Можно ли вич инфицированным работать с продуктами


1 декабря — Всемирный день борьбы со СПИДом. Официально в России число ВИЧ-инфицированных давно перешагнуло отметку в один миллион человек. По неофициальным данным, эта цифра намного больше. ВИЧ-инфицированные жалуются на стигму: нарушение трудовых и гражданских прав, проблемы с оказанием медицинской помощи. Хотя есть и перемены к лучшему.

Усыновлять теперь можно!

В Челябинске есть сиротское учреждение, в котором находятся 30 процентов воспитанников со статусом ВИЧ+. Это кажется нелогичным, но и их не могли усыновить и взять под патронаж россияне с вирусом иммунодефицита. По словам сотрудников, о наличии ВИЧ у ребенка потенциальным усыновителям сообщали лишь при обращении в учреждение. То есть мама и папа, рассматривая фотографии детей, ждущих родителей, выбирали ребенка по-своему. Для кого-то был важен пол, для другого — возраст, третьему нужно было сходство во внешности. И в это время им поступает информация, что у ребенка имеется «специфическое» заболевание. Кто готов принять в семью ребенка с ВИЧ? Пожалуй, единицы. Но этих людей немало среди россиян с таким же диагнозом.


Происходят странные вещи. Человек имеет хроническое заболевание, которое передается тремя известными способами: через кровь, половым путем и от матери ребенку во время родов. Но, зная это, ВИЧ-инфицированные до последнего времени не могли принять в семью ребенка из детского дома. Закон не позволял части россиян, а это как минимум миллион граждан, заботиться о детях, потерявших родителей. 

«Еще в 2018 году были запланированы изменения в перечень заболеваний, при наличии которых нельзя усыновить ребенка, принять его под опеку, взять в приемную или патронатную семью, — комментирует юрист “Форума людей, живущих с ВИЧ”, Александр Ездаков. — Мы направляли запросы в Правительство Российской Федерации, но ответов не получили».

Ездаков отстаивает права ВИЧ-инфицированных россиян. Фото: Из личного архива

Больше десяти лет юридическое сообщество добивалось изменения закона. И лишь в июле 2020 года ВИЧ-инфицированные получили право на усыновление. Определены условия: они находятся на диспансерном наблюдении у врача-инфекциониста не менее года, имеют неопределяемую вирусную нагрузку и уровень CD4+ лимфоцитов не менее 350 кл/мл. Десятки тысяч россиян с ВИЧ-положительным статусом получили возможность испытать счастье материнства и отцовства.


«Больше не пристав»?

Елена отработала в службе судебных приставов 15 лет. Заработала стаж, выслугу, льготы. По словам женщины, о наличии у нее ВИЧ-инфекции не знала и не предполагала до того самого медосмотра, который проводился в ее ведомстве. Информация прогремела как выстрел. И еще большим потрясением стало то, что женщине предложили перейти на другую должность. Елена на правах анонимности обратилась к юристу Александру Ездакову за консультацией. Неужели это законно? Как имеющееся у нее хроническое заболевание (а ведь именно о такой форме течения ВИЧ принято говорить, если больной принимает антиретровирусную терапию) может помешать работе? Женщина стоит на учёте в Центре по борьбе со СПИДом и инфекционными заболеваниями, принимает препараты и имеет подавленную вирусную нагрузку.

«На запрос “Форума людей, живущих с ВИЧ” Министерство юстиции ответило формальной отпиской, отметив, что действует в соответствии с федеральным законом “О службе в органах принудительного исполнения Российской Федерации и внесения изменений в отдельные законодательные акты”. И изменение должности Елены из-за заболевания согласовано с Министерством здравоохранения Российской Федерации», — комментирует юрист Александр Ездаков.


Елена расстроена: под откос полетели и полтора десятка лет, отданных службе в ведомстве, и заслуги. Предложенная ей должность оплачивается хуже и не предусматривает многих льгот. У женщины появились заботы о поиске нового места работы. Она утверждает: с приходом «коронавирусной эпохи» найти достойную работу не так-то просто. Тем более если предпосылок для увольнения вроде бы и вовсе нет.

«И это не единственное подразделение, которое так относится к своим сотрудникам, — говорит Ездаков. — Например, опубликован проект приказа Министерства транспорта, утверждающий порядок проведения медицинских осмотров на железной дороге. Изначально документ предполагал введение обязательного тестирования на ВИЧ всех сотрудников, но после общественных обсуждений в документ внесли крайне важное дополнение: “при наличии добровольного согласия на медицинское вмешательство”. Сейчас с диагнозом ВИЧ-инфекция нельзя работать и на морских судах».

Верховный суд отменил запрет на работу авиадиспетчерами, бортпроводниками, лётчикамидля носителей ВИЧ-инфекции. Но это не мешает организациям вводить принудительное тестирование на ВИЧ для своих сотрудников, а в случае положительного диагноза находить другие причины для увольнения.

«Не повар, не продавец и не человек»


Челябинка Ольга узнала о своем ВИЧ-положительном диагнозе во время беременности. Женщина вышла замуж в 20 лет, а забеременела сыном лишь спустя три года. Ее муж говорил, что «по молодости баловался наркотиками», но давно бросил. Ольга и Михаил жили дружно. «Когда пришел положительный анализ на ВИЧ-инфекцию, я вставала на учет в женской консультации, — откровенничает она. — Сначала, видимо, как и все в подобных случаях, уверяла врача, что произошла какая-то ошибка, это не может быть правдой, что готова пересдать анализ. К сожалению, и при повторных исследованиях диагноз подтвердился».

Ольга металась. По глупости, как она сама поняла потом, рассказала о своей проблеме руководителю — заведующей столовой, в которой работала поваром. Та едва не упала в обморок. «Она как заорет: ты что, думала, что я тебя покрывать буду? — вспоминает Ольга. — Она тут же растрезвонила всем! Если бы я тогда могла это только предположить, конечно, ни за что на свете не поделилась бы. Но мы были в хороших отношениях, я надеялась на нее, как на маму, что она поможет, посоветует, утешит».

Ольге указали на дверь. «Я была такая дура, — комментирует она сейчас. — Если бы имела ту информацию, что есть у меня теперь! Меня ведь уволили незаконно по двум основаниям. Во-первых, ВИЧ-инфицированные могут работать в системе общепита. Во-вторых, права беременных женщин в нашей стране исключают увольнение. Это мне потом объяснили юристы в сети, к которым я обращалась за анонимной консультацией».


