СПИД (это название расшифровывается как «синдром приобретенного иммунодефицита»). Однако за более чем десятилетнюю историю исследований накопилось немало загадок, связанных с развитием этого заболевания. Например, у некоторых зараженных вирусом иммунодефицита людей признаки болезни появляются спустя несколько лет или не появляются вовсе. Оказалось, что существуют люди, устойчивые к СПИДу. Как много таких людей, какими особенностями они обладают, не есть ли это ключ к лечению страшной болезни? На эти вопросы пытается ответить публикуемая статья.

Иголка в стоге сена

Генетикам давно известны гены устойчивости к некоторым вирусам у мышей, например к вирусу лейкоза. Но существуют ли подобные гены у человека, и если да, то какова их роль в защите против СПИДа?


Стивен О’Брайн и Михаэль Дин со своими коллегами из Национального института рака США много лет вели поиск таких генов у человека.

В начале 80-х годов американские ученые исследовали множество людей, которые по тем или иным причинам могли заразиться вирусом иммунодефицита. Они проанализировали тысячи образцов крови и обнаружили, казалось бы, необъяснимое явление: у 10-25% обследованных вирус вообще не выявляется, а около 1% носителей ВИЧ — относительно здоровы, признаки СПИДа у них либо отсутствуют, либо выражены очень слабо, а иммунная система в полном порядке. Неужели существует какая-то устойчивость к вирусу у некоторых людей? И если да, то с чем она связана?

Опыты на лабораторных мышах, крысах, морских свинках и кроликах показали, что устойчивость к различным вирусным инфекциям часто определяется целым набором генов. Оказалось, что сходный механизм определяет и устойчивость к вирусу иммунодефицита человека.

Известно, что многие гены ответственны за выработку определенных белков. Часто бывает, что один и тот же ген существует в нескольких измененных вариантах. Такие «многоликие» гены называются полиморфными, а их варианты могут отвечать за выработку различных белков, которые по-разному ведут себя в клетке.


Сравнив восприимчивость к вирусам у мышей, несущих множество разнообразных наборов генов, и у мышей с небольшим числом генных вариантов, ученые пришли к выводу, что чем разнороднее генетически были животные, тем реже они заражались вирусом. В таком случае можно предположить, что в генетически разнообразных человеческих популяциях генные варианты, определяющие устойчивость к ВИЧ, должны встречаться достаточно часто. Анализ заболеваемости СПИДом среди американцев различных национальностей выявил еще одну особенность: более устойчивы американцы европейского происхождения, у африканцев и азиатов устойчивость близка к нулю. Чем объяснить такие различия?

Ответ на этот вопрос предложил в середине 80-х годов американский вирусолог Джей Леви из Калифорнийского университета в Сан-Франциско. Леви и его коллеги пытались выяснить, какие именно клетки в организме поражает вирус. Они обнаружили, что после того, как вирус заражает иммунные клетки, они легко узнаются иммунными клетками другого типа, так называемыми Т-киллерами (убийцами). Киллеры разрушают зараженные вирусом клетки, препятствуя дальнейшему размножению вируса. Клетки-убийцы несут на своей поверхности особую молекулу — рецептор CD8. Она, как принимающая антенна, «узнает» сигналы от клеток, зараженных вирусом, и клетки-убийцы уничтожают их. Если из крови удалить все клетки, несущие молекулу CD8, то вскоре в организме обнаруживаются многочисленные вирусные частицы, происходит быстрое размножение вируса и разрушение лимфоцитов. Не в этом ли ключ к разгадке?


В 1995 году группа американских ученых под руководством Р. Галло обнаружила вещества, которые вырабатываются в клетках-киллерах, несущих молекулы CD8, и подавляют размножение ВИЧ. Защитные вещества оказались гормоноподобными молекулами, называемыми хемокинами. Это небольшие белки, которые прикрепляются к молекулам-рецепторам на поверхности иммунных клеток, когда клетки направляются к месту воспаления или заражения. Оставалось найти «ворота», сквозь которые проникают в иммунные клетки вирусные частицы, то есть понять, с какими именно рецепторами взаимодействуют хемокины.

Ахиллесова пята иммунных клеток

Вскоре после открытия хемокинов Эдвард Бергер, биохимик из Национального института аллергических и инфекционных болезней в Бетезде, США, обнаружил в иммунных клетках, в первую очередь поражаемых вирусом (их называют клетки-мишени), сложный по строению белок. Этот белок как бы пронизывает мембраны клеток и содействует «посадке» и слиянию вирусных частиц с оболочкой иммунных клеток. Бергер назвал этот белок «фузин», от английского слова fusion — слияние. Оказалось, что фузин родствен белкам-рецепторам хемокинов. Не служит ли этот белок «входными воротами» иммунных клеток, через которые вирус проникает внутрь? В таком случае взаимодействие с фузином какого-нибудь другого вещества закроет доступ вирусным частицам в клетку: представьте, что в скважину замка вставляется ключ, и вирусная «лазейка» исчезает. Казалось бы, все встало на свои места, и взаимосвязь хемокины — фузин — ВИЧ уже не вызывала сомнений. Но верна ли эта схема для всех типов клеток, зараженных вирусом?


Пока молекулярные биологи распутывали сложный клубок событий, происходящих на поверхности клеток, генетики продолжали поиск генов устойчивости к вирусу иммунодефицита у людей. Американские исследователи из Национального института рака получили культуры клеток крови и различных тканей от сотен пациентов, зараженных ВИЧ. Из этих клеток выделили ДНК для поиска генов устойчивости.

Чтобы понять, насколько сложна эта задача, достаточно вспомнить, что в хромосомах человека содержится около 100 тысяч различных генов. Проверка хотя бы сотой доли этих генов потребовала бы нескольких лет напряженной работы. Круг генов-кандидатов заметно сузился, когда ученые сосредоточили свое внимание на клетках, которые прежде всего поражает вирус, — так называемых клетках-мишенях.

