История контрацепции


История развития контрацепции

История контрацепции показывает, что практически все современные методы предупреждения беременности имели своих предшественников в прошлом.

Когда появились контрацептивы? История контрацепции восходит корнями практически к началу человеческой истории. Впервые древняя контрацепция документально описывается в египетских папирусах 1550 и 1850 годов до нашей эры. В них рассказывается о применении меда и листьев акации для препятствования проникновения сперматозоидов1. Считается, что в Древней Греции и некоторых частях Африки для предупреждения беременности использовали растение сильфий (родственник хорошо известного сельдерея), специально культивируемое для этого.2

В начале 10 века персидский врач Абу Бакр Мухаммад ибн Закария ар-Рази описал ряд древних методов контрацепции, включая прерванный половой акт и архаичные барьерные приспособления. В конце того же века его земляк Авиценна посвятил этому вопросу главу в своем «Каноне врачебной науки»7.


В средневековой Европе предупреждение беременности осуждалось католической церковью, но история контрацептивов не прервалась в это сложное время. Старейший на сегодня презерватив был обнаружен в руинах замка Дадли в Англии, находка датируется 1640 годом. Барьерные контрацептивы изготавливали из кожи животных и применяли, в том числе, для профилактики заболеваний. В 18 веке Казанова упоминает использование кожи ягнят с той целью. Но, как мы знаем, массовую доступность презервативы обрели лишь в 20 веке.4

Появление гормональных контрацептивов относится в целом к более позднему времени. Однако уже в греческих мифах описана древняя контрацепция, связанная с действием на гормоны. Богиня весны Персефона после того, как была выкрадена и изнасилована богом смерти, отказывалась есть что либо, кроме семян граната. Отвечая на вопрос, когда появились оральные контрацептивы, историки медицины часто вспоминают именно этот метод5. Греки долгое время праздновали день воссоединения Персефоны с ее матерью Деметрой. На праздник не допускались мужчины, а в ритуалах использовались четыре растения с контрацептивными свойствами: гранат, мята, сосна и прутняк5.

Интересным моментом в истории контрацепции является то, что первый сборник рецептов предохранения был создан Петром Испанским – человеком, который позже стал Папой Римским Иоанном XXI. Его книга о том, как предупреждать беременность и вызывать менструации, была необычайно популярна. Современные ученые пришли к выводу о действенности многих описанных им методов5.


В 20 веке история методов контрацепции открыла новую страницу, когда появились контрацептивы в виде, известном нам сегодня. В 1909 году Ричард Рихтер изобрел первое внутриматочное средство контрацепции, которое было изготовлено из фиброина шелкопряда, позже оно попало на рынок Германии6. Появление гормональных контрацептивов в современном виде произошло в 1950-х годах, в продажу они поступили в следующем десятилетии. Начинается эра комбинированных гормональных контрацептивов.

В самом начале, содержание гормонов в препаратах было слишком большим, что могло вызвать реальную угрозу в виде образования тромбозов. Буквально сразу препараты начинают дорабатываться, врачи значительно снижают уровень эстрогена, что положительно сказывается на безопасности препаратов.

Эффективность гормональных контрацептивов изначально была высокой, поэтому основной вектор развития на многие года вперед становится направлен на совершенствование безопасности. Важным понятием становится селективность препарата, то есть способность выполнять свою задачу, не влияя на работу других систем организма.6

Дальнейшее развитие этих лекарств описано в других статьях на нашем сайте. На сегодняшний день, для подбора подходящего контрацептивного метода женщине необходимо обратиться к врачу, который проведет обязательные диагностические процедуры и назначит адекватный способ контрацепции.


Источник: womenfirst.ru

26 младенцев на 1 тыс. человек населения появлялось на свет в Петербурге в 1911-1915 годах против 31 в 1861-1865-м. Такое сокращение рождаемости объясняется тем, что жители столицы стали пользоваться противозачаточными средствами, которые были разрешены, а также делать аборты, которые запрещались. Как дореволюционная Россия училась контролировать рождаемость, известно очень мало, собирать информацию приходится по крохам, случайным обмолвкам в дневниках, мемуарах, медицинских и судебных отчетах.

АЛЕКСАНДР КРАВЕЦКИЙ

«Наказывается заключением в исправительном доме…»

Мы любим ссылаться на прошлое и исторический опыт, но не отдаем себе отчета, до какой степени это самое прошлое фиктивно. Нам доступны и государственные акты прошлого, и даже секретные документы, которые не предназначались для публикации (грифы секретности со временем снимаются, и тайное становится явным.) Однако «большая» история из школьных учебников почти не отражает жизни обывателя, маленького человека, как говорили в XIX веке.


торик легко может наблюдать официальную жизнь дворцов, но заглянуть за двери частных домов ему удается очень редко. Незнание — прекрасная почва для эффектных выдумок агитпропа. Хотите показать, что прошлое страны прекрасно? Ничего не стоит слепить сусальную картинку со счастливыми людьми в кокошниках и вышитых рубахах. Вы сторонник прогресса и для вас прошлое — ужас и мрак, из которого человечество движется к светлому будущему? Вот вам рассказ про недоедание, антисанитарию, хищническую эксплуатацию и отсутствие медицинской помощи.

Сказанное выше в полной мере относится ко всему, что связано с семейной жизнью. Одни публицисты не устают живописать крепкие, здоровые и многодетные семьи крестьян и дворян, другие столь же эмоционально повествуют про детскую смертность, супружеские измены и всеобщую распущенность. И трудно сказать, какая картинка из этих двух имеет меньшее отношение к реальности. Про особенности семейной жизни в прошлом мы знаем мало. Традиция говорить и писать о ее физиологической стороне появилась в России не раньше второй половины XIX века. А до того были лишь распространявшиеся в списках малопристойные сочинения, большая часть которых приписывалась Ивану Баркову, да разного рода возвышенные размышления о любви, из которых сложно извлечь какую бы то ни было информацию о том, что происходило в реальности.

Тем не менее круг проблем, который сейчас обозначен термином «планирование семьи», существовал всегда. Но, пытаясь понять, каким образом в России XIX—начала XX века люди ограничивали количество появляющихся на свет детей, мы натыкаемся на глухую стену. В мемуарах и дневниках не рассуждали о столь неприличном предмете.


Что касается искусственных способов прерывания беременности, то с точки зрения закона здесь все было вполне однозначно. И церковные, и светские законы видели в изгнании плода аналог умышленного убийства. 91-е правило VI Вселенского собора назначало для женщин, «производящих недоношение плода во чреве и принимающих отравы», такое же церковное наказание, как и для убийц. Светское законодательство было не намного мягче. Аборт допускался по медицинским показаниям, а во всех остальных случаях считался вариантом детоубийства. Принятое в 1885 году Уложение о наказаниях предусматривало за изгнание плода лишение всех прав состояния и каторжные работы сроком от четырех до десяти лет. Правда, последнее Уголовное уложение царской России, принятое в 1903 году, несколько смягчило наказание за аборты. 465-я статья уложения гласила: «Виновная в умерщвлении своего плода наказывается заключением в исправительном доме на срок не свыше трех лет. Виновный в умерщвлении плода беременной женщины наказывается заключением в исправительном доме». Если же виновным в умерщвлении плода оказывался медик, его помимо прочего ждал запрет на профессию сроком от одного до пяти лет. Если посмотреть судебную статистику, все выглядит вполне безоблачно: с 1892 по 1905 год за умерщвление плода было осуждено менее сотни человек. Но единственное, о чем эта статистика свидетельствует, так это сомнительная эффективность уголовного преследования в подобных деликатных ситуациях.


«Относятся довольно снисходительно или, вернее сказать, неопределенно…»

В одном этнографическом отчете содержится такой вот ответ крестьянки на вопрос о контрацептивах: «Да что про нас говорить, коли барыни-то ваши то же делают. Ноне богачихи-то не много родят,— вот и спросите их, отчего это?» В общем-то она была права. Новомодная информация о противозачаточных средствах приходила в деревню из городов и была частью городской культуры, а не деревенской. При этом, в отличие от горожан, крестьяне с самого раннего возраста были прекрасно осведомлены, откуда берутся дети. Наглядные пособия лаяли, блеяли и мычали во дворах. К тому же в пространстве деревенской избы сосуществовали представители разных поколений, и скрыть что-либо было невозможно. Поэтому все, что касалось человеческой физиологии, секрета ни для кого не представляло.

Однако общее отношение к любым способам предохранения в деревнях было резко отрицательным. Единственным средством против нежелательной беременности, которое использовалось повсеместно, было продолжительное кормление грудью. Считалось, что, пока женщина кормит, она забеременеть не может.