Ольга устроилась продавцом. Говорит, хотела получить декретные, да и продлить стаж работы без прерывания. Но информация каким-то образом дошла и до нового места работы. «Я не повар, не продавец, да и не человек, — плачет женщина. — Вообще-то я ни в чем не виновата. Я получила ВИЧ, как называю это, “по любви”. Мой любимый супруг, как выяснилось, знал о своем заболевании, но меня в известность не поставил. Они с мамой  боялись, что я “обижусь и уйду”. Обижусь? Что? Я действительно “обиделась”, как они высказались. Но только на то, что мне всего лишь испортили жизнь. Я развелась, родила, слава богу, здорового сына и начала все заново».

Сейчас сын Ольги уже третьеклассник. Девушка устроилась на работу равным консультантом в одну из ВИЧ-сервисных организаций.

Какие еще запреты существуют?

«Уголовно–исполнительный кодекс РФ содержит норму, запрещающую выезд осужденным, имеющим ВИЧ-инфекцию, в отпуск, в том числе и для свидания с детьми.


2017 году более 20 ВИЧ-сервисных некоммерческих организаций обратились с открытым письмом к министру здравоохранения РФ Веронике Скворцовой с просьбой содействовать исключению дискриминационной нормы, — рассказывает Александр Ездаков. — Но есть и хорошая новость. Росстандарт вернул на доработку принятый в июле 2019 года ГОСТ для фотосессий новорожденных, к которым не допускались фотографы с ВИЧ. Это положение вызвало ряд обращений в Росстандарт как нарушающее права ВИЧ-инфицированных граждан России».

Источник: aif.ru

Основные пути передачи ВИЧ

Чтобы понять, где можно работать ВИЧ инфицированным, важно раз и навсегда усвоить, какими путями может распространяться болезнь. Путей передачи не так много, и стоит повторить их еще раз, чтобы эта информация лучше отложилась в голове и вокруг было меньше предрассудков и домыслов.

ВИЧ передается такими путями:

  1. Половым путем при незащищенном контакте;
  2. Через нестерильную иглу для инъекций;
  3. При переливании крови или трансплантации органов;
  4. От матери к ребенку в период беременности или кормления грудным молоком.

Все остальные пути не ведут к заражению. Бытовым путем, через слюну и слезы заражение ВИЧ не возможно. Вирус не жизнеспособен вне тела человека, потому его передача должна происходить непосредственно из тела в тело, чтобы инфекция прижилась и размножилась. В связи с этим, стоит задуматься, на какой работе человек может заразить других ВИЧ?

Можно ли работать с ВИЧ – что говорит закон?


Где можно работать с ВИЧ — закон дает однозначный ответ. В РФ нет запрета на труд ВИЧ-позитивных людей. В статье закона также сказано, что работодатель не имеет права увольнять сотрудника только на основании заболевания, для этого обязательно должны быть другие причины, например, работник не справляется со своими обязанностями. Ряд сфер, правда, требуют обязательного обследования и освидетельствования статуса работников.

Где нельзя работать с ВИЧ в России?

Вопросы, где нельзя работать с ВИЧ в России, должны отпасть полностью, потому что ограничений нет. Ни на одной должности сотрудник не опасен для окружающих, и, при соблюдении протоколов, заражения на рабочем месте произойти не может. Специальные поправки касательно увольнения или отказа принимать на работу есть только для некоторых дипломатических государственных постов.

Есть специальные указания для труда в сфере медицины, общепита и науки, но о запрете речь не идет.

Может ли ВИЧ инфицированный работать поваром?

Итак, может ли ВИЧ инфицированный работать поваром? Конечно, может. Только обратите внимание, что в сфере общественного питания для работников обязательным условием является предоставление санитарной книжки, и освидетельствование болезни происходит в обязательном порядке.


Можно ли работать врачом с ВИЧ?

Можно ли работать врачом с ВИЧ — вопрос не простой и требует подробных разъяснений. Однако работать с ВИЧ можно. Многих людей смущает, что медицинский персонал может быть инфицированным. Однако, по правилам, ни один работник сферы здравоохранения не должен напрямую взаимодействовать с открытыми ранами и кровью пациентов. Меры защиты необходимы в любым случае, взаимодействие происходит через перчатки, используются антисептики. Нарушение этих правил является грубым нарушением вне зависимости от ВИЧ статуса врача.

На уровне законодательства врачи, медсестры и фельдшеры обязаны освидетельствовать факт наличии ВИЧ инфекции и проходить регулярное обследование. На самом деле, это делается больше для самого персонала, особенно для тех, которые напрямую взаимодействуют с больными ВИЧ. На практике зафиксированы единичные случаи заражения персонала во время проведения обследования или взятия проб крови. Очевидно, эти случаи были связаны с нарушениями техники безопасности. В любом случае, закон гарантирует защиту медперсонала от возможного инфицирования вирусом.

Никого не должно смущать, что даже хирургам разрешено работать, будучи носителем опаснейшего заболевания.


обы взглянуть на этот вопрос более трезво, стоит ознакомиться с процедурой подготовки врача к операции, а также вспомнить о возможных путях передачи вируса. Врач пользуется стерильными или одноразовыми инструментами, он моет руки обеззараживающим составом, облачается в защитную стерильную одежду и обязательно надевает стерильные перчатки. Прямого контакта между врачом и оперируемым нет. Если бы и был, заражение все равно не возможно без контакта телесных жидкостей.

Можно ли ВИЧ инфицированным работать с продуктами?

Через продукты питания невозможно заразиться ВИЧ. Потому, давайте обсудим, можно ли работать с продуктами с ВИЧ, и почему. Нет препятствий для работы инфицированных в сфере торговли продуктами, или же в заведениях общественного питания. Даже при контакте носителя с продуктами, вирус, вероятнее всего не попадет на поверхность продуктов, но если и попадет, то почти мгновенно погибнет и не станет причиной заражения при употреблении этого продукта в пищу.

Можно ли ВИЧ инфицированным работать с продуктами по закону? Законодательно не запрещено работать с продуктами питания при наличии вируса иммунодефицита в анамнезе.

Стоит заметить, что даже при высокой вирусной нагрузке, концентрация вируса в слюне, поту, слезах, моче никогда не станет столь высокой, чтобы стать причиной заражения. Потому грубые нарушения санитарии в местах общественного питания не послужат причиной распространения ВИЧ. Многих других заболеваний – запросто, но только не вируса иммунодефицита.

Возможные ограничения по труду для ВИЧ диссидентов


ВИЧ диссидентство является проблемой для общества. Напомним, что термин обозначает отказ признать существование вируса и болезни. Диссиденты отрицают наличие вируса в природе и считают информацию о СПИДе пропагандой заинтересованных лиц. Такие люди отказываются от мер предосторожности, от лечения, и, конечно, служат источником распространения болезни, создают опасные условия, особенно для своей семьи.