Уравнение со многими неизвестными

Одна из особенностей вируса иммунодефицита заключается в том, что его гены внедряются в наследственное вещество зараженной клетки и «затаиваются» там на время. Пока эта клетка растет и размножается, вирусные гены воспроизводятся вместе с собственными генами клетки. Затем они попадают в дочерние клетки и заражают их.


Из множества людей с высоким риском заражения ВИЧ отобрали зараженных вирусом и тех, кто не стал носителем ВИЧ, несмотря на постоянные контакты с больными. Среди зараженных выделили группы относительно здоровых и людей с быстро развивающимися признаками СПИДа, которые страдали сопутствующими заболеваниями: пневмонией, раком кожи и другими. Ученые изучили разные варианты взаимодействия вируса с организмом человека. Различный исход этого взаимодействия, по-видимому, зависел от набора генов у обследованных людей.

Выяснилось, что люди, устойчивые к СПИДу, имеют мутантные, измененные гены рецептора хемокинов — молекулы, к которой прикрепляется вирус, чтобы проникнуть в иммунную клетку. У них контакт иммунной клетки с вирусом невозможен, поскольку нет «принимающего устройства».

В это же время бельгийские ученые Михаэль Симпсон и Марк Парментье выделили ген другого рецептора. Им оказался белок, который также служит рецептором для связывания ВИЧ на поверхности иммунных клеток. Только взаимодействие этих двух молекул-рецепторов на поверхности иммунной клетки создает «посадочную площадку» для вируса.

Итак, основными «виновниками» заражения клеток вирусом иммунодефицита служат молекулы-рецепторы, названные CCR5 и CD4. Возник вопрос: что происходит с этими рецепторами при устойчивости к ВИЧ?


В июле 1996 года американская исследовательница Мэри Керингтон из Института рака сообщила, что нормальный ген рецептора ССR5 обнаруживается лишь у 1/5 обследованных ею пациентов. Дальнейший поиск вариантов этого гена среди двух тысяч больных дал удивительные результаты. Оказалось, что у 3% людей, не заразившихся вирусом, несмотря на контакты с больными, ген рецептора ССR5 измененный, мутантный. Например, при обследовании двух нью-йоркских гомосексуалистов — здоровых, несмотря на контакты с зараженными, выяснилось, что в их клетках образуется мутантный белок CCR5, не способный взаимодействовать с вирусными частицами. Подобные генетические варианты были найдены лишь у американцев европейского происхождения или у выходцев из западной Азии, у американцев же африканского и восточноазиатского происхождения не нашли «защитных» генов.

Оказалось также, что устойчивость некоторых пациентов к инфекции лишь временная, если они получили «спасительную» мутацию только от одного из своих родителей. Через несколько лет после заражения количество иммунных клеток в крови таких пациентов снижалось в 5 раз, и на этом фоне развивались сопутствующие СПИДу осложнения. Таким образом, неуязвимыми для ВИЧ были только носители сразу двух мутантных генов.

Но у обладателей одного мутантного гена признаки СПИДа все же развивались медленнее, чем у носителей двух нормальных генов, и такие больные лучше поддавались лечению.


Продолжение следует

Не так давно исследователи обнаружили разновидности чрезвычайно агрессивных вирусов. Людей, зараженных такими вирусами, не спасает даже присутствие двух мутантных генов, обеспечивающих устойчивость к ВИЧ.

Это заставляет продолжать поиск генов устойчивости к ВИЧ. Недавно американские исследователи О’Брайн и М. Дин с коллегами обнаружили ген, который, присутствуя у людей лишь в одной копии, задерживает развитие СПИДа на 2-3 года и более. Значит ли это, что появилось новое оружие в борьбе с вирусом, вызывающим СПИД? Скорее всего, ученые приоткрыли еще одну завесу над загадками ВИЧ, и это поможет медикам в поисках средств лечения «чумы ХХ века». В многочисленных популяциях американцев афро-азиатского происхождения мутантные гены так и не найдены, но тем не менее есть небольшие группы здоровых людей, контактировавших с зараженными. Это говорит о существовании других генов защиты иммунной системы от страшной инфекции. Пока можно лишь предполагать, что в различных популяциях человека сложились свои системы генетической защиты. По-видимому, и для других инфекционных заболеваний, включая вирусный гепатит, также имеются гены устойчивости к вирусам-возбудителям. Теперь уже никто из генетиков не сомневается в существовании таких генов для вируса иммунодефицита. Исследования последних лет дали надежду найти решение такой, казалось бы, неразрешимой проблемы, как борьба со СПИДом. Кто станет победителем в противоборстве ВИЧ — человек, покажет будущее.


Наука — здравоохранению

КАК ЛЕЧИТЬ СПИД. ПОИСК СТРАТЕГИИ

Результаты исследований последних лет заставили задуматься не только ученых и практических врачей, занимающихся проблемами СПИДа, но и фармацевтов. Раньше основное внимание уделялось комбинированному лечению инфекции, направленному против вируса. Применялись препараты, препятствующие размножению вируса в клетке: невипарин и атевирдин. Это так называемая группа ингибиторов обратной транскриптазы ВИЧ, которые не дают наследственному материалу вируса внедряться в ДНК иммунных клеток. Их сочетают с аналогами нуклеозидов типа зидовудина, диданозина и ставудина, которые облегчают течение болезни. Однако эти средства токсичны и обладают побочными действиями на организм, поэтому их нельзя считать оптимальными. Им на смену все чаще приходят более совершенные средства воздействия на ВИЧ.

В последнее время появилась возможность препятствовать «посадке» вирусных частиц на поверхность клеток. Известно, что этот процесс происходит за счет связывания вирусного белка gр120 с клеточными рецепторами. Искусственное блокирование мест связывания ВИЧ с помощью хемокинов должно защищать клетки от вторжения ВИЧ. Для этого нужно разработать специальные препараты-блокаторы.