171;Матери,— писал в связи с этим Владимир Гиляровский,— продолжают кормить грудью ребенка до четырех и до пяти лет и кормят чужого, иногда и беззубых щенят, не говоря уж об извлечении ими своего молока и более неестественным способом». Считалось также, что для предотвращения беременности можно использовать менструальные выделения. Из них, к примеру, делали разнообразные препараты для приема внутрь — от простого водного раствора до снадобья, изготовленного из пепла, оставшегося после сжигания испачканной кровью сорочки. Помогала и ингаляция: воду с менструальной кровью брызгали в бане на камни. Немало было различных магических процедур. Например, воду с кровью наливали в бутылку и закапывали — считалось, что, пока бутылка в земле, женщина не может забеременеть. Бутылку можно было в любой момент откопать, и тогда средство переставало действовать. Насколько эти средства были эффективны, история умалчивает.

Крестьянские методы изгнания плода были более эффективными, нежели методы предотвращения беременности, но и куда более варварскими. Чтобы спровоцировать выкидыш, крестьянки поднимали тяжести, туго перетягивали живот полотенцам, веревками, а то и конской сбруей. На живот не вовремя забеременевшей женщине клали тяжести, а то и просто били по нему кулаками или скалками. Женщина наваливалась животом на торчащий из земли кол, прыгала на землю с большой высоты — с лестницы сеновала, к примеру.


Еще более варварскими были медикаментозные методы прерывания беременности. В ход шли практически все доступные в деревне химически активные вещества. Молодые женщины глотали селитру, керосин, фосфор (его получали из спичек), сулему (отрава, которой обрабатывали семена перед посадкой, чтобы уничтожить личинки вредителей), киноварь, мышьяк, глауберову соль, сургуч, металлические опилки… Наиболее популярным абортивным снадобьем считался охотничий порох с примесью сулемы. Это снадобье следовало запивать парным молоком или водой. А фосфор принимали с мукой, салом или сахаром. Употребление всей этой химии нередко приводило к тяжелым отравлениям, бывали и случаи со смертельным исходом. Пероральным приемом дело не ограничивалось. Внутривагинально применяли воду с аммиаком, древесным уксусом, карболовой кислотой, мышьяком, порохом. Плюс хирургические инструменты вроде вязальной спицы…

Реальная опасность для жизни, которую представляли собой подобные способы изгнания плода, была очевидна для всех, поэтому крестьянские общины нередко устанавливали надзор над женщинами из группы риска. А о случаях изгнания плода члены общины доносили властям куда более охотно, чем о других преступлениях. По единодушным свидетельствам этнографов, в деревне аборт никогда не был средством контроля рождаемости. В нем видели совершенно экстраординарную меру, к которой прибегали случайно забеременевшие девушки, а также солдатки — чтобы избежать наказания от вернувшегося с военной службы мужа. В некоторых деревнях девушка, сознательно спровоцировавшая выкидыш (в деревне все на виду, и сохранить случившееся в тайне практически невозможно), имела куда меньше шансов выйти замуж, нежели та, что нагуляла внебрачного ребенка.


Однако под влиянием города отношение крестьян к абортам постепенно смягчалось. «Изгнание плода,— читаем мы в ответе на одну из этнографических анкет,— во взгляде народном сравнительно с детоубийством считается довольно мягким преступлением, потому что в плоде не заключается той совершенной жизни, какая находится в ребенке, произведенном на свет и одушевленном, поэтому к плодоизгнательнице относятся довольно снисходительно или, вернее сказать, неопределенно». При этом все опрашиваемые указывали, что в деревне замужние женщины к изгнанию плода не прибегали, и аборт был не средством планирования семьи, а способом избавиться от ребенка, зачатого на стороне.

«От тех же, кои рождают, и умерщвляются…»

Если контрацептивы были альтернативой абортов, то аборты, в свою очередь,— альтернативой детоубийства. О том, что практика детоубийства на Руси существовала, свидетельствует хотя бы указ Петра I от 4 ноября 1715 года, которым предписывалось устройство госпиталей «для сохранения зазорных младенцев, которых жены и девки рождают беззаконно и стыда ради отметывают в разныя места, отчего оные младенцы безгодно помирают, а иные от тех же, кои рождают, и умерщвляются: и для того объявить указ, чтоб таких младенцов в непристойныя места не отметывали, но приносили б к вышеозначенным гошпиталям и клали тайно в окно».


Человеку XXI столетия, привыкшему к тому, что общество видит в детях высшую ценность, трудно себе представить, что век-полтора назад отношение к ним было иным. Если сейчас смерть ребенка — трагическое и, в общем-то, относительно редкое событие, то, например, в XIX веке умирал каждый четвертый младенец, то есть умершие дети были практически в каждой семье. И переживаний по этому поводу было куда меньше, чем сейчас. К детям относились как к будущим помощникам по хозяйству, поэтому рождение девочки радовало куда меньше, чем рождение мальчика. Выйдя замуж, девушка уходила к мужу и трудилась на благо его семьи, а не своей. Вкладываться в воспитание человека, от которого в будущем не предвиделось большой пользы, видели смысл далеко не все. Поэтому именно новорожденные девочки куда чаще, чем мальчики, оказывались «случайно» задушенными спящей матерью. Ребенок лежал под боком у матери, та случайно повернулась и навалилась на него… Отличить умышленное убийство от несчастного случая было невозможно.

Иногда детоубийство приобретало коммерческий характер. В 1890 году газеты сообщали, что помощница акушерки Марианна Скублинская организовала в Варшаве частный приют для младенцев, который специализировался на их быстром умерщвлении. За небольшую плату Скублинская получала от акушерок незаконнорожденных детей, которых морила голодом, а затем по фальшивым документам их хоронила. То есть мать не убивала ребенка, а отдавала в приют, и там он в короткий срок умирал от голода и плохого обращения. Таким образом было убито не менее 50 детей. Этот бизнес мог бы существовать еще очень долго, если бы в доме не случился пожар, в результате чего пожарные наткнулись на детские трупы.

Суд над Скублинской всколыхнул Россию, причем публицисты подавали подсудимую в образе не палача, а жертвы. В глазах общественного мнения общие проблемы призрения младенцев заслонили вполне конкретное преступление, совершенное конкретными людьми. Глеб Успенский писал, что Скублинская и ее подельники были до такой степени бедны, что «при полицейском осмотре из всех пяти злодеек только на одной была рубашка, и все прочие носили свои лохмотья на голом теле», и что в государственных воспитательных домах младенческая смертность достигает 80%. О том, что государство убивает куда больше детей, чем Скублинская, писал и Лев Толстой.

Реакция на дело Марианны Скублинской показывает, что в конце XIX века детоубийство вызывало куда меньшее общественное осуждение, чем в наше время. Кажется, что наши современники намного горячее реагировали на гибель собак и кошек в московском приюте, чем граждане в конце XIX века — на гибель детей.

Понятно, что детоубийство было практикой беднейшей части населения страны. Люди более состоятельные находили другие средства для решения проблем.

«N` est-ce pas immoral?..»

Если крестьянская молодежь прекрасно представляла себе особенности человеческой физиологии, то в привилегированных сословиях ситуация была иной. Канон аристократического воспитания не предусматривал знакомства девушек с низменными физиологическими проявлениями. «Обсуждение грубо-чувственных половых отношений,— читаем в дореволюционных пособиях для родителей,— неуместно между родителями и детьми». Девушек всячески оберегали от вредной информации. Старших дочерей старались не допускать к уходу за младенцами. Так что хорошо воспитанная девушка могла только смутно догадываться, откуда и при каких обстоятельствах появляются дети. Татьяна Сухотина-Толстая, старшая дочь Льва Толстого, вспоминала: «Я помню, например, раз мне мама сказала, когда мне было уже 15 лет, что иногда, когда мужчина с девушкой или женщиной живут в одном доме, то у них могут родиться дети. И я помню, как я мучилась и сколько ночей не спала, боясь, что вдруг у меня будет ребенок, потому что у нас в доме жил учитель».

Случалось, что девушка впервые узнавала о нюансах супружеских отношений лишь в первую брачную ночь и испытывала сильнейший шок. История, как молодая жена в первую брачную ночь убегает из дома в одной ночной рубашке, крича, что муж делает с ней что-то мерзкое, быть может, и является анекдотом, но этот анекдот не столь уж далек от реальности. Сохранился дневник одного продвинутого в половой сфере жениха, который еще до брака решил дать своей невесте книгу, посвященной интимной стороне супружеских отношений. Прочитанное вызвало у девушки глубокое отвращение, которое, правда, вскоре прошло и сменилось живейшим интересом.