Специальные меры по урегулированию вопросов в трудоустройстве и условий труда для ВИЧ диссидентов активно разрабатываются. Проблема усложняется правом на неразглашение своего ВИЧ статуса.

Могут ли уволить с работы при ВИЧ положительном статусе?

Где может работать ВИЧ инфицированный человек, мы уже выяснили и знаем, что ограничений практически нет. Прямой запрет дискриминации ВИЧ-инфицированных лиц содержится в положениях Федерального закона «О предупреждении распространения в Российской Федерации заболевания, вызываемого вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ-инфекции)», где и изложены все положения касательно данного вопроса. Там говорится, что уволить человека с любого поста лишь за факт наличия болезни нельзя. Также, нельзя уволить человека за частые выходы на больничный, отказываться выплачивать больничное пособие.

Берут ли на работу с ВИЧ? Здесь стоит отметить два момента. Во-первых, в большинстве случаев сотрудник или соискатель не обязан сообщать о наличии вируса на работу. Конечно, если профессия не требует освидетельствования. Во-вторых, даже при установлении факта наличия в крови соискателя вируса, работодатель не имеет права отказать в трудоустройстве. Если же при отказе принять сотрудника работодатель ссылается на болезнь или отказывается назвать причину отказа, соискатель вправе обратиться в суд для защиты своих гражданских прав.

Сообщают ли на работу о ВИЧ

Выше было сказано, что часть профессий требует обязательного освидетельствования ВИЧ-статуса, и регулярного обследования. Остановимся на этом вопросе более детально и проясним, сообщают ли на работу о ВИЧ и для чего это нужно.

Процедура получения свидетельства об отсутствии ВИЧ инфекции обязательна для некоторых специалистов и категорий граждан:

  • для доноров крови, плазмы крови, спермы, органов;
  • медицинский персонал, в том числе средний и младший, который задействован в исследованиях и лечении ВИЧ инфицированных;
  • медицинский персонал других центров – обследуются в обязательном порядке 1 раз в год;
  • научные работники, занимающиеся исследованием иммунологических препаратов;
  • военные, студенты военных вузов и средне-специальных учебных заведений и абитуриенты, имеющие намерения получить военное образование;
  • иностранные граждане, изъявившие желание получить статус резидента Российской федерации.

На работе не нужно знать, является ли сотрудник носителем ВИЧ инфекции. Контроль и освидетельствование нужно больше для самих работников, которые работают в потенциально опасных условиях, контактируют с биоматериалом. Регулярный тест помогает вовремя выявить факт инфицирования и принять меры. Важно помнить, заболевание на ранних стадиях можно побороть применяя препараты от ВИЧ.

Источник: medinfo.club

Когда сдавать кровь после контакта?

Под контактом понимается не бытовое взаимодействие с ВИЧ-инфицированным, святым духом вирус не передаётся. Сегодня немало дискордантных пар, где один партнёр инфицирован, а второй здоров, если женщина не инфицирована, удаётся завести здоровое потомство. Но и инфицированная мама может родить здорового ребёнка, если получает полноценную профилактическую терапию. Официально не зарегистрировано ни единого случая бытовой передачи заболевания в российской семье, тем более, невозможно заразиться, если работать рядом с инфицированным. Вирус передаётся с кровью не в 100% случаев. При подозрении на инфицирование не стоит, сломя голову, бежать делать анализы, антитела появятся только через две недели, а могут выработаться и много позже.

Законом предусмотрено анонимное обследование на ВИЧ, надо только выразить желание, чтобы пробирочка с кровью была помечена «аноним». Если «всё по-честному», то в поликлинике спросят паспорт сдающего кровь и регистрацию. Анонимность при первичном анализе — дань популизму, ну какой смысл сдавать анализ анонимно, когда планируется дальнейшее лечение, если обнаружат инфекцию. На учёт в государственных учреждениях анонимов не ставят, и бесплатными лекарствами «инкогнито» не обеспечивают. Придётся рассекречивать имярек, и входить в дверь под табличкой «Центр лечения и профилактики…» 

Когда надо говорить правду?

Во всех медицинских учреждениях, куда бы ни пришёл ВИЧ-носитель, ему необходимо заявить о своём статусе, потому что в Уголовном Кодексе есть статья, предусматривающая наказание за сокрытие информации в случае заражения третьего лица. Лечение зубов, обследование с внедрением внутрь органов – любая инвазивная манипуляция может привести к контакту с кровью и инфицированию медицинского работника. В амбулаторной карте врач пометит статус, внесёт его в электронную историю болезни, чтобы все были предупреждены о соблюдении определённых мер, предотвращающих распространение вируса иммунодефицита дальше.

И это абсолютно верно, потому что достаточно случаев заражения ни в чём неповинных пациентов кровью доноров, не осведомлённых о собственном ВИЧ-статусе. Закон не предписывает выносить информацию о ВИЧ-позитивном статусе пациента на титульный лист медицинской карты, но и не запрещает «тайных» меток, расставляемых персоналом лечебного учреждения, сигнализирующих о повышенной бдительности. Люди бывают недобрыми из-за необразованности, шарахаются от ВИЧ-инфицированных, впрочем, не только от них, а от раковых больных или страдающих кожными болезнями.

Не понимают граждане, что ничего постыдного в ВИЧ-статусе нет, любой может нечаянно получить вирус даже при абсолютно праведной жизни, как 5 лет назад заразились три женщины, лечившиеся от бесплодия. По инновационной методике в частной клинике им ввели лимфоциты медсестры, не подозревавшей о носительстве ВИЧ. Это было преступной халатностью, но именно такие небрежения и приводят к человеческим трагедиям.

Что ищут в крови?   

В анализе крови ищут не сам вирус, вирус – невидимка, ищут выработанные организмом человека антитела к вирусу. Порядок проведения анализа определён приказом Министерства здравоохранения, он неизменен: от простого скринингового – поискового анализа следуют к более сложному исследованию крови, неоднократно проверяя правильность результата.   

Обычно антитела к вирусу начинают вырабатываться со второй недели после заражения, к концу месяца уровень их значительно повышается и уже не падает, если не лечиться. У девяти из десяти инфицированных титр – количество антител повышается в течение первых 3 месяцев после внедрения ВИЧ, только одному человеку для начала продукции антител потребуется 3–6 месяцев. И только у одного из двух сотен антитела появляются много позже.