Другой путь — получение антител, которые будут связываться с рецепторами ССR5, создающими «посадочную площадку». Такие антитела будут препятствовать взаимодействию этих рецепторов с вирусом, не давая доступа ВИЧ в клетки. Кроме того, можно вводить в организм фрагменты молекул ССR5. В ответ на это иммунная система начнет вырабатывать антитела к данному белку, которые также перекроют доступ к нему вирусных частиц.


Наиболее дорогостоящий способ обезопасить вирусные частицы — ввести в иммунные клетки новые мутантные гены. В результате сборка рецептора для «посадки» вируса на поверхности «оперированных» клеток прекратится, и вирусные частицы не смогут заразить такие клетки. Подобная защищающая терапия, по-видимому, наиболее перспективна при лечении больных СПИДом, хотя и весьма дорого стоит.

При лечении сопровождающих СПИД раковых заболеваний врачи чаще всего прибегают к высоким дозам химических препаратов и к облучению опухолей, что нарушает кроветворение и требует пересадки больным здорового костного мозга. А что, если в качестве донорских кроветворных клеток пересадить больному костный мозг, взятый от людей, генетически устойчивых к инфекции ВИЧ? Можно предположить, что после такой пересадки распространение вируса в организме пациента будет остановлено: ведь донорские клетки устойчивы к инфекции, поскольку не имеют рецепторов, позволяющих вирусу проникнуть через клеточную мембрану. Однако эту привлекательную идею вряд ли удастся воплотить в практику полностью. Дело в том, что иммунологические различия между пациентом и донором, как правило, приводят к отторжению пересаженной ткани, а иногда и к более серьезным последствиям, когда донорские клетки атакуют чужеродные для них клетки реципиента, вызывая их массовую гибель.


Словарик

Т-киллеры — иммунные клетки, которые уничтожают зараженные вирусом клетки.

Рецепторы клеток — особые молекулы на поверхности, которые служат «опознавательным знаком» для вирусных частиц и других клеток.

Ген рецептора — ген, ответственный за выработку соответствующего белка.

Хемокины — гормоноподобные вещества на поверхности иммунных клеток, которые подавляют размножение вируса в организме.

Культура клеток — клетки, развивающиеся вне организма, в питательной среде пробирки.

Мутантные гены — измененные гены, не способные контролировать выработку нужного белка.

Клетки-мишени — иммунные клетки, которые в первую очередь поражает вирус.

Цифры и факты

— Сегодня в мире 29 миллионов зараженных вирусом иммунодефицита. 1,5 миллиона человек уже умерли от вызванного этим заражением СПИДа.

— Самый неблагополучный по СПИДу регион — Африка. В Европе лидируют Испания, Италия, Франция, Германия. С 1997 года к этим странам присоединилась Россия. На территории бывшего СССР зараженность ВИЧ распределяется так: 70% — Украина, 18,2% — Россия, 5,4% — Беларусь, 1,9% — Молдова, 1,3% — Казахстан, остальные — менее 0,5%.

— К 1 декабря 1997 года в России официально зарегистрировано около 7000 зараженных вирусом иммунодефицита, в основном при передаче инфекции половым путем.

— В России и странах ближнего зарубежья существует более 80 центров по профилактике и борьбе со СПИДом.

Источник: www.nkj.ru

НЕПРОБИВАЕМЫЕ
Некоторое количество россиян являются носителями генетической мутации, делающей их невосприимчивыми к вирусу иммунодефицита

Алла Астахова, «Итоги» 

…Анализ совсем не страшный. Илья Кофиади, научный сотрудник лаборатории генетики гистосовместимости человека Института иммунологии Федерального медико-биологического агентства России, протягивает мне тщательно запечатанный стерильный зонд. Сейчас я открою упаковку и поскребу палочкой за щекой — собственноручно, чтобы на зонд не попала чья-нибудь чужая ДНК. Потом ученый опустит зонд в пробирку со специальным реактивом. Нужно будет немножко подождать. Всего через два часа я узнаю, отношусь ли к числу счастливчиков. В канун 1 декабря — Всемирного дня борьбы со СПИДом — это было бы кстати. Ученые выяснили, что около одного процента жителей Старого Света благодаря генетической мутации невосприимчивы к вирусу иммунодефицита. Существуют и другие полезные мутации, позволяющие даже при заражении ВИЧ на многие годы отодвинуть развитие болезни.

Вход для вируса

О том, что люди по-разному реагируют на ВИЧ, стало известно вскоре после появления СПИДа. «Ученые выяснили, что существует иммунный рисунок, который делает людей более или менее чувствительными к вирусу иммунодефицита, — говорит заведующий лабораторией молекулярной биологии Института иммунологии, руководитель лаборатории иммунохимии НИИ вирусологии РАМН им. Д. И. Ивановского, член координационного совета Глобального вакцинового проекта Эдуард Карамов. — Примерно 7-10 процентов носителей ВИЧ относятся к группе «долгоживущих» — они заболевают ­СПИДом спустя 15-18 лет после заражения, притом что обычно этот срок составляет 7-8 лет. Есть так называемые быстрые прогрессоры, которых 15-20 процентов, — у таких симптомы СПИДа появляются уже через год-два». Объектом особого интереса ученых стали люди из другой группы — многократно подвергавшиеся опасности заражения ВИЧ, но так и не получившие инфекцию. Пытаясь ответить на вопрос, почему они не заболели, исследователи решили «покопаться» в их ДНК.

