Стас пьеха вич инфицирован правда или нет


Еще десять лет назад вирус иммунодефицита человека воспринимался как постыдная болезнь наркоманов, гомосексуалистов и проституток. Но в последние годы все чаще ВИЧ выявляется у социально благополучных граждан, имеющих вполне консервативные сексуальные предпочтения и никогда не употреблявших наркотики. И большая часть из этих граждан — женщины, заразившиеся половым путем от своего единственного и постоянного партнера. Так что верность одному партнеру — это, увы, не 100-процентная защита от ВИЧ.

В последние годы все чаще ВИЧ выявляется у социально благополучных граждан, имеющих вполне консервативные сексуальные предпочтения и никогда не употреблявших наркотики.

Сегодня врачи все чаще говорят о феминизации ВИЧ, отмечая, что если речь идет о половом пути передачи вируса, то женщины в 3-4 раза уязвимее мужчин в силу физиологических особенностей. При этом случается, что ВИЧ выявляется даже у дам 50-60-летнего возраста во время обследования на онкологию. А потом выясняется, что они зря слепо верили своим благоверным.


— Я узнала про ВИЧ и СПИД, как и все — в 90-х годах, но никогда не думала, что эта проблема коснется лично меня, потому что всегда следила за собой, вела здоровый образ жизни, проходила диспансеризацию. Все поменялось, когда умер мой любимый. Оказалось, что у него был ВИЧ, и я от него заразилась, — рассказала «Общественному контролю» жительница Петербурга Ольга Еремеева. Недавно она стала бабушкой. О своем ВИЧ-положительном статусе Ольга узнала спустя шесть лет после заражения и не скрывает его, потому что хочет, чтобы другие не повторяли ее ошибку и соблюдали элементарные профилактические меры.

— Если повернуть время вспять, я бы не столь сильно доверяла любимому мужчине, — говорит Ольга. По ее мнению, в нынешних реалиях абсолютно нормально, если перед тем, как отказаться от презервативов, влюбленные вместе сдадут анализы на инфекции, передающиеся половым путем.

Общество сейчас лучше осведомлено о вирусе иммунодефицита человека, и большинство людей знают, что воздушно-капельным путем ВИЧ не передается.

Чтобы бесплатно и анонимно сдать тест на ВИЧ в Санкт-Петербургском центре по профилактике и борьбе со СПИД и инфекционными заболеваниями, придется отсидеть в очереди не один час. За это время успеете заполнить анкету с вопросами о случавшихся у вас незащищенных половых контактах, опыте употребления внутривенных наркотиков и другом рискованном поведении, а также пройти тест на знание особенностей ВИЧ-инфекции и почитать о «чуме XXI века» справочную информацию.


Вместе с вами в очереди в анонимный кабинет вряд ли окажутся асоциальные личности, и уж точно никто не будет бросать на вас брезгливые взгляды и стараться дистанцироваться как от прокаженного. Потому что общество сейчас лучше осведомлено о вирусе иммунодефицита человека, и большинство людей знают, что воздушно-капельным путем ВИЧ не передается.

— Сегодня так много говорят об эпидемии ВИЧ в России, что стало по-настоящему страшно. К тому же у меня был молодой человек, который в свое время сидел на игле. Он говорил, что ничем не болеет, но справку мне не показывал, да я и не просила, поверила так. Мы не вместе уже два года, но провериться решила только сейчас, — поделилась женщина лет 35 из очереди в анонимный кабинет СПИД-центра.

Помимо исследования крови проводят экспресс-тест по слюне. Его результат озвучивают уже через 15 минут. Через день приходишь за результатом анализа крови.

— Подвел презерватив, а девушка доверия не внушает, — так объяснил свое желание обследоваться на ВИЧ молодой человек из той же очереди. А на вопрос о том, почему он выбрал именно анонимный кабинет на набережной Обводного канала, 179, он ответил, что пришел сюда по совету знакомых, которые тут уже бывали.

— Мне кажется, здесь будут наиболее достоверные результаты анализов. Знаю, что помимо исследования крови проводят экспресс-тест по слюне. Его результат озвучивают уже через 15 минут. Через день приходишь за результатом анализа крови. Все это бесплатно, а в частных лабораториях это будет стоить более 500 рублей, насколько мне известно, — объяснил молодой человек.


— В последнее время к нам действительно приходит много народу. Возможно, социальная реклама и информация в СМИ дают такой эффект, что люди перестают относиться к тестированию на ВИЧ как к прыжку с парашютом и понимают, что надо проверяться, — рассказал психолог из анонимного кабинета Центра СПИД.