Поэтому при чётком подозрении на инфицирование, когда в первом анализе через две недели от предполагаемого времени контакта с кровью инфицированного, ничего лишнего не нашли, повторно анализ делают через 3 и 6 недель. Не стоит сразу радоваться «чистоте» крови, это может быть иллюзией, но убиваться и хоронить себя тоже преждевременно, надо спокойно ждать результата, и надеяться на лучшее.  

Какие делают анализы на ВИЧ?

Стандартное исследование крови — иммуноферментный анализ (ИФА) не 100% специфичен, но если он выявляет антитела к ВИЧ, то следом проводятся два аналогичных теста реактивами других производителей. Анализ делается с той же сывороткой, получаемой при центрифугировании крови пациента. Всё это выполняется в обычной лаборатории, не специализирующейся на инфекционных заболеваниях. Если хотя бы один тест ИФА выявляет антитела к ВИЧ, то сыворотка направляется в лабораторию СПИД центра для второго этапа анализов – иммуноблотинг.

ИФА чувствительный тест, иначе его не использовали бы в скрининге – поиске вируса при массовых обследованиях. Но кровь человека весьма нежная субстанция, в плазме могут плавать элементы, которые способны дать ошибочный положительный результат и в отсутствии вируса. Все вопросы должен снять следующий этап исследований, если иммуноблот отрицательный – можно выдохнуть и жить дальше, радуясь себе и жизни.

При получении в иммуноблоте «ни того ни сего», пациента пригласят на повторное обследование через 2-3 недели для выяснения окончательного статуса. При положительном результате иммуноблота, заполненный бланк анализа обязаны запечатать в конверт, и выдаст его врач-инфекционист с информацией о том, что далее следует делать. На этом жизнь не заканчивается, просто надо будет жить по-другому, но это тоже жизнь.      

Куда идти, если обнаружен ВИЧ?

При обнаружении ВИЧ-инфекции необходимо встать на учёт в специализированном учреждении – Центре по профилактике и лечению СПИД. При постановке на учёт анонимность исключена, предоставляется весь пакет документов. Первичное обследование обширно и серьёзно, ищутся возможные сопутствующие инфекции и просто скрытые хронические заболевания, делаются всевозможные анализы крови, мочи и кала, проводятся консультации специалистов, УЗИ брюшной полости и рентгенография лёгких. Всё обследование — в рамках программы государственных гарантий, бесплатно, но очень долго и некомфортно.

Диспансерное наблюдение призвано контролировать процесс течения инфекционного процесса – регулярное обследование и обеспечивать бесплатное лечение при необходимости. Всё исключительно на добровольных началах, только при согласии пациента, письменно им выраженном. Начало лечения определяется вирусной нагрузкой, которую определяют по количеству специальных клеток крови — CD4-лимфоцитов, в которых живёт и размножается вирус. Чем меньше численность CD4-лимфоцитов, тем больше вируса в организме человека.

График наблюдения определяется нормативными документами Министерства здравоохранения, лечащий врач ВИЧ-инфицированного должен ознакомить пациента с программой наблюдения и даже приглашать его на приём, что далеко не всегда делается. ВИЧ-инфицированный обычный человек, которому тоже иногда требуется забыть о «болячке», ему трудно совмещать работу с посещением Центра, тем более, умудряться проходить обследование и сдавать анализы так, чтобы никто не узнал о проблеме.

Есть проблемы?

Неинфицированным очень сложно понять все жизненные перипетии и опасения людей, которым в одночасье грозит стать изгоями из-за наличия в их организме невидимого болезнетворного агента. Маленькие и большие проблемы всегда с ВИЧ-носителем, как бы ни старался он казаться независимым. Никто не гарантирует, что перед кабинетом врача Центра не будет очереди, тем более, не обещает, что на территории лечебного учреждения не встретятся знакомые, совершено случайно «просто прогуливались», которые сочтут своим долгом поставить в известность «заинтересованную сторону» о встрече в подозрительном месте.

Никто не обещает, что «чёрная» метка на амбулаторной карте поликлиники, поставленная из благих побуждений, не станет известна соседке по дому. Начальство может устать терпеть непонятные и регулярные отлучки подчинённого по каким-то делам, ведь сказать ему о необходимости обследования в Центре нельзя. Работу во время кризиса не выбирают, она выбирает. Да и на бумаге про то, как должно быть в государственном медицинском учреждении написано одно, в реальной жизни посещение Центра – совсем другое.

В 2015 году в федеральном СПИД-центре было поставлено на диспансерный учёт 100 тысяч новых пациентов. Все они ранее наблюдались в региональных учреждениях, но нерегулярное обеспечение лекарственными препаратами заставило их поехать в столицу, где тоже обеспечивают лекарствами только шестерых из десяти больных, но не двух-трёх, как в регионах. Московский Центр с большим нежеланием ставит на учёт временно зарегистрированных, но и там очереди на обследование выросли на порядок.

Чем можно помочь ВИЧ-инфицированным? Только тем, что создать пациенту условия, когда при посещении клиники у него не будет повода для волнений и лишних проблем, когда он почувствует себя «как все», но при этом получит всё, что ему необходимо.

Когда надо сдавать анализ на ВИЧ-инфекцию?

Обычно антитела к вирусу начинают вырабатываться через неделю после заражения, через месяц уровень их повышается и без лечения не снижается. Поэтому ИФА делают через две недели после контакта с больным ВИЧ. У девяти из десяти инфицированных уровень антител повышается в первые 3 месяца после проникновения вируса. При чётком подозрении на инфицирование и отсутствии антител в первом ИФА, необходимо повторить через 3 и 6 недель. Только одному человеку для начала продукции антител потребуется 3–6 месяцев. И только у одного из двухсот заразившихся антитела появляются по прошествии полугода. Высокопрофессиональные врачи-инфекционисты и современное диагностическое оборудование клиники «Медицина 24/7» позволяют выявить все предрасполагающие факторы для развития заболевания и составить индивидуальную поведенческую программу при наличии инфицированного родственника. 