Несложно догадаться, что молодые аристократки, полагавшие человеческую физиологию предметом, не достойным интереса и изучения, не считали для себя возможным пользоваться средствами контрацепции. Предохранение казалось чем-то абсолютно аморальным. Это представление зафиксировал Лев Толстой. Когда из разговора с Анной Карениной Долли узнала, что Анна тщательно предохраняет себя от новых беременностей, она воскликнула: «N` est-ce pas immoral?»

Требовался авторитет, который разрешил бы женщине предохраняться. Обычно подобное мнение высказывали врачи, многие из которых пытались пропагандировать способы планирования семьи. Идеи неомальтузианства были в моде, и ограничение рождаемости казалось идеальным средством для того, чтобы избежать перенаселения. Но, хотя рекомендации медиков пользовались огромным авторитетом, внимать им были готовы далеко не все. Провинциальная дворянка А. Знаменская, размышляя над предложением врача воспользоваться предохранительными средствами, писала в дневнике: «Он говорил о каких-то тампонах, губках, да больно все это пакостно». Использование специальных приспособлений и инородных тел казалось многим женщинам чем-то совершенно невозможным.

«В каждом интеллигентном семействе должен быть влагалищный промыватель»

Хотя истории про молодых жен, не подозревающих, откуда берутся дети, вполне реальны, они уже в конце XIX века звучали как анекдот. Ведь кроме аристократии был и мир «новых женщин», пытавшихся организовать свою жизнь на иных основаниях. Революционные кружки, как, впрочем, и декадентские салоны, отличались от гимназий и институтов благородных девиц отсутствием противопоставления мужчин и женщин. Правила этикета, принятые в аристократическом обществе, здесь не действовали. Девушек все чаще привлекали не сентиментальные романы, не «обманы Ричардсона и Руссо», а модная литература, затрагивающая вопросы эротики и телесности: «Яма» Александра Куприна, «Санин» Михаила Арцыбашева, «В тумане» Леонида Андреева, «Крейцерова соната» Льва Толстого… Это чтение благовоспитанным девушкам не рекомендовалось, но, как это часто случается, запреты имели противоположный эффект и служили для книг прекрасной рекламой. Хотя в нашу эпоху, когда порог дозволенного существенно сместился, трудно понять, почему современники воспринимали эти произведения как провокационные, а то и вовсе непристойные.

Психологический запрет, не позволявший обсуждать человеческую телесность, утратил абсолютность. Стали появляться книги, посвященные физиологии брака и предотвращению беременности. Эти книги пользовались огромной популярностью. Впервые изданное в 1907 году сочинение петербургского врача Карла Дрекслера «Как предотвратить беременность» к 1910-му выдержало уже пять изданий. Правда, как раз пятое издание книги было таки запрещено цензурой, а тираж арестован. Но запрет был недолгим — вскоре появилась реклама, сообщавшая о подготовке шестого издания.

Нужно сказать, что российская цензура проявляла по отношению к рекламе контрацептивов редкий либерализм. Женские журналы публиковали информацию о новейших противозачаточных средствах и рекламные объявления для желающих их купить. При чтении этих объявлений выясняется, что популярные противозачаточные средства могли подделывать, и женщин учили не только тому, как ими пользоваться, но и тому, как отличить оригинал от подделки. Вот как выглядела, например, реклама прообраза современной внутриматочной спирали: «Предохранительные средства для женщин. Золотые и серебряные «Прогресс». По указанию профессора Фореля. Требуйте только патентованный под N348000. Прибор без упомянутого номера — подделка». Популярной формой покупки такого рода товара был заказ по каталогам и получение его почтовой посылкой. Это давало возможность избежать обсуждения деликатных вопросов с продавцом.

Продажа средств для предотвращения беременности превращалась в выгодный бизнес, и реклама становилась все более энергичной — к примеру, адресовалась она не только женщинам, но и мужчинам. В рекламных объявлениях предлагались «средства разумной осторожности» со звучными названиями «Рамзес», «Неверин», «Нимфа» — от дешевых одноразовых до дорогих многоразовых. Началось и производство аксессуаров. В продажу поступили, например, футляры для презервативов, маскирующиеся под карманные часы, внутри которых можно было спрятать три «средства разумной осторожности».

Консервативно настроенная часть общества пыталась ограничить свободную рекламу контрацепции, а те, кто в той или иной форме поддерживал идеи модернизации страны, напротив, призывали пользоваться противозачаточными средствами. Как это часто случалось и случается в России, идея контрацепции стала ассоциироваться с демократией и прогрессом. И слоган «В каждом интеллигентном семействе должен быть влагалищный промыватель» вполне точно характеризует политический расклад. Политика, она, как известно, везде.

Защищая свою позицию, сторонники контрацепции говорили, что это — альтернатива аборту, то есть наименьшее зло. Впрочем, о легализации абортов в начале XX века тоже много писали. В 1913 году съезд Общества русских врачей в память Н. И. Пирогова высказался за отмену уголовного преследования за аборты и признал контрацепцию единственной альтернативой хирургическому вмешательству. В литературе рубежа веков аборты упоминаются уже как деталь повседневной городской жизни, а не как что-то экстраординарное. В стихотворении Саши Черного про бессмысленную жизнь и бессмысленный брак аборт назван среди других элементов скучной бессмысленности: «Проползло четыре года. / Три у Банковых урода / Родилось за это время / Неизвестно для чего. / Недоношенный четвертый / Стал добычею аборта, / Так как муж прибавки новой / К Рождеству не получил».

Современники писали о всплеске интереса к абортам и в рабочей среде. Широкое использование методов контрацепции и распространение абортов стали в больших городах влиять на демографическую статистику. В Петербурге за период с 1861-1865 по 1911-1915 годы рождаемость упала с 31 до 26 детей на тысячу человек населения.

Легализация абортов произошла уже при большевиках: в 1920 году РСФСР стала первой страной в мире, где аборты были официально разрешены. На первый взгляд, легализация — естественное продолжение предреволюционных дискуссий и пламенных призывов, однако это не совсем так. В начале века для сторонников легализации абортов основной ценностью была идея свободы и права женщины самостоятельно выстраивать свою жизнь. Большевикам же были нужны рабочие руки, и в абортах они увидели способ быстро нарастить количество работниц за счет уменьшения числа матерей. Прошло совсем немного времени, ситуация изменилась — стране понадобилось больше рабочих и солдат, аборты были признаны тормозом, и в 1936 году они были вновь запрещены.

Источник: www.kommersant.ru

Намазать… куда?!

Как утверждает один небезызвестный рекламный ролик, первые тампоны придумали женщины в древнем Египте, и сейчас этим средством гигиены пользуются по всему миру. Что ж, с контрацепцией у египтянок получилось не так удачно: в качестве спермицидного геля (то есть мази, которая наносилась на половые органы до акта и должна была убить сперматозоиды) они использовали… испражнения крокодилов.

В Греции дамам пришлось чуть полегче: их средства были менее экстравагантны, хотя и вряд ли более эффективны. Так, один из античных врачевателей Соран Эфесский оставил подробные описания противозачаточных свойств гранатов и имбиря, причём принимать их нужно было не в пищу, а в качестве вагинальных свечей.

Врач-то, кстати, был именитый: его вклад в развитие акушерства и гинекологии до сих пор считают неоценимым. Но, видимо (и на наше счастье), не все открытия великого медика были достойны войти в историю.

Подскок с переворотом

Тот же Соран не ограничивал область своих исследований пищевыми продуктами. Другим способом предупреждения беременности были особые упражнения, выполнять которые надо было сразу после полового акта или при задержке менструации.

Таким образом, врач практически изобрёл посткоитальную контрацепцию, правда, до хотя бы минимальной эффективности греку было далеко.

Судите сами: Соран советовал женщинам сразу после полового акта сесть на корточки и хорошенько… чихнуть. Резкое напряжение брюшных мышц, по теории врачевателя, должно было вытолкать из тела все нежелательные жидкости.

Если же этой мерой предосторожности дама пренебрегла и через месяц поняла, что забеременела, Соран рекомендовал просто подпрыгнуть, причём именно 7 раз.

Враг не пройдёт

Когда женщины научились пользоваться тампонами при менструации, какая-то умная голова решила применить аналогичное средство для контрацепции. Результат — дамы по всему миру вставляли в шейку матки предметы самых разных форм и назначений. Причём добивались нужного эффекта и действительно избегали зачатия, хотя зачастую подобные эксперименты заканчивались травматизацией и инфицированием внутренних органов и, в конечном счёте, бесплодием.