Случаи заражения ВИЧ разные, и риска много: те же тату-салоны, маникюрные и стоматологические кабинеты. ВИЧ в них подцепить сложнее, чем гепатит С, но тоже возможно.

По его словам, причины, по которым люди приходят к ним, бывают разные. Недавно, например, приходила женщина, похоронившая мужа, с которым она прожила в браке 20 лет и родила двоих детей. Оказалось, что муж умер от СПИДа, и, скорее всего, он был носителем ВИЧ еще до брака. Но что самое удивительное — женщина и дети оказались здоровы.

— А бывает, что у людей выявляется ВИЧ, а откуда он взялся, они не знают. То есть наркотиков не употребляли, незащищенных половых контактов не имели, переливания крови, операций не делали… А потом вспоминают, что когда-то давно подрались на улице, и была пролита кровь обоих «спарринг-партнеров», — говорит психолог, подчеркивая, что случаи заражения ВИЧ разные и риска много: те же тату-салоны, маникюрные и стоматологические кабинеты. ВИЧ в них подцепить сложнее, чем гепатит С, но тоже возможно. Все зависит от добросовестности мастеров.


В анонимном кабинете «Общественному контролю» также рассказали о том, что проверяться на ВИЧ неплохо раз в год, а если был риск заражения, то тестирование сделать просто необходимо, даже если вы чувствуете себя абсолютно здоровым. При этом нужно учитывать так называемый «период окна», поскольку иммуноферментный анализ (ИФА), который часто используется для диагностики ВИЧ, определяет не сам вирус, а антитела к нему. У некоторых людей антитела присутствуют в крови в достаточном количестве уже через 2-4 недели. Но чтобы результат теста был достаточно достоверен, необходимо, чтобы прошло около трех месяцев после рискованной ситуации. Тогда тест ИФА достоверен у 95-98% людей, то есть у подавляющего большинства.

Проверяться на ВИЧ неплохо раз в год, а если был риск заражения, то тестирование сделать просто необходимо, даже если вы чувствуете себя абсолютно здоровым.

Кроме того, существует постконтактная профилактика ВИЧ-инфекции, которую можно применять в течение трех суток после опасной ситуации. Консультацию по этому поводу можно получить в СПИД-центре, а препараты — купить в аптеке.

За десять месяцев 2016 года в Петербурге было выявлено 2 774 новых случая ВИЧ-инфекции. При этом эпидпорог заболеваемости ВИЧ Северная столица России перешла еще год назад, когда диагноз «ВИЧ-инфекция» был поставлен 1% населения города.


— Как правило, людям, которым только поставили этот диагноз, требуется помощь психолога и медико-социальное сопровождение. В Петербурге эта работа хорошо организована. И участвуют в ней не только государственные учреждения, но и некоммерческие организации. Мы, к примеру, занимаемся равным консультированием ВИЧ-положительных женщин, поскольку большая часть наших сотрудниц затронуты проблемой ВИЧ, и мы считаем, что лучше, чем товарищ по несчастью, в этой ситуации тебя никто не поймет, — рассказала Ирина Евдокимова из НП «Е.В.А.».

Чтобы ВИЧ-положительные россияне перестали подвергаться дискриминации (а это, к сожалению, сегодня бич регионов), важно, чтобы информация о болезни, путях заражения ею и мерах профилактики дошла до каждого.

Однако ВИЧ в подобных организациях не воспринимают ни как несчастье, ни как смертельный приговор. Точно так же, как и в СПИД-центре, где некоторые пациенты состоят на учете уже 30 лет.

— Принимая высокоактивную антиретровирусную терапию, которую государство, к слову, предоставляет бесплатно, регулярно проверяясь у докторов, люди с ВИЧ живут полноценной жизнью, заводят семьи с ВИЧ-отрицательными партнерами, рожают здоровых детей и не представляют никакой опасности для окружающих, — говорит Ирина Евдокимова.

По ее мнению, чтобы ВИЧ-положительные россияне перестали подвергаться дискриминации (а это, к сожалению, сегодня бич регионов), важно, чтобы информация о болезни, путях заражения ею и мерах профилактики дошла до каждого. И не последнюю роль в этом играют медийные личности. Например, певец Стас Пьеха.


— Я не буду петь про ВИЧ. Но я могу поделиться своим опытом, поскольку в 90-х годах я был наркозависимым и у меня осталось много знакомых с того периода, которые сегодня живут с ВИЧ. Сегодня у них семьи, дети, работа. И они весьма успешны и целеустремленны, — говорит Стас Пьеха. — Никаких фобий при общении с ними я не испытываю, хотя поначалу, конечно, было страшно. Но это все от нехватки информации.