Под подозрение попали гены-кандидаты, кодирующие белки, которые находятся на поверхности лимфоцитов, атакуемых вирусом. Ученые рассуждали так: чтобы внедриться в клетку, вирус должен зацепиться за белок-рецептор на клеточной мембране. Неполадки с этими рецепторами, возникающие из-за мутаций в генах, могут привести к тому, что вход в клетку для вируса будет затруднен. В 1996 году, обследуя людей, оказавшихся неспособными к заражению ВИЧ, американские ученые обнаружили у подавляющего большинства «поломки» в гене белка-рецептора CCR5. Этот рецептор находится преимущественно на поверхности иммунных клеток и настроен на хемокин — низкомолекулярный белок, активирующий лимфоциты и помогающий рекрутировать их в место инфекции или воспаления. Однако ВИЧ использует этот рецептор с другой целью — для того, чтобы проникнуть в клетки организма. Конечно, мутация в гене, кодирующем белок, чаще всего связана с каким-то дефектом. Но выяснилось, что иногда новый вариант гена может оказаться полезным. В случае CCR5 выпадение из генетической цепочки 32 нуклеотидов приводит к тому, что белок-рецептор, образующийся в результате, сильно укорочен и не появляется на поверхности клетки, а значит, вирус иммунодефицита не может эффективно использовать его для атаки.

«Каждая хромосома у человека имеет свою пару, — говорит Илья Кофиади. — Мутация может возникнуть одновременно в обеих парных хромосомах или только в одной. Если выпадение 32 нуклеотидных оснований из гена CCR5 происходит сразу в обеих хромосомах, то носители такой мутации практически невосприимчивы к ВИЧ. По крайней мере, среди них до сих пор не зафиксировано ни одного случая заражения. Ведь рецептора CCR5 на поверхности клетки в таком случае просто нет». Во втором случае, когда соответствующая мутация возникает только в одной хромосоме из пары, возможность распространения ВИЧ в организме тоже уменьшается. Белки-рецепторы CCR5 отсутствуют ровно в половине клеток: значит, вирусу иммунодефицита труднее проникнуть в них.

Поморы под защитой

Обнаружив полезную мутацию, ученые сразу же захотели определить, у каких народов и как часто она встречается. Сравнив результаты генетического анализа людей, принадлежащих к разным этносам, они поняли, что истоки мутации CCR5delta32 нужно искать где-то на севере Европы, в Скандинавии. Чем дальше от этих мест, тем реже она появлялась, а во многих максимально удаленных от названной точки странах, таких, как Япония или Венесуэла, ее не было совсем. Европейцы же оказались более удачливыми. Носителями мутации CCR5delta32 в обеих парных хромосомах являются около одного процента жителей Старого Света — в принципе, не так уж мало. Ведь это означает, что каждый сотый из них невосприимчив к ВИЧ. Еще у 18 процентов европейцев есть мутация только в одной из парных хромосом. Природа защищает и их, хотя не так эффективно. Инфицирование вирусом иммунодефицита может произойти, но наступление тяжелой болезни, СПИДа, отодвинется как минимум на два года.

Откуда же обитатели Европы получили полезную мутацию? Мнения ученых разделились. Кто-то считает, что жителям Старого Света ее подарила приблизительно семьсот лет назад свирепствовавшая тогда эпидемия чумы. Ведь возбудитель этой болезни, Yersinia pestis, для атаки на человеческий организм по сути использует те же самые белки-рецепторы, что и ВИЧ. Возможно, в Европе, которая больше всего пострадала от чумы, происходил селективный отбор людей, обладавших этой мутацией CCR5. При эпидемии чумы они имели больше шансов выжить. Другие исследователи спорят с такой точкой зрения: по их мнению, частота мутации CCR5delta32 в бронзовом веке ничуть не отличалась от той, что наблюдается сейчас.

Так или иначе, удачная мутация постепенно расходилась кругами от места своего первоначального зарождения, но ушла оттуда не очень далеко. До недавнего времени было неясно, как эта мутация распространена на территории России и сопредельных стран, однако сотрудники Института иммунологии закрасили белое пятно на карте.

«Наши исследования показывают, что у казахов, киргизов, чеченцев, тувинцев мутация CCR5delta32 почти не встречается, — рассказывает Кофиади. — Зато в России есть одна этническая группа, в которой она попадается значительно чаще, чем в среднем по Европе». Речь идет о поморах, небольшой этнической группе, состоящей из нескольких тысяч человек и проживающей сегодня в Архангельской области. Удивительно, но природа, пожалуй, лучше всего на планете защитила от ВИЧ именно этих людей. По данным исследователей Института иммунологии, целых три процента из них являются носителями «спасительной» мутации CCR5delta32 сразу в двух парных хромосомах, что делает их невосприимчивыми к вирусу иммунодефицита. Еще 30 процентов имеют мутацию этого гена в одной из хромосом и, значит, подвержены недугу гораздо меньше.

Российские ученые исследовали и две другие «хорошие» мутации, помогающие противостоять грозной болезни. Раньше их обнаруживали у так называемых долгоживущих: людей, заразившихся вирусом иммунодефицита, но в течение десятилетий не показывавших признаков развития ­СПИДа. «Сейчас в мире изучено уже около десятка таких генетических мутаций, — говорит Эдуард Карамов. — Однако до сих пор было непонятно, как они распространены в России». Сотрудники Института иммунологии обратили внимание на две из них. Первая находится в участке гена SDF1, кодирующем количество выработки молекулы-лиганда, связывающейся с рецепторами иммунных клеток в процессе иммунного ответа организма. «Работа» SDF1 бывает заметна на продвинутых стадиях инфекции, когда в крови человека циркулирует уже большое количество вируса иммунодефицита. «Поломка» гена, которая выражается в повышенной выработке молекулы-лиганда, в этом случае способна поставить естественный барьер на пути болезни. «Ведь если молекул SDF1 появляется слишком много, они связываются с рецепторами на поверхности лимфоцитов, не оставляя для ВИЧ способа проникнуть в клетки, — рассказывает Илья Кофиади. — Лишенный лазейки, вирус остается не у дел». Загадочной пока остается вторая мутация CCR2-641, связанная с «поломкой» еще одного гена, кодирующего белок-рецептор на поверхности лимфоцитов. Ученые сумели обнаружить ее у «долгоживущих». Однако каким образом она способна затормозить наступление СПИДа, пока не знает никто.