Лечение ВИЧ современными методами

ВИЧ-инфекция пока неизлечима. Пациенту регулярно делают ПЦР и считают число иммунных клеток: CD4 Т-лимфоцитов, или Т-хелперов, или Т-супрессоров, или CD8 Т-лимфоцитов. Т-хелперов должно быть больше 1400, если их меньше 500 клеток – это иммуносупрессия. На фоне неё у пяти пациентов из сотни в ближайшие два года может развиться СПИД.  Когда число вирусов превышает определённый уровень или число Т-лимфоцитов снижается, назначается лечение. Эффект лечения ВИЧ оценивают по ПЦР и уровню Т-лимфоцитов. Лучший результат – отсутствие вируса в крови, но это не означает излечения. Когда численность вирусов трёхкратно снизилась и Т-хелперы выросли, тоже хорошо. Постепенно вирус вырабатывает устойчивость к лекарствам, их меняют на другие, но постепенно иммунодефицит усугубляется, болезнь может продолжаться почти 30 лет. При ВИЧ-инфекции необходимо регулярное наблюдение для своевременного лечения. Вирус очень долго не проявляет себя какими-либо симптомами, лечение же вызывает множество побочных реакций, существенно ухудшая качество жизни. Отказ от терапии ВИЧ укорачивает жизнь, приближая СПИД. При любых подозрениях на вирусную инфекцию жизненно необходимо обратиться к врачу. Получите помощь инфекциониста, позвонив по телефону +7 (495) 230-00-01. Анонимность гарантирована.

Источник: medica24.ru

Гарантии ВИЧ+ на право на труд

В соответствии с Конституцией РФ и Трудовым кодексом РФ каждый имеет право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию.
Трудовой кодекс России (далее ТК РФ) запрещает необоснованный отказ в приеме на работу.

В ст. 3 ТК РФ закреплено, что каждый имеет равные возможности для реализации своих трудовых прав. Никто не может быть ограничен в трудовых правах и свободах или получать какие-либо преимущества независимо от пола, расы, цвета кожи, национальности, языка, происхождения, имущественного, социального и должностного положения, возраста, места жительства, отношения к религии, политических убеждений, принадлежности или не принадлежности к общественным объединениям, а также от других обстоятельств, не связанных с деловыми качествами работника.

В соответствии со ст. 17  Федерального закона «О предупреждении распространения в Российской Федерации заболевания, вызываемого вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ-инфекция)» не допускается увольнение с работы, отказ в приеме на работу, отказ в приеме в образовательные учреждения и учреждения, оказывающие медицинскую помощь, а также ограничение иных прав и законных интересов ВИЧ-положительных на основании наличия у них ВИЧ-инфекции. Нет прямого основания увольнения гражданина с ВИЧ и в Трудовом кодексе РФ, где в ст. 81 приводятся 13 оснований увольнения работника по инициативе работодателя.

Однако работник может быть уволен, если он будет признан (но только в соответствии с медицинским заключением) полностью нетрудоспособным или состояние его здоровья будет препятствовать выполнению работы. Также, только в соответствии с медицинским заключением, при выявлении противопоказаний для выполнения работником работы, он может быть отстранен или не допущен к работе, обусловленной трудовым договором.

Кто обязан пройти медицинское освидетельствование на ВИЧ

Освидетельствование на ВИЧ-инфекцию проводится добровольно, за исключением случаев, когда такое освидетельствование является обязательным. Перечень таких случаев утверждены Приказом Министерства труда и социальной защиты от 11 декабря 2020 года N 885н и санитарно-эпидемиологическими правилами СП 3.1.5.2826-10 “Профилактика ВИЧ-инфекции”

Обязательному медицинскому освидетельствованию для выявления ВИЧ-инфекции при поступлении на работу и при периодических медицинских осмотрах подлежат следующие работники:

  • Врачи, средний и младший медицинский персонал центров по профилактике и борьбе со СПИДом, специализированных медицинских организаций, занятых  работой с ВИЧ;
  • Медицинские работники в стационарах (отделениях) хирургического профиля, отделений анестезиологии-реанимации;
  • Медицинские работники выездных бригад скорой медицинской помощи;
  • Медицинский персонал лабораторий и научно-исследовательских учреждений, работа которых связана с материалами, содержащими ВИЧ;
  • Лица, проходящие военную службу и поступающие в военные учебные заведения и на военную службу по призыву и контракту, при призыве на срочную военную службу, при поступлении на службу по контракту, при поступлении в военные ВУЗы министерств и ведомств, устанавливающих ограничения для приема на службу лиц с ВИЧ-инфекцией;
  • Иностранные граждане и лица без гражданства при обращении за получением разрешения на гражданство или видом на жительство, или разрешением на работу в Российской Федерации, при въезде на территорию Российской Федерации иностранных граждан на срок более 3-х месяцев.
  • Если с вас требуют сдать тест на ВИЧ, но вашей профессии нет в списке для обязательного тестирования, вы можете пожаловаться на этот факт в органы управления здравоохранением вашего региона или в прокуратуру.

Если с Вас требуют пройти тест на ВИЧ, в ситуациях, когда Вы не должны этого делать

Вы можете поинтересоваться у руководителя организации или начальника отдела кадров, знает ли он, что законом запрещено устанавливать какие бы то ни было дополнительные основания обязательного освидетельствования на ВИЧ. Если официальное лицо не откажется от своих требований, тогда Вам следует готовиться к судебному процессу. Нужны письменные доказательства или свидетельские показания о том, что рабочее место, на которое Вы претендуете, вакантно. Это могут быть данные службы занятости, объявления и т.д. Далее надо найти способ подтвердить требование администрации пройти тест на ВИЧ (например, список необходимых для поступления на работу документов); надо собрать все документы, кроме документа о прохождении освидетельствования на ВИЧ, подать их вместе с заявлением о приеме на работу и требовать письменного отказа. На тот случай, если добиться письменного отказа не удастся, разговор с представителем администрации следует вести хотя бы при одном свидетеле. Иски о трудовых спорах не облагаются государственной пошлиной. Срок подачи искового заявления в суд — не более трех месяцев с момента отказа в приеме на работу.

Служба в вооруженных силах

Призывника с ВИЧ в армию не возьмут, ему присваивается категория годности «Д» — не годен. С этой категорией молодой человек освобождается от воинской обязанности, получает военный билет и снимается с воинского учета. 

В соответствии со статьей 5 Расписания болезней (приложение к “Положению о военно-врачебной экспертизе”, утвержденному постановлением Правительства от 25 февраля 2003 года № 123) военно-врачебная комиссия может признать ВИЧ-инфицированного офицера “Б”-годным к военной службе с незначительными ограничениями в индивидуальном порядке. Это означает, что ВВК должна затребовать различные документы, характеризующие офицера. Решение принимается с учетом специальности, опыта службы по военно-учетной специальности и воинской должности, которую занимают или на которую предназначаются освидетельствуемые. Заключение о годности может быть принято только в случае, когда состояние его здоровья не препятствует исполнению служебных обязанностей. В противном случае он признается “В”-ограниченно годным к военной службе. Такой военнослужащий, в соответствии со статьей 51 закона “О воинской обязанности и военной службе” имеет право на досрочное увольнение из армии, но этим правом он может и не воспользоваться. 