По словам артиста, его ВИЧ-положительные друзья живут полноценной жизнью и порой выглядят и чувствуют себя лучше, чем люди, которых эта напасть обошла стороной. Возможно, потому, что они теперь ответственно подходят к своему здоровью и всем советуют поступать так же.

Источник: ok-inform.ru

Стас Пьеха откровенно рассказал о наркозависимости, реанимации и борьбе за жизнь

Известный певец Стас Пьеха, внук Эдиты Пьехи, стал героем программы Бориса Корчевникова «Судьба человека», где рассказал о неидеальной жизни и наркозависимости.

Как признался Стас, с раннего детства ему не хватало внимание от родителей. Мама приезжала домой всего на несколько дней, а потом снова отправлялась на длительные гастроли. В результате Пьеха стал курить и принимать алкоголь с 13-летнего возраста. После у него начались проблемы с тяжелыми наркотиками, о звягнтжф которых близкие даже не догадывались.


«Я постоянно носил кофты с длинными рукавами, чтобы скрыть следы от уколов. Однажды уснул с сигаретой во рту и поджег квартиру. Свитер сгорел, и я оказался перед мамой с голыми торсом. Тогда все и вскрылось. Когда я уже активно начал заниматься психологией, понял, что у меня была обида на семью. Я винил маму в том, что она недодала мне внимания в детстве, что я не чувствовал себя любимым и нужным. Мы же передаем детям то, что нам передали родители. То, что Илона получила от Эдиты, она потом передала мне. Однако мы очень слабы в этом семейном плане, у нас нет каких-то трогательных традиций, мы редко собираемся за большим столом», — признался артист.

Как признался мужчина, алкоголь и наркотики давали ему некое облегчение и его покидалось чувство одиночества и напряжение. Некоторое время ему удавалось скрывать зависимость от мамы и бабушки, но когда он перешел на тяжелых наркотики, семья все поняла. В результате на протяжении двух лет они упорно боролись с болезнью Стаса.

«Это чудо, что я еще жив. У меня было три реанимации и инфаркт. Много раз я оказывался на краю гибели… У меня отняли то, что я считал таким важным и не дали ничего взамен. У меня не было смысла в жизни, я себя так ненавидел в то время. Поправился на 17 килограммов, и мимо зеркала буквально пробегал», — рассказал музыкант.


Труды семье дали свои результате и Стас победил наркозависимость, при этом по сей день он постоянно уводит себя от соблазна. Спасением в его жизни стала музыка. Еще один смысл жизни для Стаса — его маленький сын Петр. Несмотря на то, что артист не живет с матерью мальчика, он старается уделять ему достаточно внимания.

«Зависимость — это не привычка вредная, а болезнь. Причем болезнь хроническая, прогрессирующая, смертельная. Она прогрессирует даже в том случае, если человек ничего не употребляет. И если он не получает ежедневно какого-то психологического и духовного лечения, то начинается саморазрушение. Я лечусь до сих пор. Постоянно работаю над собой и борюсь с соблазнами», — заявил артист.

Source: www.topnews.ru

Источник: hcv.zydus.su

17 мая, в канун дня памяти людей, умерших от СПИДа, властям Санкт-Петербурга представят первый в России «низкопороговый пункт» тестирования на ВИЧ. Об этом «URA.RU» сообщила инициатор проекта Ирина Маслова.

Фотовыставку «ВИЧ без страха и упрека» в честь этого события откроют певец Стас Пьеха, представитель ЮНЭЙДС (программа ООН о борьбе со СПИД) и ВИЧ-активисты из разных городов, в том числе из екатеринбургской организации «Новая жизнь», реализующей программы по профилактике ВИЧ среди секс-работниц и наркоманов.


Питерский проект называется «Пи_5» (пункт профилактики, помощи, поддержки и принятия). «Его уникальность в том, что мы умудрились объединить людей разных возрастов и потребностей: у нас есть детская комната, где мамы с ВИЧ могут оставить с педагогом своего ребенка, чтобы в это время съездить на прием в центре СПИДа, у нас проходит группа для дискордантных пар, есть группа тинейджеров, группа для родителей и опекунов детей с ВИЧ и даже первая в стране группа взаимопомощи для людей с ВИЧ старше 50 лет», — рассказала «URA.RU» Маслова.

Центр начал работать еще осенью («URA.RU» рассказывало о запуске в нем детской комнаты), месяц назад был зарегистрирован фонд «Астарта», через который «с миру по нитке» финансируется проект. «У нас есть керамическая мастерская и студия энкаустики, где люди лепят из глины и рисуют горячим воском — там встречаются и секс-работницы, и анонимные наркоманы, и подростки, и мамы детей с ВИЧ. Всех объединяет одно — желание изменить мир к лучшему», — говорит руководитель фонда Мария Леевик.