По мнению большинства исследователей, обе мутации значительно более древние, чем CCR5delta32, поэтому для них, вероятно, существует несколько исходных точек. «Доподлинно неизвестно, как миграции людей могут быть связаны с их распространением, — говорит Илья Кофиади. — Но определенные волны этих генов в человеческой популяции все же можно проследить. Например, мы обнаружили, что у казахов и киргизов частота распространения мутации CCR2-641 одна из самых высоких для среднеазиатского региона. Дальше ее волна, постепенно ниспадая, идет в Юго-Восточную Азию. Одновременно существует и встречное движение — мутация SDF1, наоборот, распространяется с юго-востока в Среднюю Азию». Оказывается, орды кочевников, несшиеся по просторам Евразии задолго до того, как ВИЧ появился в человеческой популяции, одновременно распространяли и гены, способные бороться с ним…

Счастливый билет

Рассчитывая частоту «полезных» мутаций на территории России, биологи испытывали немалые трудности с ответом на вопрос, кто же такие коренные русаки. Таковыми условно решили считать жителей Вологодской области. Оказалось, что мутация CCR5delta32 есть в одной или двух парных хромосомах приблизительно у десяти процентов из них. Интересно, что, следуя известной фразе «поскреби русского, найдешь татарина», эти люди по количеству мутаций оказались ровно посередине между поморами и татарами. «Три процента поморов благодаря гомозиготной мутации CCR5delta32 полностью защищены от ВИЧ, у татар таких один процент, — говорит Илья Кофиади. — Значит, в среднем у русских может быть от одного до трех процентов людей, невосприимчивых к ВИЧ».

Зачем нужна подобная информация? Во-первых, она может оказаться бесценной для конкретного человека, если он пройдет индивидуальный анализ. Тем не менее специалисты не рекомендуют пускаться во все тяжкие даже тем, кто вытянет счастливый билет — узнает, что является носителем удачной гомозиготной мутации CCR5delta32. «До сих пор у людей с такой мутацией ни разу ни в одной стране не выделяли ВИЧ, — говорит Эдуард Карамов. — Однако в лабораторных условиях, подобрав особый штамм вируса иммунодефицита, им можно заразить любые клетки. Мы проводили такие опыты».

Без учета человеческой генетики в ближайшее время вряд ли будут возможны и любые серьезные научные исследования, связанные с ВИЧ. Например, прошлогодний провал испытаний вакцины Merck против СПИДа некоторые специалисты объясняют, в частности, еще и тем, что когорты участников не были обследованы на генетические мутации. Впрочем, в ближайшее время у ученых уже не будет возможности допустить такой досадный промах. В США сейчас разворачивается грандиозный научный проект по исследованию 300 человеческих генов, влияющих на размножение ВИЧ в организме. В этот список неожиданно попали даже гены, отвечающие за белки, с помощью которых сокращаются мышцы. Так что очень скоро мы все действительно узнаем о своих взаимоотношениях со СПИДом.

Портал «Вечная молодость» www.vechnayamolodost.ru
01.12.2008

Источник: www.vechnayamolodost.ru

Исследователи Стэндфордского института доказали, что не все люди восприимчивы к данному вирусу. Давайте же разберемся, в чем вообще суть вируса и как он действует внутри организма.

        Распространение ВИЧ на сегодняшний день является глобальной биологической проблемой человечества. Наркомания, неразборчивые половые связи, нестерильные предметы в медицине, а иногда и ВИЧ-инфицированная мать – это главные пути передачи инфекции от одного человека к другому. Людей с ВИЧ принято считать живыми мертвецами, так как вирус иммунодефицита человека переходит в синдром приобретенного иммунодефицита, а за тем человек может умереть от простейшей инфекции или раны, так как его организм просто не способен с чем-либо бороться.

Не все люди восприимчивы к ВИЧу

        Основное задание ученых-медиков, которые занимаются именно данным заболеванием – это найти способ лечения ВИЧ. Первым шагом к нахождению этого самого способа является изобретение препаратов, которые как ни как поддерживают жизнь больных. Они не лечат, а только вызывают привыкание, но все-таки поддерживают здоровье больных, что так же важно.
        Исследователи Стэндфордского института доказали, что не все люди восприимчивы к данному вирусу. Давайте же разберемся, в чем вообще суть вируса и как он действует внутри организма. Проникнув в организм, вирус входит в Т-клетки, которые являются центральными регуляторами иммунного ответа (собственно они и обеспечивают борьбу организма с различными инфекциями), там вирус привязывается к поверхности белков CCR5 и CXCR4. Выяснилось, что люди, которые имеют мутации в CCR5, устойчивы к ВИЧ. Выяснилось это следующим образом. Один человек имел сразу две проблемы: ВИЧ и лейкемия. Как известно, для лечения лейкемии требуется пересадка костного мозга, что и сделали данному человеку. После пересадки он избавился как от лейкемии, так и от ВИЧ. Ученые, естественно, начали разбираться, почему же так случилось. Выяснилось, что донор имел мутации в белке CCR5, которые и передались до человека, которому пересаживали костный мозг.

        Таким образом, зная возможности удаления вируса из организма, его можно лечить. Способ сделать белок CCR5 «мутированным» опирается на технику калифорнийских ученых. Их работы связанны именно с исследований связей в CCR5, способами проникновения в него и разбитием фрагментов ДНК в белке. Задача Стэндфордских ученых состоит в том, что бы сделать правильную «укладку» трех генов в ДНК в белке CCR5, которые обеспечивают устойчивость к ВИЧ. Такой триплет обеспечивает сильнейшую защиту человека от ВИЧ инфекции.
        Клинические исследования данного метода лечения начнут проводиться в течении 3-5 лет. Для людей, которые заражены ВИЧ инфекцией, не гарантируется, что они полстью избавятся от вируса, но они смогут абсолютно бесплатно прекратить полное иммунное бездействие организма. Больным будут вводится мутированные Т-клетки. Не все люди восприимчивы к ВИЧу

Источник: econet.ru

Во многих российских регионах официально зафиксирована эпидемия ВИЧ. Человечество борется с этой болезнью двумя основными способами: государства и организации распространяют информацию о мерах безопасности, а ученые пытаются найти медицинское решение проблемы. Журналистка «Медузы» Дарья Саркисян поговорила с Леонидом Марголисом, доктором биологических наук, заведующим отделом межклеточных взаимодействий в Национальном институте здоровья США, — о том, чего добилась современная наука в разработках вакцин и лекарств против ВИЧ. 