Служба в таможенных органах

Подскажите пожалуйста, может ли ВИЧ инфицированный устроиться на службу в таможенные органы?

Может, но есть ограничения , которые зависят от стадии заболевания и занимаемой должности.

Больные   ВИЧ-инфекцией    в стадии  вторичных   заболеваний (стадии 2В, 4А – 4В, 5) признаются негодными к службе в таможенных органах.

Больные   ВИЧ-инфекцией    в стадии   первичных   проявлений (стадии 1, 2А, 2Б, 3) ограниченно годны к службе в таможенных органах, если они поступают на службу в таможенные  органы по   контракту   на   должности   младшего   состава   и   среднего начальствующего  состава  в  оперативные  подразделения  таможенных органов,     правомочные     осуществлять      оперативно-розыскную деятельность .  Граждане, поступающие на службу в таможенные органы по контракту (кроме должностей, указанных выше );  сотрудники таможенных органов; граждане, прошедшие службу в таможенных органах по контракту – признаются годными к службе  в  таможенных  органах  с  незначительными ограничениями.

Эти нормы установлены  Приказом Федеральной Таможенной Службы от 30 декабря 2013 г. N 2460.

Работа на железнодорожном транспорте

В перечне противопоказаний для работ, непосредственно связанным с движением поездов и маневровой работой имеются “Болезни, вызванные ВИЧ, проявившиеся в виде инфекционных и паразитарных болезней, злокачественных новообразований, других состояний”     (Приказ Минздравсоцразвития РФ от 19.12.2005 N 796  “Об утверждении Перечня медицинских противопоказаний к работам, непосредственно связанным с движением поездов и маневровой работой”). Т.е. ВИЧ является противопоказанием, только при серьезных проявлениях болезни.  При этом в списках для обязательного тестирования на ВИЧ , ваша профессия не значится. 


Работа на водном транспорте

ВИЧ -инфекция упоминается среди других в списке заболеваний, препятствующих работе на морских судах, судах внутреннего плавания, а также на судах смешанного (река — море) плавания, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 24.06.2017 N 742. Согласно Постановлению с ВИЧ нельзя быть членом экипажей, специалистом палубной или машинной команды, работать в качестве судового повара. 

ВИЧ и образование

Гарантии получить образование без дискриминации по состоянию здоровья: «Гражданам Российской Федерации гарантируется возможность получения образования независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным организациям (объединениям), возраста, состояния здоровья…» (статья 5 Закон РФ «Об образовании» от 10 июля 1992 г. N 3266-1).

ВИЧ-положительные люди ни на рабочем месте, ни в учебных учреждениях никакой опасности для окружающих не представляют, и дискриминация их только на основании поставленного им диагноза — полное нарушение их прав и свобод. Лица, считающие, что они подверглись дискриминации, в том числе и в сфере труда, в соответствии с Российским законодательством вправе обратиться в суд и (или) в органы федеральной инспекции труда с заявлением о восстановлении нарушенных прав, возмещении материального ущерба и компенсации морального вреда.

Источник: pozvolna.ru

Предполагается, что именно летучие мыши стали природным резервуаром для вируса SARS-CoV-2. Антитела, нейтрализующие вирус в пробирке, в организме могут, наоборот, усиливать инфекционный процесс. 

Сотни научных коллективов, тысячи ученых разных стран и специальностей сейчас включились в борьбу с новой инфекционной болезнью, COVID-19. Борьба эта проходит не столько в «красной зоне» больниц, сколько в тиши лабораторий, в работе с базами данных, в электронных библиотеках. Оказалось, шиповидный S-белок (spike по-английски) вируса SARS-CoV-2 удивительным образом способен менять форму (конформацию). Он состоит из трех одинаковых цепей, каждая из которых, в свою очередь, складывается из двух субъединиц, формирующих его «стебель» и «бутон». Именно «бутоны» и торчат у вируса наружу и смотрятся, как зубцы его короны. Этот белок похож на букет из трех тюльпанов. Каждый цветок может поднимать или опускать бутон. Именно это его качество позволяет связываться с рецептором клетки человека. С другой стороны, смена конформации позволяет ему уклоняться от антител, которые вырабатывает иммунная система. Антитела вырабатываются на белок в одной форме, а он меняет конформацию – и его уже не узнают антитела. Но может произойти и более опасный процесс: антитело узнает S-белок, тащит его в лейкоцит, чтобы там уничтожить, а он сбросил с себя антитело внутри лейкоцита и, наоборот, заразит его! Этот эффект называется «антителозависимое усиление инфекции». Об этой и других особенностях нового коронавируса биофизик и писатель, доктор физико-математических наук Юрий НЕЧИПОРЕНКО беседует с эпидемиологом, полковником запаса, кандидатом биологических наук Михаилом СУПОТНИЦКИМ.

Михаил Васильевич, вы давали интервью «НГ-науке» 13 лет назад (см. «НГ-наука» от 12.12.07), речь шла о ВИЧ-инфекции, которая имеет вирусное происхождение, там тоже РНК-содержащий вирус (ретровирус). Для меня было новостью, что и у ВИЧ тоже есть «корона» – там тоже шиповидные белки выступают из оболочки и связываются с рецепторами на поверхности клетки. ВИЧ-инфекция сопровождается феноменами антителозависимого усиления инфекции и склонностью иммунной системы использовать уже существующие антитела (антигенный импринтинг). Скорость мутаций этих белков не позволят создать ВИЧ-вакцину. Вы тогда об этом предупреждали. Что изменилось к сегодняшнему дню, продвинулись ли ученые, врачи в решении проблем вакцины и лекарств от этой инфекции?

– Тогда наша беседа с журналистом «НГ-науки» была посвящена не просто ВИЧ-вакцине, а круглому столу по проблеме создания вакцины против ВИЧ/СПИДа, состоявшемуся в Госдуме в 2007 году. Тон выступления участников этого мероприятия был оптимистичным: вакцина чуть ли уже не создана или по крайней мере готова к клиническим исследованиям. Журналист тогда спросил меня, разделяю ли я этот оптимизм? Я ему ответил, что не разделяю и что мне даже как-то неловко за участников этого круглого стола, и подробно объяснил почему.