На официальное открытие центра приглашены чиновники Санкт-Петербурга и сотрудники медучреждений, много лет борющиеся с ВИЧ-инфекцией — из больницы Боткина, питерского центра СПИДа, Республиканской клинической инфекционной больницы Минздрава РФ и роддома №16. «Мы пригласили врачей, чтобы пациенты смогли их поблагодарить», — говорит Маслова.

Источник: ura.news

АЛЕКСЕЙ ДАНИЛИН: Музыкант, поэт, певец Стас Пьеха с нами. Стас, привет.

СТАС ПЬЕХА: Добрый вечер.

А. ДАНИЛИН: И журналист, теле-, радиоведущая Анастасия Драпеко. Настя, привет.

АНАСТАСИЯ ДРАПЕКО: Привет-привет.

А. ДАНИЛИН: Какими судьбами в Питер, на родину метнулись?

А. ДРАПЕКО: Мы активисты, именно поэтому сюда и приехали.

А. ДАНИЛИН: В преддверии 1 декабря, Всемирного дня борьбы со СПИДом, в нашем городе проходит ряд мероприятий. В чём вы принимали участие?

С. ПЬЕХА: Мы принимали участие в форуме, который был посвящён ВИЧ-положительным женщинам. Он служил одной только цели — посвятить всех в эту проблему, в её трудности, и наоборот, в то, что это не такая уж и большая проблема, — главное, проверяться, делать профилактику.

А. ДРАПЕКО: Мы были частью этого форума. Он очень большой, посвящён общению между пациентами и врачами, которые занимаются профилактикой и лечением ВИЧ на территории России. Женщины особенно подвержены этому, в группе риска находятся.

С. ПЬЕХА: Женщины в три раза чаще заражаются, чем мужчины.

ЮЛИЯ КРАСИКОВА: А с чем это связано?

А. ДРАПЕКО: С физиологическими причинами и не только. С понятийными ещё.

Стас пьеха вич инфицирован правда или нет

С. ПЬЕХА: Женщины более доверчивы.

А. ДРАПЕКО: В том числе. Более подвержены мужскому влиянию.

Ю. КРАСИКОВА: То есть избегают контрацепции?

С. ПЬЕХА: Доверяются мужчине. А как можно с мужем не избегать контрацепции, допустим?

А. ДАНИЛИН: Ещё ведь совсем недавно эта тема была настолько табуирована, что не то что в конференциях принимать участие, а и говорить об этом не знали как, в том числе представители шоу-бизнеса, творческой тусовки. Стас, когда тебе впервые предложили заинтересоваться этой темой?

С. ПЬЕХА: Ещё недавно у меня самого это вызывало панический страх. При слове «СПИД» мне казалось, что сейчас и моя жизнь тоже закончится, прервётся от сердечного приступа. А потом постепенно, в силу того, что мы открываем наркологическую клинику, я много общался с наркозависимыми людьми, и с ВИЧ-положительными в том числе, с людьми, которые живут с этой проблемой много лет. И я выяснил, что они выглядят лучше тех, кто не употребляли и никогда не болели ничем. Мы не называем их больными, мы называем их — люди, живущие с ВИЧ.

А. ДРАПЕКО: При терапии это не является болезнью в нашем понимании.

С. ПЬЕХА: И люди чаще живут дольше, чем те, кто не имеет ВИЧ. Я начал присматриваться: какие симпатичные барышни, семьи, дети, мужья, спорт, бизнес, всё хорошо. И я стал понимать, что это не то, что мне рассказывали. Это некий миф, которым меня пугали, фобия, которую мне создали. Наша задача, большого количества людей, а нас как людей известных, которых кто-то, возможно, услышит лишний раз, — объяснить, что это некий миф, надо его разрушить.

А. ДРАПЕКО: Я с 2010 года сотрудничаю с различными организациями и наблюдала эту историю в развитии. Ещё два-три года назад было невозможно допроситься, чтобы редакторы разрешили хотя бы один вопрос, хотя бы 1 декабря, в День борьбы с ВИЧ, задать. Это была абсолютно табуированная тема, «мерзкая» — как её называли многие. И я невероятно рада, что общественное мнение нам удалось переломить на данный момент, тема зазвучала. И об интересах людей, живущих с ВИЧ, теперь уже имеет возможность услышать большое количество людей. А, как ты понимаешь, Лёш, самая большая проблема — это дискриминация.