— Что сейчас происходит с разработкой вакцин и лекарств от ВИЧ? Есть какие-то успехи?

— Вакцин по-прежнему нет. И мое мнение — в ближайшее время не будет, хотя там есть некоторые успехи. Лекарственная профилактика тоже оставляет желать лучшего. За последние годы испытывалось уже на человеке вакцин пять или шесть. Это были многообещающие вакцины, которые показали положительный результат в доклинических испытаниях — на клетках и обезьянах. Они испытывались в Америке, Европе, Таиланде и Южной Африке. Из них три вакцины оказались вообще неэффективны, с двумя была полная катастрофа, поскольку у вакцинированных было больше заражений, чем у невакцинированных. 

Наиболее успешной была так называемая «тайская вакцина». Некоторые вакцины вызывают гуморальный ответ (то есть кровяной, производство антител, которые связывают вирус и атакуют зараженные им клетки), некоторые — клеточный ответ (то есть вырабатываются клетки, которые узнают и уничтожают клетки, зараженные ВИЧ). «Тайская вакцина» — комбинированная, она вызывает и гуморальный, и клеточный ответы. У вакцинированных людей заражаемость оказывалась на 30–60% ниже. 

Это, конечно, успех, но люди не покупают презервативы, которые более надежны, и вряд ли кто-нибудь побежит за вакциной с 50-процентной эффективностью. Поэтому ее сейчас пытаются усовершенствовать, найти какие-нибудь особенности у тех людей, которые оказались наиболее защищены. Эта такая поисковая работа — и нет особой надежды на то, что результат будет в ближайшие несколько лет.

— А почему вакцина может привести к тому, что люди чаще заражаются?

— Есть такая гипотеза, что эти вакцины вызывали большую иммунную активацию в организме, чем хотелось бы, а иммуноактивированные клетки являются главной мишенью ВИЧ.

— Почему с вакцинами все так плохо? Не хватает знаний о ВИЧ?

— Во-первых, конечно, у нас действительно недостаточно знаний. И это уже поняли в США те, кто финансирует науку: призывы ученых вернуться к фундаментальной науке частично услышаны. 

Дело в том, что патологические процессы, которые вызывает ВИЧ, очень сложны. Главные события происходят не в легко доступной исследователям крови, как когда-то думали, а в трудно доступной для анализа глубине лимфатических тканей. В этих тканях, в частности лимфоузлах, ВИЧ не просто убивает зараженные клетки, но губит и соседние незараженные. А почему — неизвестно. В результате разрушается структура лимфатической ткани, а в ней в норме и формируется иммунитет. 

В моем отделе в Национальном институте здоровья создана лабораторная модель лимфатической ткани человека, которую мы в лабораторных же условиях заражаем ВИЧ. На этой модели мы и многие другие исследователи открыли важные механизмы патогенеза [патологических процессов] ВИЧ. В этой системе можно изучать и взаимодействия ВИЧ с другими патогенами. Ведь больные умирают именно от сопутствующих инфекций. Например, недавно мы обнаружили, что обычное лекарство против герпеса у человека, зараженного обоими вирусами (герпес — частый спутник ВИЧ), работает и против герпеса, и против ВИЧ. Это обнаружено в нашей лабораторной модели ткани человека, а недавно подтверждено клиническими испытаниями, которые финансировал наш институт. 

В человеке все это изучать очень трудно: мы ограничены как техническими проблемами, так и этическими нормами. К сожалению, подобной лабораторной системы для тестирования вакцин против ВИЧ не разработано. У обезьян заражение похоже на заражение человека, но есть и существенные отличия.

Но главное, эту вакцину очень трудно получить. Все вакцины, которые созданы, пытаются вызвать у людей такой иммунитет, как если бы человек выздоровел после этого заболевания. А от ВИЧ никто еще сам не выздоравливал, поэтому нечего имитировать. И потому вакцину создать безумно сложно. 

— А почему, кстати, никто не может выздороветь? 

— ВИЧ, как любой вирус, вызывает иммунный ответ. Но за это время вирус так меняется, что иммунный ответ все время отстает. 

Это, видимо, уникальная ситуация. То, что ВИЧ так сильно меняется, это биологический парадокс. Бóльшая часть организмов настроена на воспроизведение себя. Мы похожи на папу с мамой, на бабушек и дедушек — вся идея в сохранении генов и очень медленных изменениях, которые естественным отбором «проверяются на качество», лучше с ними жить или хуже. А этот вирус развил совершенно другую стратегию: он сразу становится не похож на родителей, именно поэтому он убегает от иммунного ответа. Вирус запрограммирован так, что на каждом цикле вирусной репликации (появления нового вируса) в геноме происходит множество ошибок. А количество вируса, который продуцируется в организме человека каждый день, совершенно астрономическое — 10 в 11-й степени. Если вы смотрите на Млечный Путь ночью где-нибудь в деревне, вы видите не больше чем 10 в 5-й степени звезд, остальное — звездный туман. Так вот, каждый день в организме зараженного человека образуется в миллион раз больше вирусов. И каждый десятый или сотый вирус отличается от предыдущего. Это безумное разнообразие.

— Раз он так быстро меняется, может ли возникнуть какая-то супермутация, которая сделает все существующие лекарства бесполезными?