Так, африканки использовали в качестве «маточных блокаторов» порубленную траву или куски ткани, японские гейши регулярно закупали для этих целей бамбуковую бумагу, а жительницы Средиземноморья предпочитали морские губки. Для дополнительной защиты губки пропитывали лимонным соком, уксусом или другой кислотосодержащей жидкостью, действительно способной убивать сперматозоиды.

Однако как бы ни были эффективны такие приспособления с химической точки зрения, удалять их из матки было крайне проблематично — отсюда и многочисленные инфекции.

Долгий путь на прилавки

Первым медицинским описанием презерватива стал труд Гибриэля Фаллопиуса (его имя носят органы женской репродуктивной системы, им иже впервые и обнаруженные). Фаллопиус писал о хлопковом «чехле» для мужского полового органа, применяемом в качестве средства предохранения, но от сифилиса, а не от беременности. То есть первые известные медицине презервативы стояли на страже здоровья мужчин, а не женщин.

Другие письменные источники, принадлежащие примерно к тому же периоду (середина XVI века), свидетельствуют о том, что эти «чехлы» также изготавливали из кишок, желчных пузырей и кожи животных. Эти материалы отлично растягивались и были намного более гладкими, чем ткань.

Впрочем, обходилось такое средство очень дорого и найти его можно было далеко не у каждого аптекаря, поэтому презервативы вошли в обиход только несколько веков спустя. Даже после изобретения Чарльзом Гудйером процесса вулканизации резины и начала массового производства презервативов в конце 1860-х, правительства многих стран запретили любую рекламу подобных товаров.

В результате, купить презервативы было чрезвычайно сложно, и тем, кто всё-таки выбрал их в качестве средства контрацепции, приходилось использовать одно изделие по несколько раз.

Что нас ждёт в будущем

Вот какие средства мир, предположительно, увидит в ближайшие десятилетия:

Пилюли «для карьеристок». Эти таблетки смогут отключить вызревание яйцеклеток в яичниках на определённое время. Таким образом, женщина сама установит срок и своей беременности, и наступления менопаузы.

Гормоны для мужчин. Особый препарат, ныне находящийся на стадии разработки, предназначен для остановки образования спермы. На рынках он появится ещё очень нескоро.

Обратимая вазэктомия. Сейчас вазэктомия является необратимой операцией по стерилизации мужчин и рекомендуется тем, кто точно не намерен обзавестись потомством. Технология, которая позволит сделать вазэктомию обратимой, находится на третей стадии клинических испытаний в Индии.

Источник: aif.ru

Контрацепция, контроль рождаемости, планирование семьи – это отнюдь не новые понятия.
Древние египтяне использовали смесь из листьев акации, меда и хлопковое волокно, которую помещали внутрь влагалища для контрацепции. В Древней Греции чрезвычайной популярностью в качестве противозачаточного средства пользовалось растение сильфий (или лазер). В некоторых культурах с той же целью применяли промасленную бумагу, свернутую в форме конуса, или даже половинку лимона.

Для блокирования шейки матки применяли и контрацептивные пессарии, некоторые образцы которых вы увидите ниже на фотографиях.

Одним из древнейших контрацептивов стал презерватив. Историки не могут прийти к единому мнению, когда же его прототип появился впервые, но итальянский авантюрист Казанова писал об использовании в 1700-х презерватива из овчины. В викторианскую эпоху пропаганда контроля над рождаемостью и распространение соответствующей литературы стало незаконным.

Но в 1920-х годах британская активистка Мария Стоупс сломала общественный барьер, представив контроль над рождаемостью в виде медицинской, а не моральной функции. Стоупс открыла новаторскую клинику контроля рождаемости, в которой давали советы матерям и, в частности, учили их, как использовать цервикальный (влагалищный) колпачок.

Опрос, проведенный в 1937 году, показал, что более 71% американцев поддерживают контрацепцию. Тем не менее, рекламировать растущее число клиник для контроля рождаемости запрещалось законом.

К концу 1950-х годов исследователи-химики разработали потенциальные противозачаточные таблетки, а в 1960 году американское Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов (FDA) одобрило их использование. Тем не менее, до 1965 года замужние женщины не во всех американских штатах могли использовать противозачаточные таблетки, а женщины, не состоящие в браке, – во всех штатах до 1972 года.

Размещение таблеток на обложке TIME в 1967 году стало революционным моментом в медицине и росте женского освободительного движения.

Краткая история контрацептивов в фотографиях:

istoriya kontratseptivov 1Бронзовый пессарий, который применялся, как способ блокировать шейку матки. Рим, 200 г. до н.э.- 400 н.э. Фото: Музей науки, Лондон

istoriya kontratseptivov 2Гравировка Жан-Жака Казановы (1725-1798) (слева), итальянский соблазнитель и авантюрист надувает презерватив, 1754. Фото: Rue des archives/Collection pvde/Getty

istoriya kontratseptivov 3Это тип пессария с золотыми элементами. Подобные инструменты стали использовать в качестве противозачаточных средств к концу 1800-х годов. Они препятствовали попаданию оплодотворенной яйцеклетки в слизистую оболочку матки, 1880. Фото: Музей науки, Лондон

istoriya kontratseptivov 4Противозачаточные губки. Их широко использовали для контрацепции в начале 1900-х годов. Эта противозачаточная губка изготовлена из резины, она упакована в оригинальную алюминиевую коробку, выпущена в Великобритании фирмой Elarco. 1910-е гг. Фото: Музей науки / Creative Commons

istoriya kontratseptivov 5Этот презерватив изготовлен из слепой кишки животного. Образец, что на фотографии сделал химик Джон Белл и Croyden Limited. 1910-е гг. Фото: Музей науки, Лондон

istoriya kontratseptivov 6«Prorace» — бренд контрацептивов, разработанный доктором Мари Стоупс (1880-1958). Их распространяли через клинику для матерей, которая открылась в Лондоне в 1921 году. Такие противозачаточные вагинальные суппозитории содержали спермициды, 1920-е годы. Фото: Музей науки, Лондон

istoriya kontratseptivov 7Цервикальный колпачок «Prorace», 1920-е годы. Фото: Creative Commons

istoriya kontratseptivov 8Резиновый колпачок. Противозачаточные колпачки – контрацептивы барьерного типа. Это устройство под маркой «Racial» также модифицировала Мари Стоупс, 1920. Фото: Creative Commons

istoriya kontratseptivov 9Пессарии, как средства внутриматочной контрацепции. В качестве материала для них использовали резину, металл или стекло. Этот образец изготовлен из стекла. Маленькие пластиковые или медные внутриматочные спирали используют по сей день. 1920. Фото: Музей науки, Лондон

istoriya kontratseptivov 10Алюминиевый пессарий, выпущенный немецкой компанией «Rauch». Конец 1920-х. Фото: Creative Commons

istoriya kontratseptivov 11Это ранний образец пессария из кетгутовой петли и кости. Фото: Science museum, London / Creative Commons via Wellcome Images

istoriya kontratseptivov 12Немецкий гинеколог Эрнст Графенберг предложил использовать эту внутриматочную спираль (ВМС), ставшую популярным методом контрацепции. Для изготовления ранних образцов использовали волокна из фиброина шелкопряда и серебряную проволоку. Спираль, которую вставляет в матку врач, может не изыматься в течение нескольких лет. 1920-е годы. Фото: Creative Commons via Wellcome Images

istoriya kontratseptivov 13Тестирование презервативов, 1935. Фото: Argent Archer/ SSPL / Getty Images

istoriya kontratseptivov 14Производство оральных контрацептивов на заводе города Хай-Уиком в графстве Бакингемшир, Англия, 1965 год. Фото: Getty Images

Источник: cameralabs.org

ИСТОРИЯ КОНТРАЦЕПЦИИ

Человек пользовался методами контрацепции, предупреждая развитие беременности, с самого начала своего существования. Необходимость контроля за рождаемостью привела к созданию разнообразных методов контрацепции, которые применялись в первобытном обществе и существуют в настоящее время.

Уже в древней Африке были известны различные вещества растительного происхождения в форме кокона, который вводился глубоко во влагалище. В древней Африке был описан и coitus interruptus (прерванный половой акт).

В Америке индейцы, еще до появления выходцев из Европы, применяли после полового сношения промывание влагалища отваром из коры красного дерева и лимона. Они знали также, что после жевания петрушки у женщины в течение 4 дней возникает кровотечение.

Подобные способы применялись во всем мире. В Австралии, например, готовили противозачаточные смеси из экстракта пруда и фукуса. На Суматре и соседних островах, кроме того, применяли опий.