А. ДАНИЛИН: Я понимаю, о чём ты говоришь. Я помню первый радиомарафон «Стоп СПИД», который я лично организовывал в 10-м году. Это было на радио в Москве. И тогда мне директора крутили пальцем у виска и говорили: ты что, на музыкальном радио такая тема ни в коем случае! Но как только подтянулись Познер, Курникова, Хромченко — это люди, которые совершенно спокойно об этом говорили, всё, мнение почему-то сразу переломилось. Вдруг это перестало быть постыдным, чем-то выходящим за рамки.

А. ДРАПЕКО: И слава богу, потому что это и не должно быть табуированной темой. Именно табу останавливает людей перед тем, чтобы пойти и сделать тест на ВИЧ. Это то, к чему мы в первую очередь со Стасом призываем конкретно сегодня, конкретно ваших слушателей. Тесты делаются анонимно и бесплатно. В любой СПИД-центр можно прийти без паспорта, без какого-либо документа. И если вдруг у вас оказывается положительная реакция, это тоже не конец, ребята. Дальше вы будете получать терапию от нашего государства бесплатно и анонимно. Хотя именно этот элемент анонимности меня и пугает: если люди продолжают скрывать свой ВИЧ-положительный статус, значит у нас в обществе что-то не в порядке.

А. ДАНИЛИН: А что ещё можно было бы сделать, чтобы более эффективно продолжить то, что начато сейчас?

А. ДРАПЕКО: Я бы начала с сексуального воспитания в школах, потому что разнузданность некая половая между подростков и молодёжи является мощным катализатором подобных заболеваний и их распространения. И второй момент: нужно просто привыкнуть. Надо об этом говорить настолько много, настолько часто, чтобы люди привыкли к тому, что презервативы — это нормально. Барьерная контрацепция — это не то, о чём стоит упоминать излишне. Тот факт, что мы можем сейчас вырастить новое поколение граждан нашей страны, которое не будет относиться к другим гражданам нашей страны предвзято только в силу того, что они являются носителями ВИЧ.

Стас пьеха вич инфицирован правда или нет

А. ДАНИЛИН: Судя по зарубежной тусовке, там даже какие-то благотворительные концерты в поддержку носителей ВИЧ и СПИДа проходят.

А. ДРАПЕКО: Постоянно.

А. ДАНИЛИН: И люди не стесняются говорить, делать какие-то заявления на сей счёт просто в рамках сольного концерта. Стас, а у нас такое время настало? Ты лично чувствуешь в себе смелость, храбрость, чтобы во время концерта взять и двинуть речь на эту тему искренне?

С. ПЬЕХА: Мне, наверное, на моём концерте не стоит об этом говорить, потому что я второй раз всего участвую в форуме и пока не наделён полномочиями, чтобы об этом говорить. Вряд ли я, человек ВИЧ-отрицательный, должен что-то озвучивать по этому поводу. У меня есть другая тема, по которой я тоже разговариваю, потому что больше знаю. Она напрямую пересекается с тем, о чём мы сейчас говорили — о сексуальном воспитании в школах. Но профилактика наркомании, наверное, более первичный аспект, откуда стартует ВИЧ. Это то, что я могу делать. У меня есть возможности какие-то. Я приезжаю в город, еду в реабилитацию, там говорю, собирается народ, я рассказываю о своём опыте проживания проблемы. Тут самый главный момент в том, что срабатывает идентификация: они видят, что сидит нормальный человек, у которого есть работа, которого кто-то знает, который достаточно успешен в их глазах, при этом тоже прошедший тяготы наркомании и преодолевший их. И у людей сразу появляется вера монолитная, что я тоже могу. Потому что самое главное в человеке — это вера. Я могу делать профилактику. Я знаю, что у меня это получается хорошо. Я не стесняюсь честно рассказывать об этом.  Я горжусь тем, что получилось у меня за эти долгие годы.

Ю. КРАСИКОВА: А есть какая-то статистика по интеграции этих людей в общество: самораскрытие, да, я ВИЧ-положительный, например, и мне не страшно об этом говорить?

А. ДРАПЕКО: Статистика у нас чудовищная, потому что на данный момент у нас есть ряд регионов России, где нет ни одного человека с открытым статусом.

А. ДАНИЛИН: Слушайте, у нас в ряде регионов России ЕГЭ на все 100 баллов сдают.

А. ДРАПЕКО: Это не одно и то же, Лёша!

А. ДАНИЛИН: Это приблизительно так же, если говорить о правдивости той самой статистики.

А. ДРАПЕКО: Есть целые государства, которые входят в регион Восточной Европы и Центральной Азии, где нет ни одного зафиксированного случая ВИЧ. Это говорит нам, в первую очередь, о том, что общественное мнение настолько сильно в своей дискриминации, что люди просто бояться пойти и сделать тест.