— Да, сейчас бывают случаи, когда вирус настолько мутирует, что никакое лекарство с ним не справляется. Сами препараты вызывают отбор такого вируса. И это большая проблема. Если человек нерегулярно пьет лекарства, вирус у него будет мутировать быстрее. Тут так же, как с бактериями и антибиотиками: если вы, начав принимать эти препараты, не пройдете полный курс, есть большой шанс, что вы отберете те бактерии, которые к вашему антибиотику устойчивы. Но, к счастью, против ВИЧ сейчас больше 30 лекарств, и комбинацией этих препаратов обычно можно бороться с такой резистентностью [устойчивостью к лекарствам].

— Есть ли сейчас разработки, которые нацелены на то, чтобы полностью вылечить человека с ВИЧ-инфекцией?

— Разработки есть, но и здесь до успеха далеко. Как человек заражается, скажем, вирусом гриппа? Вирус заражает клетки, начинает размножаться, наша иммунная система борется с этим, вирус исчезает из организма — и все, мы находимся в том же самом состоянии, что и до заболевания. С ВИЧ происходит другая вещь. ВИЧ внедряется в клетки, и в части клеток это никак не проявляется. То есть вирус как шпион, который попал куда-то в другую страну и ничем себя там не выдает. Обнаружить его невозможно. Такой агент влияния. И наш иммунитет не может обнаружить те клетки, которые просто молчат, хотя в них сидит вирус. Избавиться от такого молчащего резервуара естественным путем нельзя. А как это сделать иначе, пока непонятно.

— Даже идей нет?

— Есть некоторые идеи, как найти эти клетки, вырезать из них вирусный геном, который туда внедрен, но это все находится в очень зачаточном состоянии. Еще есть идея стимулировать вирусное размножение, то есть сделать так, чтобы этот молчащий резервуар продуцировал вирусы, тогда клетки будут активны и мы сможем убить их лекарствами. Но, скорее всего, очень трудно будет добиться того, чтобы сто процентов таких затаивших вирус-клеток проявили себя. Какие-то шпионы все равно остаются в организме и в конце концов начинают свою вредную деятельность, производят вирус, который заражает другие клетки.

— Как известно, есть люди, невосприимчивые к ВИЧ. Может ли это как-то помочь в разработке лекарств?

— Несколько лет назад выяснили, что у таких людей на поверхности клеток нет молекулы CCR5, за которую ВИЧ цепляется и через которую он входит в клетку. Это такая мутация в геноме человека, и встречается она только в белой расе — меньше чем у процента людей. Но мы не можем специально создавать у людей такую мутацию, к тому же выяснилось, что она не столь безобидна. Скажем, у таких людей повышена вероятность заразиться вирусом Западного Нила. Почему — непонятно.

— О каких-то других мутациях, которые делают людей невосприимчивыми к ВИЧ, неизвестно?

— Есть люди, которые вроде как носители вируса, но у них не развивается болезнь. Их называют long-term non-progressors. Их тоже исследовали вдоль и поперек, но какую-то единую мутацию не нашли, и, кроме того, как выясняется, болезнь у них в конце концов развивается, просто медленно. По-видимому, у них есть какие-то сильные элементы иммунитета, но их сложно использовать как основу лечения.

— Есть ли какие-то новые средства для того, чтобы предотвратить передачу ВИЧ от матери ребенку?

— Те методы, что уже существуют, достаточно хороши. Сейчас почти гарантированно ребенок не заразится ВИЧ от матери при грамотном подходе. Это один из очень больших успехов науки. Потому что вероятность естественной передачи вируса от матери ребенку при нормальных родах — десятки процентов. Но оказалось, что эта передача происходит не в утробе матери, а в момент родов, когда ребенок идет по родовым путям и наглатывается крови матери. Поэтому возникла замечательная идея: если вируса не будет в этот момент родов, то, соответственно, заражения не будет. Так и сделали, тем более что подавить размножение вируса на короткое время сегодня вообще не проблема. Поэтому сейчас, когда матери знают свой статус и принимают лекарства, вероятность заражения детей стала меньше процента.

— У женщины при незащищенном сексе с ВИЧ-положительным мужчиной риск заразиться — 1 к 1250. У мужчины при сексе с ВИЧ-положительной женщиной риск и того меньше. Почему при таких маленьких шансах передачи вируса у нас так много людей с ВИЧ-инфекцией?

— Вероятность заражения при незащищенном половом акте действительно кажется не такой высокой. Особенно в сравнении с использованием грязного шприца, до этого использованного человеком с ВИЧ-инфекцией. Но дело в том, что, в отличие от животных, у человека нет периода, когда он спаривается. Это происходит в течение всего года. Поэтому количество половых актов на самом деле настолько велико, что даже при такой сравнительно небольшой вероятности эпидемия бурно развивается. В Америке, например, 1,2 миллиона людей с ВИЧ-инфекцией. В России, по официальным данным, больше 900 тысяч (а население США — вдвое больше, чем в Российской Федерации)

— Как изменилась за последнее время жизнь людей с ВИЧ-инфекцией?

— Люди, которые умирали в течение года еще 20 лет назад, сейчас живут долго. Это колоссальный успех медицины. И если поначалу надо было принимать много таблеток по часам, сейчас они уже сформованы в одну-две таблетки, поэтому стало проще. Комбинация лекарств в большинстве случаев подавляет вирус практически на сто процентов, после лекарственного воздействия даже самыми точными методами не удается обнаружить вирус в крови. Но сейчас выясняется, что имеются какие-то процессы, которые приводят к тому, что эти люди раньше стареют. У них появляются сердечно-сосудистые заболевания, диабет, общая дряхлость на 10–15 лет раньше, чем в контрольной группе, притом что вируса у них нет. Это только сейчас удалось определить, поскольку появились люди, которые очень долго живут без вируса. Почему это так, совершенно непонятно. По-видимому, вирус индуцировал что-то (возможно, ту самую иммунную активацию), что даже спустя десятилетия приводит к таким болезням. Но это еще нужно исследовать.