В Древнем Египте пользовались влагалищным тампоном, пропитанным отваром акации и медом (Ebers papiras). По све-дениям из «Berlin papirus», для предупреждения беременности весьма эффективным было прогревание паром. По устным преданиям, женщины в контрацептивных целях использовали введение во влагалище помета крокодила.

В третьем разделе книги Бытия (Genesis) указано, что в древней Палестине естественным способом предупреждения беременности считалось «прерванное совокупление». Примерно в то же время Диаскоридес рекомендовал применение мандрагоры. Сведения о применении отвара мандрагоры в целях предупреждения беременности встречаются в сочинениях Древних авторов многократно.

Особо следует отметить, что на территории древней Палестины для предупреждения беременности существовали следующие рекомендации раввина Йоханана: «…Возьми древесный клей египетского шипа, квасцы и садовый шафран…».

В то время уже получили широкое распространение разнообразные тампоны и губки, которые после пропитывания их различными веществами вводили во влагалище и предупреждали развитие беременности или вызывали преждевременное ее прерывание.

В I веке до нашей эры Диаскоридес рекомендовал промывание влагалища экстрактом или отваром ивового листа, считая, что «положение ивового листа перед зевом матки дает хороший эффект во многих отношениях».

Позже Соранус отмечал значение введения во влагалище смеси из кедра, смолы, квасцов и гранатового яблока. Во времена Римской империи считалось, что введение слоновьего помета во влагалище предупреждает наступление беременности.

Отношение к этим методам, например к помету слона или крокодила, должно учитывать условия и уровень развития данной эпохи. Тем не менее, не возникает сомнений, что помет слона и крокодила может изменять кислотность содержимого влагалища и таким образом оказывать противозачаточное дей-ствие.
Контрацепция с древних времен была в центре внимания на Дальнем Востоке. В Китае, например, для предупреждения беременности применяли различные вещества, помещенные в полость матки, главным же образом использовали ртуть, вводя ее во влагалище. В Японии использовали так называемый «ки-отаи», изготовленный из тонкой кожи, который при расположении в области наружного зева шейки матки предупреждал проникновение в нее сперматозоидов. Общеизвестен в Японии был и пропитанный маслом бамбуковый листок, который применялся аналогичным способом.

В Европе сохранились письменные указания о методах контрацепции, относящиеся к XII—XVIII вв. По Спалазани, раствор уксуса делает сперматозоиды неподвижными, неспособными попадать в полость матки и оплодотворять яйцеклетку. Использовались прежде всего тампоны из ваты и бумаги, про-питанные уксусной кислотой.

Великий покоритель женщин того времени Казанова говорил, что отлично предупреждает беременность лимонная корка, помещенная во влагалище. Хотя сегодня это вызывает улыбку, тем не менее рекомендация не лишена здравого смысла, учитывая, что кислая среда неблагоприятно действует на подвижность сперматозоидов.

В соответствии с «кодексом Pray», предупредить беременность может промывание влагалища отваром можжевельника, если его применяют сразу после полового акта. В Венгрии применяли спринцевание влагалища экстрактами и отварами алоэ, можжевельника, лаванды, петрушки и майорана.

В XX веке методы и способы контрацепции прогрессивно развивались. В 1933 г. была издана книга Ноке, в которой опи-саны уже 180 различных спермицидных веществ. В ходе после-дующих контролируемых исследований были разработаны определенные спермицидные противозачаточные средства, которые можно было использовать в виде порошков, таблеток или влагалищных шариков.

Мужские презервативы из кожи животных применялись еще в древнем мире, но широкое распространение получили главным образом в первой половине XX века. Несколько позже появились резиновые презервативы, совершенствование надежности которых продолжалось вплоть до конца нашего столетия. Презервативы, обладая контрацептивным эффектом (к сожалению, не стопроцентным), имеют важное значение для предупреждения СПИДа. Следует особо отметить важную дату в первой половине XX века — 1908 год, когда был изобретен шеечный колпачок.

Сведения об экстрактах из растений, которые применялись с контрацептивной и абортивной целью, приведены таблице 1.1.

Таблица 1.1 Растительные контрацептивы и абортивные средства народной медицины (ШерегейД,, 1973 г.)

Наименование растения               Место применения (страна и регион)                Способ и цель применения
Ананас (Ananas fruc-tus)               Малайя Женщины пили сок незрелого фрукта в течение нескольких дней, вызывая бесплодие.
Можжевельник (Juniperus sabina)  Средняя Европа Для предупреждения зачатия женщины пили отвар или масло.
Корень имбиря (Gei urbani radix)   Северная Америка Корень растения измельчали, варили и пили ежедневно для предупреждения зачатия.
Молочай (Taraxacum officinale) — одуванчик Северная Америка Для предупреждения зачатия женщины еженедельно пили отвар растения.
Asparagus Южная Европа             Для предупреждения зачатия в течение длительного времени отваривали и пили ежедневно.
Arum maculatum                           Южная Америка Индейцы пили отвар растения для подавления выработки сперматозоидов.
Пастушья сумка (Capsella bursa pas-toris) Северная Европа Для предупреждения зачатия незаметно подсыпали порошок в пищу женщины.
Лопух (Arctium lappa)                   Северная Америка Для предупреждения зачатия индианки пили отвар растения как чай.
Зеленый кокос                            Острова Тихого океана и Ява Для уменьшения плодовитости женщины пили молоко незрелого кокоса.
Ланцетный подорожник (Plantago lanceolata) Средняя Европа Добавляли порошок растения в еду в целях уменьшения либидо и предупреждения зачатия.
Омела (Viscu album)                     Северная Америка Индианки ежедневно пили чай из листьев растения для предупреждения зачатия.
Майоран (Majoraima hortensis)       Германия, Венгрия Женщины пили чай во время менструации для обеспечения бесплодия в течение месяца (порошок растения также смешивали с медом и вводили во влагалище с помощью шерстяного тампона).
Горох (Plsum sativum)                   Англия, Европа Женщины использовали масло в качестве контрацептивного средства.
Asa foetisa + banan                       Малайя Женщины в целях предупреждения зачатия три раза в месяц ели эту смесь.

ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ ВНУТРИМАТОЧНОИ КОНТРАЦЕПЦИИ

Достаточно полные и достоверные исторические сведения о том, когда, где и при каких обстоятельствах начали применять внутриматочную контрацепцию, отсутствуют. Известно лишь, что еще в глубокой древности в некоторых африканских племенах кочевники вводили мелкие камешки в полость матки верблюдиц с целью предупреждения беременности во время длительных и трудных караванных переходов (Speroff L., 1996). Аналогичные средства использовались врачами Древней Греции. В частности, Гиппократ работал с полой свинцовой трубкой — зондом, с помощью которой он, возможно, проводил осмотры или устанавливал какието контрацептивы.
Предшественник современных внутриматочных средств — небольшое растение, служившее контрацептивом с начала XIX века. Его цветком прикрывали внутренний зев, а стебель помещали в цервикальный канал.
К концу XIX века стали использовать специальные кнопки или шеечные колпачки в форме луковицы с боковыми ответв-лениями, которые иногда вводили в полость матки. Они также применялись для фиксации матки в случае ее выпадения (Southern, 1975). Такие контрацептивы изготавливались из сло-новой кости, обычного и черного дерева, стекла, оловянных сплавов, золота и платины с алмазами (Tatum H.J. et al., 1975).
В 1902 г. Karl Hollweg из Германии изобрел цервико-внутриматочный пессарий в виде металлической пружины (Speroff L., 1996; Thiery M., 1997). Karl Pust в 1923 г. сделал пессарий из шелка, скрученного в кольцо (вводилось в полость матки), которое крепилось к стеклянной ножке. Ножка с другого конца соединялась со стеклянной пластинкой, находящейся за пределами наружного зева шейки матки. Контрацептивы такой конструкции служили как бы мостиком между наружными по-ловыми органами, влагалищем и верхними отделами полового тракта и создавали благоприятные условия для возникновения воспалительных заболеваний органов малого таза (ВЗОМТ). Поскольку в то время была широко распространена и плохо лечилась гонорея, медики отрицательно отнеслись к подобным ВМС.
Считают, что основательно занялись внутриматочной контрацепцией с 1909 г., когда доктор Рихтер из Валденбурга опубликовал статью «Новый метод профилактики возникновения беременности» в популярном немецком медицинском журнале. Автор предлагал использовать контрацептив из двух шелковых и соединявшей их бронзовой нитей, скрученных в кольцо, которое вводилось в полость матки через металлический катетер (Richter R., 1909). Однако изобретение Рихтера не получило широкого распространения.
Следующим гинекологом, внесшим большой вклад в создание и совершенствование ВМС, считают Графенберга, известного как автора первого исследования по определению времени овуляции (Thiery M., 1997). С 1920 г. он стал работать над созданием нового внутриматочного средства. Вначале он экспериментировал с различными конструкциями из нитей шелкопряда (1924), но от них пришлось отказаться из-за частых экспульсий, меноррагии и болевого синдрома. В результате последующих творческих поисков появилось знаменитое кольцо Графенберга из шелковых нитей, оплетенных проволокой из немецкого серебра (сплав меди, никеля и цинка). Публикации 1928—1930 гг. сделали изобретение известным за пределами Германии. В 1929 г. Лондонская комиссия по контролю за безопасностью лекарственных средств признала серебряное кольцо Графенберга приемлемым для контрацепции у женщин с психосексуальными нарушениями. После введения такого контрацептива снимался стресс из-за боязни беременности.