С. ПЬЕХА: Да, общественное мнение и фобия, которая из него вытекает.

Ю. КРАСИКОВА: Я могу сказать как специалист, я психолог: я встречалась с этими людьми, работала с разными категориями граждан. У меня был друг, который внезапно оказался ВИЧ-инфицирован. Он был у меня дома, пил из стакана воду. Насколько я понимаю, что это полный бред, но вот это ощущение всё равно появилось. Мне прямо стыдно даже за себя стало: ну ты то уж!

А. ДРАПЕКО: Поэтому нам нужно больше информации. Мы должны рассказывать людям о том, что человек, принимающий терапию на постоянной основе, не является заразным, если можно так сказать. ВИЧ не передаётся через объятия, через поцелуи, через рукопожатия. Выпили вы из одной чашки, поели одними приборами, вас один комар укусил — ВИЧ не передастся таким образом.

С. ПЬЕХА: Более того, я знаю много пар, где жена, допустим, ВИЧ-положительная, муж нет, и у них трое детей, спорт, здоровый образ жизни, бизнес, хороший социальный уровень жизни. И совершенно свободно люди об этом говорят на конференциях разных и так далее, потому что у них всё хорошо в жизни. Но, к сожалению, у нас это пока всё скрывается за счёт этой страшной фобии перед государством и так далее.

А. ДРАПЕКО: Но спасибо вам огромное, спасибо «Радио Балтика», вам двоим, прекрасным людям, вашим редакторам за то, что вы вообще эту тему поднимаете. И Петербургу спасибо. Чем больше мы будем об этом говорить, тем быстрее мы сможем преодолеть эту нехорошую ситуацию в обществе.

А. ДАНИЛИН: Есть слушатели, которые готовы с нами пообщаться на эту тему. Алло, как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Борис. У меня нет СПИДа и ВИЧ, но у меня есть несколько знакомых с такими заболеваниями. Они 17-20 лет назад заболели и на сегодняшний день свадьбу планируют. Поначалу они говорили: зачем мне трудовая книжка, я всё равно скоро умру — в самом начале, когда это только произошло.

С. ПЬЕХА: А сегодня они и вас пережить собрались, да?

СЛУШАТЕЛЬ: Да. Я понял, что не психологи им помогают, а анонимные сообщества таких же, как они. Может быть, давать возможность им самим развивать свои сообщества?

А. ДАНИЛИН: То есть встречаться, общаться, рассказывать, как преодолевать какие-то ситуации и жизненные невзгоды. Боря, а в тебе за эти 17-20 лет какие-то изменения по отношению к твоим знакомым произошли?

СЛУШАТЕЛЬ: У меня, на самом деле, у самого был гепатит С ровно 17 лет, и вот буквально несколько месяцев назад я его вылечил полностью.

С. ПЬЕХА: Дженерики появились, да, стало проще.

А. ДРАПЕКО: А представляете: есть на свете целое поколение детей, которые родились до терапии. У нас же терапия, которая позволяет ВИЧ-инфицированной матери родить здорового ребёнка, появилась только 17 лет назад. И есть целое поколение детей, я видела их, у них есть своя организация, Teenergizer называется. Если, кстати говоря, вдруг вы знаете подростков, который сталкиваются с такой же проблемой, пусть они найдут сайт Teenergizer, и там у них есть возможность пообщаться между собой. Но представь себе, каково это: ты родился с ВИЧ и при этом всю жизнь, в школе тебя не приглашают на день рождения твоих сверстников, от тебя просят отсаживать детей, тебя просят не посещать общие занятия в бассейне? Это же чудовищно.

Ю. КРАСИКОВА: Какой кошмар. И это зависит от нас.

С. ПЬЕХА: По поводу идентификации: хорошая история, когда объединяются все люди с проблемами. Хотя я не считаю, что ВИЧ — самая большая проблема, она всё больше и больше обесценивается. Когда они собираются вместе и делятся опытом проживания, то их уровень драматизации падает со 100 на 20%, и их жизнь становится сносной, счастливой и хорошей. Поэтому ни одни психолог не заменит сообщество таких людей, как он. Поначалу. А потом люди, по-моему, забывают, что у них есть какие-то проблемы, живут себе и живут. Съел две таблетки, четыре и пошёл.

Стас пьеха вич инфицирован правда или нет

А. ДАНИЛИН: Есть широко распространённое убеждение, с которым нам пишет и Антон: «Добрый вечер. Вы не устали рекламировать ВИЧ — то, чего не существует? Синдром был и есть, а ВИЧ — уже не знают, как и где рекламировать. Дураком надо быть, чтобы принимать таблетки от того, чего нет». Действительно, ведь есть ряд людей, которые отрицают ВИЧ.