Прошло 13 лет. Вакцина до настоящего времени не создана, и более того, о ней и бюджетных средствах, ушедших на ее создание, уже стараются не вспоминать, как, впрочем, и о научной репутации тех, кто ее обещал на уровне законодательной власти. Давайте с другой стороны посмотрим на проблему. На ВИЧ-вакцину были потрачены время и деньги. Сколько в 2007 году было ВИЧ-инфицированных россиян? Более 400 тысяч. Но сейчас-то уже на миллион больше, почти 1 400 000. Это не нули, это сломанные судьбы россиян, причем не менее 320 000 из них уже погибли от СПИДа. И где эта спасительная вакцина, которая должна была остановить эту эпидемию? Никаких выводов от нанесенного природой поражения сделано не было. Представления об инфекционных процессах остались прежними, то есть одними на все инфекции, и на имеющую нециклический характер ВИЧ-инфекцию, и на заканчивающуюся стерильным иммунитетом натуральную оспу. И сейчас мы вновь пошли по этому кругу, удобному, понятному и безответственному…

Получается, что те врачи и ученые ввели в заблуждение общество и власть. Как тогда они объясняли, что создали ВИЧ-вакцину?

– Да точно так же, как и сейчас по коронавирусу, слово в слово, бесхитростно и прямо по трафарету: «Мы получили антитела, нейтрализующие вирус».

По-видимому, есть какие-то принципиальные затруднения. Сейчас мы уже продвинулись вперед в знании иммунологии. Что мешает создать вакцину?

– Если сказать коротко, то явление антителозависимого усиления инфекции, о котором начали говорить только недавно, хотя оно известно с 1960-х годов. Антитела, нейтрализующие вирус в пробирке и на моделях живой ткани, в условиях организма могут усиливать инфекционный процесс, и это очень распространенное явление в мире вирусов и бактерий. Как его ни скрывай, а оно все равно вылезет.

Да, я сам был поражен, когда узнал об этом явлении… Но сейчас мы уже пишем работу, пытаясь понять его механизмы на молекулярном уровне. Мы с вами беседовали на эту тему ранее. Но тогда вы сказали общие слова. А можно сейчас чуть подробнее рассказать, что же было ранее «белым пятном иммунологии»? Вы ведь об этом специальную монографию написали…

– Каким «белым пятном иммунологии»?! Это давно известно всем тем, кто хочет знать. Вот только будущие врачи в российских медвузах до сих пор не изучают реальную иммунологию. Что касается антител, то студентам дают устаревшую физико-химическую классификацию антител. В зависимости от строения тяжелой цепи их делят на пять типов, от G до D.

Но есть еще функциональная классификация, о которой «стесняются» говорить. В соответствии с ней антитела делятся на нейтрализующие – возбудитель инфекционной болезни в присутствии комплемента; нейтрализующие – возбудитель инфекционной болезни без комплемента; усиливающие инфекционный процесс посредством проникновения возбудителя инфекционной болезни в лейкоциты через рецепторы; усиливающие инфекционный процесс независимым образом, однако зависимым от комплемента – для лейкоцитов, содержащих рецепторы комплемента; усиливающие активацию вирусных белков путем изменения их конформации; оказывающие токсическое воздействие на клетку (апоптоз и др.) и так далее.

Это разделение антител по функции, конечно, не укладывается в типовые представления об иммунитете, написанные для врачей авторами учебников, но так устроен мир.

Получается, что, кроме первых двух типов антител, чуть ли не все остальные наносят вред организму! Когда нам важные люди говорят, что если есть антитела к вирусу, значит, человек защищен. О каких антителах идет речь? Не разобравшись в самих антителах, нам уже обещают на основании их наличия ввести иммунологический паспорт на каждого, а уж на основании этого паспорта решать, выпускать ли человека из карантина, допускать к работе или сажать его в самолет. Что за антитела образуются в ходе новой коронавирусной инфекции?

– Те же, что и во время прежних аналогичных инфекций. Проблема хорошо изучена, но и ее предпочитают замалчивать персонажи, так усердно дискредитирующие вакцинацию у нас в России. Основной антигенной детерминантой коронавирусов является S-белок. К нему, насколько это известно на сегодняшний день, в основном образуются антитела. Скорее всего некоторые из этих антител могут усиливать инфекционный процесс, облегчая проникновение возбудителя болезни в иммунные клетки через Fc-рецепторы. Одновременно они меняют тропность вируса (то, к чему он пристает, какие клетки атакует, сродство) с рецептора ACE2 бронхиальных клеток на Fc-рецепторы макрофагов и моноцитов и тем самым генерализуют инфекционный процесс…

И тут я вынужден немного перетянуть одеяло на себя и рассказать об одной «детективной» истории. Одна моя коллега рассказала, как была поражена, когда натолкнулась на ваши статьи-обзоры: «Эти статьи, хотя и опубликованные иногда в малоизвестных журналах, поражают хорошим языком, ясностью мысли и просто энциклопедичным знанием англоязычной литературы на эту тему». Эта коллега считает, что плохое знание механизма антителозависимого усиления мешает созданию безопасных вакцин против коронавируса SARS-Cov-2. Она решила написать об этом явлении в Википедии и сопроводить ссылками на ваши работы. Но не тут-то было: все эти ссылки стали вычищать с комментариями «обойдемся без маргиналов». Заодно были сняты ссылки на руководство для врачей по доклиническому исследованию вакцин, в разработке которого вы принимали участие. Тогда мы напрямую обратились к редакторам и сотрудникам Википедии – оказалось, что там считают ваши работы маргинальными по чисто формальным причинам: им важен рейтинг журнала в международной базе данных, в суть вопроса никто не захотел вникать. Нам был дан ответ, что все публикации (в том числе и интервью с вами в «НГ-Наука») – самиздат (sic!). Хорошо, что после двух недель баталий в Сети здравый смысл возобладал хотя бы отчасти – некоторые ссылки были возвращены. Конечно, специализированный журнал «Вестник войск РХБ защиты», который вы редактируете и где недавно вышла замечательная статья о пандемии, – не американский журнал Science. Но ведь и ситуация уже не та, чтобы смотреть только на формальные показатели…

– Я рад, что наш журнал, издающийся четвертый год, уже сравнивают с Science. В последние два десятилетия министерство, отвечающее в России за науку и научно-техническую политику (сегодня это Министерство науки и высшего образования), нам, российским ученым, навязывает новые «правила игры». Вся наука в России, несмотря на ее скудное финансирование, должна работать на Запад. Мало того что десятки тысяч ученых уехали в поисках лучшей доли в западные университеты, но ведь и от оставшихся в России требуют, чтобы они «публиковались на Западе», это считается престижным. Свои собственные журналы принято считать «маргинальными».