Кольца Графенберга и Ота

Рис. 1.1. Кольца Графенберга и Ота.
По мере распространения подобных ВМС увеличивалось количество сопутствующих воспалительных заболеваний орга-нов малого таза. По этой причине в 1931 г. на Конгрессе акушеров-гинекологов во Франкфурте ВМС объявили опасными для здоровья женщин. После установления нацистского режима и репрессий еврейских врачей внутриматочную контрацепцию запретили как «угрозу умственному и психическому здоровью арийских женщин». Графенберг, преследуемый властями, был вынужден в 1940 г. эмигрировать в США, где он скончался, так и не получив при жизни того признания, которого, несомненно, был достоин.
Серьезный недостаток кольца Графенберга — высокий процент экспульсий — был устранен японцем Ота в 1934 г. Он усовершенствовал конструкцию Графенберга (добавил центральный диск и назвал новое средство кольцом Ргесеа, что в переводе с японского языка означает кольцо давления), которое получило известность и его втайне продолжали использовать (рис. 1.1). Мало кому известно, что именно Ота впервые применил пластмассу при изготовлении ВМС, но она была еще очень низкого качества и не использовалась в производстве.
Кольца Графенберга и Ота были забыты в период второй мировой войны. Однако в первое десятилетие после нее численность населения во многих странах быстро росла, и это дало стимул к продолжению научных разработок в области контрацепции.
В 1959 г. доктор Огатенгеймер из Иерусалима опубликовал данные об успешном использовании колец Графенберга 1500 женщинами (Oppenheimer W., 1959), а японский гинеколог Ишигама — результаты исследования с участием 20 000 пациенток с кольцами Ота (Ishihama A., 1959).
В 1962 г. Christopher Tietze — медицинский статистик, поклонник Графенберга — организовал первый Международный симпозиум по внутриматочной контрацепции в Нью-Йорке, где Маргулис и Липпс демонстрировали свои ВМС и результаты их клинического применения.
Доктор Маргулис — автор первого средства, изготовленного из термопластика и известного как «Perma-спираль», или спираль Маргулиса. Именно он ввел в пластмассу ВМС сульфат бария для придания рентгеноконтрастных свойств. В дальнейшем к спирали автор добавил стержень с семью небольшими утолщениями для облегчения удаления ее из полости матки (TatumH.J., 1983).
В 1961 г. после многочисленных экспериментов Липпс соз-дает ВМС змеевидной конфигурации в виде двойной буквы S. Контрацептив обычно называют петлей Липпса, хотя она больше напоминает зигзаг. Изготавливается из сополимера этилена с винилацетатом, который инертен к тканям организма, нетоксичен, достаточно эластичен и упруг, сохраняет форму при температуре 35—40°С, не вызывает реактивного воспаления и может находиться в организме достаточно длительный период времени. Благодаря эластичности и гибкости петля Липпса легко вводилась в шприцпроводник, а затем и в полость матки без расширения цервикального канала. Липпс считал, что его конструкция больше соответствует полости матки, чем спираль или кольцо. Это было первое устройство, снабженное нейлоновой нитью, прикрепленной к нижней части средства, чтобы облегчить удаление ВМС, а также упростить контроль за его наличием в полости матки. Закругленный и утолщенный верхний наконечник петли уменьшил риск перфорации (рис. 1.2).

Петля Липпса

Рис. 1.2. Петля Липпса.
На основе исследований сравнительной эффективности и приемлемости различных ВМС, выполненных в 1962-1970 гг., было разрешено использовать петли Липпса и некоторые другие подобные средства, названные инертными, или немедика-ментозными, с целью предотвращения нежелательной бере-менности у здоровых женщин репродуктивного возраста.
В последующие годы изобретено еще несколько ВМС, отличающихся размерами, формой, материалом и т.д. Одно из них — Dalkon Shield (автор — Davis X.J., 1970 г.) — оказалось не-удачным и в какой-то мере скомпрометировало внутриматоч-ную контрацепцию в целом. Так, при его использовании частота трубного бесплодия увеличилась в 2 раза, а воспалительных заболеваний органов малого таза — в 5 раз по сравнению с при-менением других видов ВМС. Причиной осложнений были, как предполагают, прорезиненные нити, по которым микроор-ганизмы проникали из влагалища в полость матки (Tatum H.J., 1983). Немедикаментозные пластмассовые ВМС относят к первому поколению. Их эффективность оценивается показателем 5,3 беременности в год на 100 женщин.
Второе поколение ВМС — медьсодержащие внутриматочные средства — появилось в 1969 г. (авторы — Zipper J. и Tatum Н.). Первый обнаружил антинидационный эффект меди в ходе экспериментов на кроликах, а второй добавил медь в пластмассовые ВМС.
В настоящее время имеется большое количество различных медьсодержащих ВМС, и разработки новых продолжаются. С целью повышения эффективности и длительности использования, уменьшения осложнений и побочных реакций ведется поиск оптимальных форм, размеров и площадей поверхности меди. Наиболее распространены следующие контрацептивы: Т Си-200, Си-200 В, Т Си-200 С, Т Cu-200 Ag. Цифры обозначают величину площади медной поверхности в мм2.
Медьсодержащие средства можно условно разделить на две группы:
1) С относительно низким содержанием меди: Си-7
Gravigard (США) — рис. 1.3, Copper Т-200 (Финляндия), Т Си-200, Т Си-200 В, Т Си-220 С (США), Multiload-250 (Нидерланды), Nova-T (Финляндия) и др.
2) С большим количеством меди: Т Си-380 А (Германия),
Multiload-375 (Нидерланды) и др.
Ниже приводятся основные характеристики перечисленных ВМС.
Т Си-200, Т Си-200 В, Т Си-220 С и Т Cu-200 Ag изготавли-ваются из полиэтилена с добавлением сульфата бария, имеют Т-образную форму. Ножка контрацептива обмотана медной проволокой общей площадью 200 мм2. Размер горизонтальных ветвей — 32 мм, вертикальных — 36 мм. Диаметр проводника — 4,4 мм. У Т Cu-200 Ag — медная проволока с серебряной серд-цевиной. У Т Cu-200 В на конце стержня есть шарик для ис-ключения ретроградной перфорации матки. У Т Cu-200 С вместо медной нити медные «воротнички». Такая конструкция замедляет потерю меди, и, соответственно, увеличиваются эффективность и срок службы ВМС.
Разработчики данных средств — Howard Tatum (США), Jaime Zipper (Чили). На мировом рынке контрацептивы — с 1972 г. Их нормативный срок службы в США — 4 года, в европейских странах — 3 года.

История контрацепции

Рис. 1.3. Cu-7 Gravigard (Searl, США). Рис. 1.4. Multiload Cu-375.