А. ДРАПЕКО: Да, наивно полагают это и портят нам всю картину, потому что в итоге они время от времени уговаривают людей, у которых выявлен ВИЧ, прекращать принимать терапию.

А. ДАНИЛИН: Да ты что, даже так?

А. ДРАПЕКО: Это самое страшное. Если бы эти люди не приносили никакого вреда, можно было бы просто закрыть на них глаза и сказать: окей, оставайтесь при своём мнении. Если бы они его никому не навязывали, если бы из-за них никто не умирал.

С. ПЬЕХА: Есть секты, которые против каких-либо препаратов. И когда они в них попадают ВИЧ-положительные, им говорят: мы будем молиться, этой проблемы нет, это психосоматика, метафизика, мы её отмолим. Я же не рекламщик, мне никто не платит за это. Просто рассказываю реальную историю, когда шла девочка с турбоВИЧ — это достаточно быстро развивающийся ВИЧ, —  она одну ножку занесла, а вторую не может поднять. Ей говорят: а что такое? Она говорит: забыла, как это делается. Оказывается, ВИЧ настолько все клетки мозга съел. Пока она была в этой секте, ей рассказывали, что всё хорошо, у неё ничего нет, она перестала поднимать вторую ногу, потому что мозг перестал давать команду в ножку. И она просто на одной ножке стояла, потом перестала стоять вообще и умерла, сгорела. Вот к чему приводит подобное отношение.

А. ДРАПЕКО: Мы не рекламируем ВИЧ, мы рекламируем здоровье, мы рекламируем ваш контроль собственного здоровья. Вам нужно думать об этом, потому что есть реальная угроза, реальная проблема. Вот мы вам рассказываем, как можно это делать.

С. ПЬЕХА: Есть мифы, а есть реальная информация, которой мы делимся с вами.

Ю. КРАСИКОВА: Мне непонятно, от чего возникают такие противоречия? Споры есть научные, но тем не менее мир движется в определённом направлении, есть терапия, есть позитивный результат, есть динамика — это общепризнанный факт, иначе бы этих людей уже не было в живых.

А. ДАНИЛИН: А кто-то до сих пор в «домике» и в Советском Союзе живёт.

С. ПЬЕХА: А скольких людей уже нет в живых! Что тоже доказывает, что это совершенно не шутки.

А. ДАНИЛИН: Тем печальнее, что, например, по сведениям директора фонда «СПИД.Центр» Антона Красовского, в Петербург эпидемия пришла три года назад. Тем печальнее для нас, жителей этого города, людям, которые влюблены в него безумно.

А. ДРАПЕКО: Это с одной стороны. С другой стороны, давайте посмотрим иначе. Эпидемия очень много где есть, просто не везде об этом известно, не везде люди готовы прийти и сделать тест, который и сделает ту самую статистику, на которую вы потом будете смотреть и качать головами. Эта история, в первую очередь, от человеческого самосознания зависит. В Петербурге, как только эта проблема возникла, её сразу стало возможным решать. Сюда были направлены дополнительные средства. Например, у доктора Евгения Евгеньевича Воронина, который с нами выступал на пресс-конференции, в Ленинградской области есть приют, куда он с начала 90-х годов собирал детей-отказников, которые были рождены с ВИЧ. У него на данный момент один ребёнок, один 15-летний молодой человек. Все остальные уже по семьям. Когда ты знаешь проблему, ты знаешь, как её решать.

А. ДАНИЛИН: Слушатель Александр спрашивает: «А получается, можно заразиться только половым путём?»

А. ДРАПЕКО: Конечно, нет. Александр, вы можете пойти на сайт любого СПИД-центра и получить исчерпывающую информацию.

С. ПЬЕХА: Только не на форум, пожалуйста.

А. ДРАПЕКО: Есть масса официальных источников, даже в игровой форме подающих информацию.

С. ПЬЕХА: Есть форумы, где сидят люди, которые как раз говорят, что ВИЧ не существует, или, наоборот, что вам не стоит здороваться за руку, одним воздухом дышать. На форумы очень опасно заходить, заведомо можно поставить себе некую программу, которую потом очень сложно стереть. К специалистам нужно приходить, которые будут рассказывать правду, а не делиться каким-то мнением.

А. ДАНИЛИН: Евгений спрашивает у тебя, Стас: «А есть ли среди твоих знакомых музыкантов в шоу-бизнесе люди с ВИЧ-положительным статусом?»

С. ПЬЕХА: Музыкантов нет. Но я могу сказать, что у меня мало знакомых среди музыкантов. Больше у меня знакомых в других областях, там много ВИЧ-инфицированных, даже близкие люди ВИЧ-положительные по статусу. И много очень девушек.