Эта ситуация породила много позорных явлений, которые постепенно разрушают российскую науку. Библиографические описания статей, «опубликованных на Западе», часто напоминают перечень жильцов многоквартирного дома: фамилии, фамилии, фамилии, по десятку фамилий под пустяковой статьей, где рассказывается что-то известное или еще раз уточненное. Расценки таких журналов от 100 тыс. руб. и более за опубликование статьи. Но каждый соавтор потом бьет себя в грудь, что он-де «печатается на Западе».

Мне это не надо. Пользуясь случаем, хочу спросить «печатающихся на Западе» коллег: а что же вы, раз уж туда вхожи, не знаете об антигенном импринтинге, антителозависимом усилении инфекции; феноменах, известных на Западе уже лет 70?

Да, это большая проблема, которая требует отдельного разговора. Сообщество биофизиков инициировало Открытое письмо в защиту русского языка в науке и русскоязычных журналов, о чем мы с доктором наук из МГУ Галиной Ризниченко рассказывали на последнем съезде биофизиков в Сочи осенью прошлого года. Такое разделение журналов на сорта напоминает интеллектуальный расизм. У нас сохранилась фундаментальная наука во многом благодаря публикациям в отечественных академических журналах, а отраслевые институты (в том числе и «ящики») с их изданиями были почти полностью уничтожены. Поэтому распалась связь фундаментальной науки с прикладной в огромном кластере: Академия наук – университетская наука – прикладная наука, третья составляющая была почти полностью убита. Многие «высвободившиеся» ученые переместились в Силиконовую долину, которую нам ставят теперь в пример. Недавно прикладную науку начали возрождать – в Сколково, но теперь уже по западным лекалам.

– Я в основном публиковался в журнале «Биопрепараты», так как после ликвидации министром обороны Анатолием Сердюковым 42 Центр биологической безопасности работал долгое время в ФГБУ «Научный центр экспертизы средств медицинского применения» Минздрава России. Это единственная в стране научная организация, занимающаяся с 1918 года проблемами качества и эффективности иммунобиологических препаратов. И именно эта организация отстояла приоритет российской медицинской науки, издав в 2012 году «Руководство по проведению доклинических исследований лекарственных средств». В этом издании впервые в мире были подробно расписаны алгоритмы выявления антигенного имринтинга и антителозависимого усиления инфекции, о которых многие узнали только в апреле 2020 года.

Называть журнал «Биопрепараты», где публикуются уникальные специалисты в важнейшей области прикладных знаний, маргинальным – это хамство и чванство людей, не научившихся в детстве отвечать на вопрос «Что такое хорошо, а что такое плохо?». Повторяю, хамство и чванство, проявленные в отношении людей, на которых уже более столетия держится иммунопрофилактика в нашей стране.

А что касается меня, то я публиковался и буду публиковаться только на русском языке и буду способствовать в этом другим специалистам, потому что я работаю на Россию. Вы правы и в отношении журнала «Вестник войск РХБ защиты», конечно, это не американский журнал Science. Но он единственный в России научный журнал, специализирующийся на освещении военных химических и биологических угроз нашей стране, а достигнет ли он уровня Science или нет, зависит только от нас, российских ученых.

Я бы сравнил нынешнюю ситуацию с чрезвычайной: начался в доме пожар, а редактор Википедии сидит там за компьютером. Сирены воют, примчались пожарные, ему предлагают помощь, начинают спасать, а он быстро смотрит на номер пожарной машины, находит в Сети ссылки на пожарную часть и ищет информацию, есть ли у командира пожарного расчета публикации в зарубежных изданиях по пожарному делу, можно ли ему доверить свое спасение?

– Я уже давно наблюдаю процесс шельмования российских ученых, которые не встроились в западную науку. В основном для этого используются какие-то лозунги и придуманные формальные показатели: «Каждый приличный ученый должен публиковаться на Западе», импакт-фактор журнала в Скопусе, индексы Хирша в западных системах цитирования и т.п.; ринцевские (Российский индекс научного цитирования. – «НГН»), кстати, не подходят. Суть публикации неинтересна.

Что бы сейчас вы посоветовали делать, какие действия властей считаете разумными: тесты, вакцинация?

– Тесты – это важный элемент эпиднадзора и диагностики. В целом я считаю, что эта эпидемия встряхнула отечественную эпидемиологию, и из этой эпидемии Россия выйдет более сильной в противоэпидемическом отношении. Теперь будут пересмотрены многие устоявшиеся постулаты, в том числе по иммунологии опасных инфекционных болезней, и не исключаю, что «снизу».

Благодаря коронавирусу эпидемиология и иммунология уже стали другими, в научный оборот вовлечены новые понятия, которых раньше в научном пространстве России не было, мы их как раз сегодня обсуждали. Появились новые специализированные центры для лечения инфекционных больных. В борьбу с эпидемией вовлечены десятки тысяч медицинских специалистов, набирающихся собственного опыта и знаний, отсутствующих в учебниках, по которым они когда-то учились. Врачи и власти стали понимать, что эпидемические катастрофы не ушли в прошлое и нужно к ним готовиться заранее.

При всей опасности пандемии COVID-19 надо помнить и то, что она развивается на фоне ВИЧ/СПИД-пандемии, Т-клеточного лейкоза, латентных герпетических инфекций, сывороточных гепатитов; и сама пандемия COVID-19 может быть частью многокомпонентного пандемического процесса, где есть другие «игроки» с иной стратегией паразитизма. Кроме того, у нас в России коронавирусными инфекциями до этой пандемии почти не занимались. Их природные резервуары на территории России не изучены, и, вполне возможно, если провести аналогии с последними открытиями по возбудителям других опасных инфекций, их первичный природный резервуар находится среди простейших и гидробионтов, а летучие мыши и ежи являются вторичным резервуаром. Но что происходит с коронавирусами в популяциях российских летучих мышей и ежей, еще предстоит изучить.

Пока ясно только то, что SARS-Cov-2 не последний из этого семейства вирусов. На вакцину не стоит рассчитывать в ближайшее время, так как вакцины не создаются за полгода, и те, кто их сейчас обещает без учета реальной иммунологии коронавирусных инфекций и типовой процедуры доклинических и клинических исследований, льет воду на мельницу противников вакцинации. У иммунологов есть прекрасная возможность внести свою лепту в лечение новой коронавирусной инфекции путем создания терапевтических моноклональных антител к фактору некроза опухолей, интерлейкину 6 и другим цитокинам, гиперпродукция которых макрофагами проявляет себя цитокиновым штормом, разрушающим ткань легкого. Впереди еще много научных открытий.

Источник: www.vshouz.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.