Выполнен в виде цифры 7, содержит 89 мг меди с общей по-верхностью 200 мм2. Выпускался двух размеров: Gravigard стан-дартный (с горизонтальным размером — 26 мм, вертикальным — 36 мм) и Mini-Gravigard (22×28 мм).
Nova-TCuAg (Финляндия). На рынке с 1979 г. Срок службы в европейских странах — 5 лет. Изготавливается из полиэтилена с добавкой сульфата бария, содержит серебро, которое замедляет коррозию медной проволоки, тем самым увеличивая длительность использования контрацептива. Диаметр медной проволоки — 0,2 мм, площадь медной поверхности — 200 мм2. На нижнем конце ножки есть петля, чтобы предотвратить воз-можную ретроградную перфорацию шейки матки. Максималь-ные размеры Nova-T: 32×32 мм. Диаметр проводника — 3,6 мм.
Multiload Си-250 (Нидерланды). На рынке — с 1979 г. Срок службы в европейских странах — 5 лет. Поверхность меди — 250 мм2. Горизонтальный размер меньше, чем у других ВМС, обладает повышенной гибкостью, не оказывает раздражающего действия на маточные углы. Шиловидные выступы уменьшают процент экспульсий, фиксируют контрацептив в макси-мально высоком положении, упираясь в дно матки и не растя-гивая ее. Multiload Cu-250 выпускается трех типов: стандартный — для матки длиной по зонду 6—9 см; короткий — для матки длиной 5—7 см; мини-тип — для матки длиной менее 5 см. Вертикальный размер указанных средств соответственно 35, 29 и 24 мм. Диаметр беспоршневого проводника — 12 мм (плечики остаются снаружи трубки).
Третье поколение медьсодержащих ВМС — контрацептивы с площадью медной поверхности более 300 мм2 и сроком службы от 5 до 8 лет. К ним относят Multiload Cu-375 (Нидерланды), Т Си-380 А (Германия), Т Cu-380 Ag (Финляндия), Т Cu-380 S идр-Multiload Cu-375 (см. рис. 1.4). Выпускается двух типов: стандартный — для матки длиной по зонду 6—9 см и мини-тип — для матки длиной 5—8 см. Длина первого ВМС — 35 мм, второго — 29 мм.
Т Си-380 А (США, Германия), Т Cu-380 Ag (Финляндая), ТCu-380 S (Канада). На рынке — с 1982 г. Сроки службы: Т Си-380 А в США и Европе — 10 лет, в России и СНГ — 6 лет; Т Си-380 Ag в ФИНЛЯНДИИ — 5 лет; Т Си-380 S в Канаде — 2,5 года, в Европе — 5 лет.
Эти ВМС представляют собой Т-образные контрацептивы (36×32 мм) с высоким содержанием меди, изготавливаются из полиэтилена с добавлением сульфата бария. Медная проволока толщиной 0,4 мм с площадью поверхности 314 мм2 укреплена на вертикальном стержне, а две дополнительные медные оплетки (площадью 2×33 мм2) — на горизонтальных рукавах. У Т Cu-380 Ag проволока имеет серебряную сердцевину. В модели 380 S медные пластинки более тонкие, прикреплены снаружи к каждому плечику ВМС и утоплены в пластик. Такая конструкция облегчает установку средства в проводник и введение его в полость матки с помощью проводника диаметром 4,4 мм.
Т Cu-380 A — это «золотой стандарт», с которым сравнивают все существующие ВМС при оценке их эффективности и приемлемости (см. рис. 1.5). По опубликованным данным, ве-роятность беременности при использовании Т Cu-380 A — менее одного случая на 100 женщин в первый год и только 1,8 — через 8 лет.
Следующий этап в разработке внутриматочных контрацеп-тивов — создание гормонвысвобождающих средств — ВМС третьего поколения. Они появились в результате попыток объединить преимущества гормональной и внутриматочной конт-рацепции.

Прогестасерт

Рис. 1.5. Си Т 380 A. РИС. 1.6. Прогестасерт.
В 1970 г. доктор Antonio Scommegna (Michael Reese Hospital, Чикаго) сообщил о результатах наблюдения 34 женщин с петлей Липпса, содержащей силастиковую капсулу с прогестероном (30 мг), постепенно выделяющимся (300 мкг в сутки) в полость матки. Овуляция не подавлялась, характер менструаций не изменился, но были отмечены изменения эндометрия, препятствовавшие имплантации. Действие на эндометрий отмечалось уже через 18 ч. При введении подобного средства в один из рогов матки кролика на аутопсии в нем не нашли ни одного участка имплантации.
Позднее Pandya и Scommegna заменили петлю Липпса на Т-образную конструкцию Татума. Seemmegna при изготовлении нового контрацептива исключил медь, а в вертикальном стержне разместил резервуар (корпус из сополимера этилен-винилового ацетата) с 38 мг смеси прогестерона и сульфата бария. В итоге в 1976 г. на рынок поступил Прогестасерт (фирма Alza Corporation, США). Срок службы — не менее года при скорости высвобождения гормона 65 мкг в сутки. Длина ВМС — 36 мм, ширина — 32 мм. Диаметр проводника — 8 мм (рис. 1.6). Его преимущество в том, что после введения ВМС кровопотеря во время менструации оказалась гораздо меньше, чем при использовании других типов спиралей. Однако Прогестасерт не стал популярным из-за кратковременности действия гормона. Утвержденный срок службы в США — 1 год, во Франции — 18 мес. (SperoffL. et al, 1996).
В последующем научный поиск и совершенствование раз-личных ВМС активно продолжались. Среди них особо следует выделить наиболее перспективные гормонвысвобождающие ВМС типа Мирена и медьсодержащие Gine-frx.
Доктор T.Luukkainen — автор NOVA-T — убрал из него медь и закрепил на вертикальный стержень резервуар с левоноргес-трелом. В результате длительных испытаний и доработок была создана левоноргестрелвысвобождаюшая внутриматочная сис-тема (ЛНГ-ВМС) Мирена (Leiras — Schering). На рынке Мирена с 1990 г., нормативный срок ее службы — 5 лет. Размеры — 32×32 мм. Длина гормонсодержащего цилиндра — 19 мм, внешний диаметр — 2,8 мм, внутренний — 1,2 мм, диаметр проводника — 4,75 мм. Левоноргестрел, входящий в состав Мирены, оказывает такое же влияние на организм женщины, как и левоноргестрел в таблетках. Этот гестаген воздействует на эндометрий и сгущает цервикальную слизь, в результате чего затрудняется проникновение сперматозоидов из влагалища в полость матки.
Гормонвысвобождающее средство Мирена (другое название Левонова) в настоящее время признано одним из лучших контра-цептивов и поэтому подробно рассматривается в отдельной главе.

ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ ГОРМОНАЛЬНОЙ КОНТРАЦЕПЦИИ

Создание гормональной контрацепции явилось новой вехой в предупреждении беременности. Еще во второй половине прошлого столетия было отмечено, что во время беременности прекращается созревание фолликулов, то есть в этот период становится невозможной повторная беременность. Исходя из этого, Людвиг Хабербладт еще в первые годы нашего столетия доказал в эксперименте, что экстракт желтого тела содержит прогестерон, который блокирует овуляцию, и рекомендовал в качестве метода «гормональной стерилизации» применение экстракта яичников. Он установил, что имплантация ткани яичника и плацентарной ткани от беременных животных при-водит к бесплодию. Шмидт в 1929 г. при помощи экстракта желтого тела сумел предупредить овуляцию у крыс, тем самым подтвердив, что при наличии желтого тела овуляция не проис-ходит.
Открытие половых гормонов (в 1929 г. — эстрогена, а затем — прогестерона, синтезированного в 1934 г. Гутенахтом) было новым этапом в развитии контрацепции. Гутенахт доказал блокирующее действие прогестерона на разрыв фолликулов. Вслед за этим появилось большое количество сообщений о физиологических действиях этих гормонов. В 1944 г. Бикен-бах и Павлович индуцировали в эксперименте ановуляторные циклы у людей парентеральным введением прогестерона. Результаты этих экспериментальных исследований были использованы в клинической практике после того, как в 1955 г. Пинкусом было показано, что наступление беременности можно предотвратить ежедневным введением здоровым женщинам прогестерона в дозе 300 мг. Однако этот вид контрацепции в то время не получил распространения в связи с необходимостью назначения больших доз прогестерона из-за высокой скорости метаболизма и клиренса препарата.
В последующем усилия ученых были направлены на синтез гестагенов, которые бы обладали способностью более медленно, по сравнению с естественными стероидами, подвергаться метаболическим превращениям и превосходить последние по биологическому действию, что дало бы возможность назначать их перорально в небольших дозах и с хорошим эффектом. В ка-честве основного вещества для синтеза половых стероидов на-чали использовать экстракт мексиканского солодкового корня. Первым получил полусинтетическое производное прогестерона — норэтистерон — Джерасси. Одновременно с Джерас-си, но независимо от него, Колтон синтезировал норэтинод-рел. Эти два препарата, обладающие прогестероноподобным эффектом, получили название «гестаген» (гестаген, прогес-тин). В середине 50-х годов был проведен ряд экспериментов на животных, результаты которых позволили установить биологические свойства прогестинов.
В 1956 г. в Пуэрто-Рико начались первые клинические ис-следования норстероидов. Они подтвердили антиовуляторное действие прогестинов. Результаты были сообщены Рок и соав-торами. Пинкус и сотрудники доказали наличие у норэтинод-рела и местранола стопроцентного эффекта в отношении пред-упреждения беременности.
Первым препаратом, предложенным для повседневной вра-чебной практики в виде таблеток, стал эновид (1960). Он со-держал 15 мг норэтинодрела и 0,15 мг местранола. С этого вре-мени началась история развития комбинированных контра-цептивных средств, которая может быть разделена на несколько этапов. На первом этапе были созданы так называемые пре-параты I поколения с высоким содержанием гормонов.