Источник: meduza.io

Что такое ВИЧ и его влияние на иммунитет человека

ВИЧ — это вирус иммунодефицита человека. Как и у любого другого вируса, у него есть белковая оболочка. ВИЧ способен к размножению и синтезу белка. Он поражает лимфоциты — а от этих клеток зависит работа иммунной системы. Со временем организм теряет способность к защите от инфекций и заболевает СПИДом.

иммунитет к вич

Чтобы проникнуть внутрь лимфоцитов, вирусу требуется «проводник» — белок CCR5. Его белковые рецепторы находятся на главных клетках защитной системы, вирусы посредством своей белковой оболочки вступают с ними в контакт. Затем зараженные лимфоциты распознаются Т-киллерами. Задача этих иммунных клеток — уничтожение очага болезни. «Киллеры» несут на себе молекулу-рецептор CD8, которая, подобно антенне, находит и обезвреживает пораженные болезнью единицы. Во время атаки «киллеров» происходит уничтожение CD8. В организме остаются многочисленные частицы вируса, которые начинают размножаться и разрушают лимфоциты.

Согласно исследованиям, проведенным в США, не все люди, которые могли заразиться ВИЧ, в действительности являются носителями болезни. У 10-25% вируса в крови не обнаружено, что говорит о невосприимчивости — а у 1% невосприимчивых носителей ВИЧ проявления СПИДа либо выражены слабо, либо отсутствуют. Причина этому — мутация CCR5. В новой версии нарушен процесс белкового синтеза, за счет чего соединения вируса с рецептором ССR5дельта32 не происходит.

За выработку белков отвечают гены. Как показали исследования, проведенные на мышах — чем больше в организме особи различных генных вариаций — тем меньше шанс заразиться ВИЧ.

Зависят ли наши болезни от национальности

Устойчивость к ВИЧ выявлена у 1 процента жителей Старого Света, еще 10-15% обладают частичной сопротивляемостью. Число носителей ВИЧ, у которых не развивается СПИД в течение долгого времени — 10%. Это связано с эпидемиями бубонной чумы. В то время у некоторых людей выработался иммунитет к чуме — а именно произошла мутация CCR5.

Результаты исследований в Америке показали, что сопротивляемость к ВИЧ есть только у белых американцев (жителей старого света) и у выходцев с Ближнего Востока, тоже в свое время оказавшихся под эпидемиями чумы. Выходцев из Африки и Восточной Азии, обладавших иммунитетом, ученые не обнаружили.

Не болеют СПИДом жрицы любви из Кении. Одна кенийская проститутка обслужила 20000 клиентов, и не подхватила ВИЧ. Ученые предположили, что проститутка — обладательница особого вида иммунной системы. Т-киллеры обладают большей защитной силой, от их атак вирусы «выходят  из строя». Объяснений этому феномену исследователи не находят.

люди невосприимчивые к вич

Как поднять иммунитет при ВИЧ-инфекции

Иммунологи говорят, что антиретровирусные препараты нужно принимать пожизненно. Любой ученый подтвердит, что лекарства убивают только активные вирусы, а «спящие» уничтожить не могут, поэтому нужно всегда быть начеку. Также важны дополнительные меры — для этого нужно знать, как повысить иммунитет всеми доступными способами.

Избавление от вредных привычек

Когда вирусы атакуют иммунитет — организм становится уязвимым. Если человек злоупотребляет алкоголем, курит или балуется наркотическими веществами — велик риск развития соответствующих заболеваний (туберкулез, гепатит).

Режим дня

Исследователи из разных стран утверждают, что если человек не спит по ночам или спит очень мало — то его защитная система слабеет. Нужно ложиться спать до 23:00, спать не менее 8 часов и вставать в одно и то же время.

Физическая нагрузка при ВИЧ

Нужно ежедневно разминать мышцы рук и ног, совершать пешие прогулки. Этого количества упражнений достаточно, чтобы поддерживать тонус.

вич иммунитет

Витамины и минералы

Обязательно принимать такие витамины и минералы:

  • витамин С — защищает от инфекций;
  • витамин А — для нормальной работы пищеварительной системы;
  • витамин B6 — для поддержки нервной и иммунной систем;
  • селен и цинк — замедляют развитие СПИДа.

Также укрепляют иммунитет флавоноиды — пигменты, содержащиеся в растениях.

есть ли люди с иммунитетом к вич

Пищевые добавки для иммунитета

Пищевые добавки для иммунитета являются частью терапии. Они подбираются индивидуально.

Народные средства укрепления иммунитета

Повысить основные показатели состояния крови до обычного уровня помогут народные средства. Это настой зверобоя, отвар из корня солодки, квас на банановой «шкурке».

Внимание! Перед применением средств народной медицины консультация врача обязательна!

Правильное питание

Важно соблюдать условия, которые отвечают за правильный способ питания при болезни:

  • исключить любые диеты — пища должна быть разной;
  • овощи и фрукты есть в консервированном или отварном виде, свежие тщательно мыть и обрабатывать кипятком;
  • обязательно включить в рацион богатые крахмалом продукты — они поддерживают уровень глюкозы в крови.

Полезные продукты питания

Против СПИДа необходимы:

  • мясо нежирных сортов (индейка, курица, говядина, телятина);
  • рыба;
  • каши, крупы;
  • отварное куриное яйцо;
  • пастеризованное молоко;
  • бобовые, орехи, тыквенные семечки;
  • сыр, йогурт, творог.

Важно! Рыба в сыром виде и слишком жирное мясо противопоказаны!

Психологический настрой

Профессора называют стрессы и нервозность одной из основных причин ослабления организма. Поэтому важно научиться спокойно принимать свою болезнь и равнодушно относиться к неприятным людям и событиям.

Источник: medsito.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.