А. ДАНИЛИН: Я отступлю от главной темы. Много вопросов приходит: когда концерт у Стаса в Петербурге?

С. ПЬЕХА: Он был в октябре. Чаще раза в год делать большой концерт — провальная схема. Надо дать отдохнуть зрителю, сделать новую программу. Возможно, в следующем году осенью, а, может быть, даже через полтора года будет большой концерт. За клубными выступлениями следите в моём Instagram.

А. ДАНИЛИН: Ты сам ведёшь Instagram?

С. ПЬЕХА: Сам, никому не доверяю. Единственное безопасное от каких-то СМИ, пиарщиков-негодяев пространство, где я полностью самовыражаюсь так, как хочу, без цензуры порой.

А. ДАНИЛИН: Сегодня не очень приятная статистика от туристических компаний пришла — для петербуржцев. Петербург уступил Москве по туристической привлекательности в новогодние праздники. Москва более красива, более масштабно готовится.

С. ПЬЕХА: У меня есть мнение на этот счёт. Петербург в летнее время года, безусловно, выигрывает у любого города, по крайней мере, в бывшем СССР точно. Если выйти по каналам на лодочке, то и Венеция «курит» периодически, потому что Питер с воды — это что-то особенное. Но я был расстроен, когда прошлой зимой в новогодний период попал на Невский проспект. Мне казалось, что он должен играть всеми огнями, фейерверк должен был случиться.

А. ДРАПЕКО: Ты слишком долго жил в Москве, Стас.

С. ПЬЕХА: В Москве та же Дмитровка, маленькая улица, которая идёт параллельно Тверской, — я на неё выехал и был завороженный.

А. ДРАПЕКО: А я каждый раз на Дмитровку выезжаю и вижу: вот это горит моя пенсия.

С. ПЬЕХА: Да?

А. ДРАПЕКО: Если Петербург и так самый красивый город на свете, — с этим тяжело не согласиться — зачем ему ещё какие-то гирлянды. В Москве собирается огромное количество людей, которые собираются на Красную площадь, пронося с собой в рукавах запрещённые напитки, и проводят время так, как в Петербурге проводить время не принято.

С. ПЬЕХА: А я хочу, чтобы Петербург был всегда самый красивый, и чтобы у Москвы даже в новогодний период не было форы.

А. ДРАПЕКО: Я предлагаю нам с тобой, как минимум, приехать в Петербург на Новый год.

С. ПЬЕХА: И украсить его?

А. ДРАПЕКО: Ходить по этим прекрасным полупустым улицам.

Ю. КРАСИКОВА: Кстати, о Новом годе: вы будете праздновать дома или на концерте?

С. ПЬЕХА: Я вообще-то не умею ничего праздновать, у меня эта опция отсутствует. Мы ничего не празднуем: мы либо работаем, либо очень грустим.

Ю. КРАСИКОВА: Это по-питерски.

С. ПЬЕХА: Прошлый Новый год сложился так, что мы поехали в Дубай, у нас там был сольник в самый Новый год. Это было классно: тепло, мы купались в этот день. А в этот Новый год я не знаю, что будет. Я знаю, что будет в декабре. Но если Новый год не сложится, и я это заранее пойму, то я постараюсь куда-нибудь подальше уехать. Потому что сидеть здесь без работы в Новый год печально.

А. ДАНИЛИН: Спрашивают: «Стас, селфи на фоне чего по следам нынешнего визита в Петербурге ждать в твоём Instagram?»

С. ПЬЕХА: Я решил без селфи сегодня.

Ю. КРАСИКОВА: А мы? С нами?

А. ДРАПЕКО: Прямо сейчас.

С. ПЬЕХА: Давайте, не селфи.

А. ДАНИЛИН: Селфи на фоне каких-то людей с «Радио Балтика».

С. ПЬЕХА: Селфи на фоне Петра можно.

А. ДРАПЕКО: И классическая подпись должна быть: с апатией и безразличием из Петербурга.

С. ПЬЕХА: Кричащее одиночество.

А. ДАНИЛИН: Мы ринемся в этот мир селфи прямо сейчас. Стас, Настя, благодарим, что нашли время и зашли к нам.

А. ДРАПЕКО: Спасибо большое, «Радио Балтика», за то, какая у вас яркая социальная позиция. Зовите нас ещё.

А. ДАНИЛИН: Музыкант, поэт, певец Стас Пьеха и журналист, радиоведущая Анастасия Драпеко были с нами.

Прослушать интервью на Baltika.fm

Источник: drobysh.com


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.