ПРЕПАРАТЫ I ПОКОЛЕНИЯ

Комбинированные противозачаточные таблетки I поколения характеризовались низким индексом Перля, высоким со-держанием гормонов (препараты Эновид и Инфекундин), а также нередко возникающими опасными для жизни осложнениями, такими как тромбоэмболии. Развитие тромбозов и тромбо-эмболии связывалось с высоким содержанием эстрогенов. Это объясняется тем, что эстрогены, в зависимости от дозы, увели-чивают концентрацию и активность I, II, VII, X и XII факторов свертывания крови. Вместе с тем они понижают уровень ан-титромбина III. Эстрогены в больших дозах стимулируют синтез ангиотензиногена, что может вызвать повышение артериального давления. Среди других серьезных побочных действий следует отметить задержку жидкости, отеки, тошноту, возникновение чувства напряжения молочных желез и хлоазмы.
Целью совершенствования комбинированных оральных контрацептивных препаратов на первом этапе было макси-мальное снижение частоты развития этих серьезных осложнений. Затем были разработаны препараты с низким содержанием эстрогенов. Эти препараты содержали гестагены в том же количестве, но содержание эстрогенов в них уменьшилось в 5 раз и составляло 30—35 мкг/день. В результате этого в 4 раза уменьшился риск возникновения тромбозов. Следует отметить, что у курящих женщин тромбогенный эффект эстрогенов уси-ливается за счет повышенного выделения тромбоксана. Поэтому курение, особенно у женщин старше 35 лет, являлось проти-вопоказанием к приему любого контрацептивного препарата.
Хотя побочные явления, вызываемые эстрогенами, у этих препаратов стали менее частыми, менее выраженными и, как правило, обратимыми, было признано целесообразным даль-нейшее совершенствование оральных гормональных контра-цептивов в целях еще большего снижения свойственных им] побочных действий. С этой целью необходимо было создать препараты II поколения, содержащие эстрогены и гестагены в еще меньшем количестве.
В настоящее время различают две основные группы гестаге-нов, использующихся в пероральных контрацептивных препа-ратах: эстраны (например, норэтинодрел, норэтиндрон, диаце-тат этинодиола) и гонаны (например, левоноргестрел, дезогес-трел, норгестимат и гестоден). Основными побочными дейст-виями гестагенов являются следующие: уменьшение толерант-ности к глюкозе (что имеет особое значение при использовании данных препаратов у больных сахарным диабетом), повышение артериального давления, повышение массы тела, нежелательные изменения в составе липидов, усиление роста волос и депрессия. Возникновение некоторых из этих побочных явлений объясняется также андрогенным и минералокортикоид-ным действием прогестинов.

ПРЕПАРАТЫ II ПОКОЛЕНИЯ

К группе препаратов II поколения относятся контрацептивы, содержащие левоноргестрел (ЛНГ).

Левоноргестрел был первым прогестагеном, созданным синтетическим путем. Он, в отличие от так называемых про-гормонов, не требует для проявления своего действия допол-нительных метаболических превращений. Биологическая дос-тупность левоноргестрела (часть принятой внутрь дозы, которая достигла системного кровотока) составляет 100%. Лево-норгестрел обладает наиболее сильным андрогенным, минера-локортикоидным и глюкокортикоидным эффектами при при-менении в больших дозах. Малые его дозы вышеперечисленными эффектами не обладают.
Левоноргестрел в минимальной эффективной дозе был включен в состав фазовых контрацептивных препаратов, раз-работанных впервые в США в начале 80-х годов с целью при-близить состав этих препаратов к уровню гормонов во время физиологического менструального цикла.
Эти препараты, содержащие наименьшую дозу левоноргес-трела, не оказывают действия на артериальное давление и то-лерантность к глюкозе, не вызывают изменений в спектре ли-пидов.

ПРЕПАРАТЫ III ПОКОЛЕНИЯ

К препаратам III поколения относятся препараты, содержащие прогестагены (гестагены) нового типа, синтезированные в целях уменьшения свойственных этим гормонам побочных действий. Их испытания проводились в Швейцарии, Голландии и США. Эти препараты получили название гестагенов 111 поколения.
Норгестимат, содержащийся в силесте. В кишечнике и печени он быстро и полностью превращается в левоноргестрел и его производные. По сравнению с левоноргестрелом норгестимат обладает менее выраженным гестагенным действием, в связи с чем менее значительно и его влияние на липидныи спектр крови.
Дезогестрел, содержащийся в Мерсилоне, Марвелоне, Регу-лоне, Новинете, Три-Мерси так же, как и норгестимат, является прогормоном. В печени и желудочно-кишечном тракте де-зогестрел быстро и полностью превращается в активное произ-водное — 3-кето-дезогестрел. Биологическая доступность дезо-гестрела составляет 76%. Достоинствами оральных гормональ-ных контрацептивов, содержащих дезогестрел, является слабо выраженное андрогенное действие и отсутствие способности изменять толерантность к глюкозе.
Наконец, гестагенным препаратом III поколения является гестоден, содержащий активный гестаген. Его биодоступностьсоставляет почти 100%. Количество гормонов в контрацептивных препаратах, содержащих этот гестаген, самое низкое. К| этим препаратам относятся фемоден, логест, линдинет. Андро-генный эффект у данных препаратов выражен незначительно.
В последнее время появились комбинированные гормональные контрацептивы, содержащие диеногест (Жанин) и| дроспиренон (Ярина), обладающие антиандрогенным действи-1 ем. Кроме того, Ярина, обладая антиминералокортикоидным! эффектом, нашла применение при лечении предменструаль-1 ного синдрома.
Кроме того, появились гормональные контрацептивы с альтернативным путем введения, что предполагает осутствие пер- вичного прохождения стероидов через печень. К ним относится влагалищное кольцо НоваРинг, накожный пластырь Otto Evra,внутриматочная гормональная рилизинг-система Мирена.

ИСТОРИЯ ИНЪЕКЦИОННОЙ КОНТРАЦЕПЦИИ

Депо медроксипрогестерона ацетата (ДМПА) на первых этапах применялось в медицине как средство для лечения он- кологических заболеваний, угрожающего выкидыша, эндомет-риоза. Первые клинические испытания препарата в качестве контрацептива начались в 1963 г.
Впервые сообщение о контрацептивной эффективности было опубликовано в 1966 г. На основании результатов исследования ученые пришли к выводу, что подавление репродуктивной функции на несколько месяцев производными прогестерона является вполне обоснованным. Вначале для инъекционной контрацепции использовались 3 прогестероновых стероида, эффективность которых сохранялась в течение 3 мес: ДМПА в дозе 150 мг, норэтистерона энантат — 200 мг и хлорма-динона ацетат — 250 мг.
Впоследствие было установлено, что в противоположность другим длительно действующим препаратам Депо-Провера 150 (медроксипрогестерона ацетат) получил наиболее широкое применение в клинической практике; была установлена стан-дартная контрацептивная схема введения: 150 мг ДМПА каждые 3 месяца.
В дальнейшем инъекционные контрацептивы вызывали много дискуссий. Несмотря на доказанную высокую контрацептивную эффективность ДМПА, решение FDA (Управление по контролю за качеством пищевых продуктов и медикаментов США) о внедрении препарата откладывалось в связи со случаями развития рака молочных желез у собак гончей породы в эксперименте.
Позднее эксперты ВОЗ пересмотрели данные, полученные при испытании на собаках, и пришли к заключению, что вызванные прогестагеном опухоли молочных желез не дают никаких оснований для прогнозирования возможных изменений в молочных железах женщин, использующих стероидные кон-трацептивы. В 1981 г. после повторного совещания экспертов ВОЗ было подтверждено, что в эффективной дозе (150 мг) ДМПА не обладает для человека тератогенными свойствами.
История развития контрацепции показывает, что оральные противозачаточные гормональные препараты, созданные в те-чение последних четырех десятилетий, позволили отказаться от большинства других средств и методов предупреждения бе-ременности. Эти препараты повсеместно получили широкое распространение. Сегодня во всем мире пероральные контра-цептивные препараты принимают более 150 млн женщин. Из-менился состав этих препаратов, что привело к повышению их приемлемости и безопасности. С созданием гормональных противозачаточных препаратов гинекологи получили в свое распоряжение контрацептивные средства, обеспечивающие эффективное предупреждение беременности.

Источник: www.MedSecret.net


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.