Статистика вич по странам


Старший научный сотрудник, врач-инфекционист Федерального научно-методического центра по профилактике и борьбе со СПИДом ФБУН «Центральный НИИ эпидемиологии» Роспотребнадзора Василий Шахгильдян рассказал корреспонденту “Ъ” Ольге Алленовой, есть ли в России эпидемия ВИЧ-инфекции и почему принимаемых для борьбы с проблемой мер недостаточно.

«Трое из ста мужчин среднего возраста заражены ВИЧ и являются источником инфекции»

— В России говорят об эпидемии ВИЧ. Это действительно эпидемия?

— По критериям ВОЗ и Объединенной программы ООН по ВИЧ/СПИДу (UNAIDS) эпидемия ВИЧ-инфекции в 20 регионах России достигла генерализованной стадии, о чем свидетельствует распространенность ВИЧ-инфекции среди беременных в этих регионах (более 1%). То есть ВИЧ-инфекция распространяется уже не только внутри групп повышенного риска (например, потребителей инъекционных наркотиков), но и в общей популяции.

Среди российских граждан в возрасте 15–49 лет ВИЧ-инфицированы 1,2%. Наиболее острая и опасная ситуация в возрастной группе от 30 до 44 лет: у 3,3% обследованных мужчин 35–39 лет установлена ВИЧ-инфекция. Возможно, кого-то эти цифры не поразят, но вдумаемся: 3 из 100 мужчин среднего возраста заражены ВИЧ и являются источником инфекции.


— Так все-таки есть в стране эпидемия или нет?

— В России в прошлом году обследование на наличие антител к ВИЧ прошли почти 34 млн человек, было выявлено порядка 100 тыс. новых случаев ВИЧ-инфекции, то есть 0,3%.

— Не эпидемия.

— В целом по России это негенерализованная стадия эпидемии. Тем не менее примерно 300 человек в день в нашей стране заражаются ВИЧ и около 100 человек в день умирают. Поэтому, как вы это ни назовете, проблема огромная.

— А сколько официально зарегистрированных случаев заболевания по России?

— По данным Федерального центра по профилактике и борьбе со СПИДом на 31 декабря 2017 года, кумулятивное количество зарегистрированных случаев ВИЧ-инфекции среди граждан Российской Федерации — 1 220 659 человек. Из них 276 660 человек уже умерли, то есть в конце 2017 года в стране проживало почти 950 тыс. граждан, зараженных ВИЧ. Неуклонно цифра приближается к 1 млн. За 2017 год территориальными центрами по профилактике и борьбе со СПИДом было сообщено о 104 402 новых случаях ВИЧ-инфекции. Согласно другим подсчетам, количество новых случаев заболевания — чуть более 80 тыс. Но в любом случае цифры очень велики.


Правда, сейчас благодаря просветительской профилактической работе, широкому обследованию населения на наличие антител к ВИЧ, активному привлечению людей, живущих с ВИЧ, в специализированные медицинские центры, максимально быстрому началу антиретровирусной терапии и широкому охвату терапией больных ВИЧ-инфекцией скорость прироста новых случаев заболевания снижается. Например, если в 2011–2015 годах ежегодный прирост количества новых выявленных случаев инфекции был в среднем 10%, то в 2016-м этот показатель стал 4,1%, а в 2017-м — 2,2%. И среди молодых людей 15–19 лет число новых случаев ВИЧ-инфекции за последние годы минимально. Отчасти это связано и с тем, что в 2015 году принята государственная стратегия противодействия распространению ВИЧ-инфекции в Российской Федерации на период до 2020 года и на дальнейшую перспективу.

Но, как мы знаем, суть — в деталях и в целях демонстрации цифр. Если мы хотим убедить кого-то, будто у нас все хорошо с решением проблемы ВИЧ-инфекции, то можно говорить, что в России существенно меньше выявляется ВИЧ среди молодых, скорость прироста новых случаев заметно снизилась, почти половина больных ВИЧ-инфекцией получает антиретровирусную терапию, АРТ, а по официальной отчетной форме ФСН №61 и по данным отчетов региональных центров СПИДа, доля умерших от СПИДа из всех пациентов, состоящих на диспансерном учете, в 2017 году по сравнению с 2016-м сократилась на 15%.


все это действительно важно. Но если мы считаем профессиональным долгом обращать внимание на чрезвычайную остроту проблемы ВИЧ-инфекции в России, то необходимо говорить о 100 тыс. новых случаев заболевания только за последний год, крайне высокой пораженности ВИЧ россиян в среднем возрасте, о том, что почти половина новых случаев ВИЧ-инфекции за последние годы приходится на молодых женщин, заражающихся вирусом половым путем, о недостаточном охвате регулярным диспансерным наблюдением и антиретровирусной терапией ВИЧ-инфицированных граждан России, о росте количества смертей инфицированных ВИЧ.

— Говоря о росте количества смертей, вы какие цифры имеете в виду?

— К концу 2017 года из числа зарегистрированных умерли почти 23% больных ВИЧ-инфекцией — 276 660 человек. Только за 2017 год погибли 31 898 человек, причем в молодом возрасте (в среднем 38 лет). По данным Росстата, в 2016 году ВИЧ-инфекция стала причиной более половины всех смертей от инфекционных болезней. Рост смертности в связи с ВИЧ-инфекцией вызывает и общий прирост числа смертей от инфекционных заболеваний в стране. ВИЧ-инфекция в молодом трудоспособном возрасте (18–44 года) выходит на одно из первых мест в структуре смертности населения России. От этой инфекции в 2015 году люди этой возрастной группы умирали больше, чем от заболеваний органов дыхания и нервной системы. В том же 2015 году показатель смертности от ВИЧ-инфекции впервые превысил показатель смертности от туберкулеза.


Достижения в области борьбы с ВИЧ, безусловно, есть, и они немалые, но решение многих острых проблем еще впереди.

— А сколько людей из миллиона больных получает терапию? Ведь далеко не все вообще хотят лечиться.

— Лишь 74% больных ВИЧ-инфекцией состоят на диспансерном наблюдении и только треть из числа зарегистрированных пациентов находится на АРТ, причем значительное количество больных ее прерывает. По официальным данным, в 2017 году в России получали антиретровирусную терапию 346 тыс. человек. То есть охват лечением в прошлом году составил 35,5% от числа живущих ВИЧ-инфицированных лиц и 47,8% от числа состоявших на диспансерном наблюдении. К сожалению, 27 тыс. пациентов в 2017 году лечение прервали.

Это проблема, и не только наша. Во всем мире озабочены оказанием помощи таким больным — их своевременным привлечением в медицинские центры, удержанием на постоянном и неформальном диспансерном наблюдении, своевременным началом АРТ и формированием высокой приверженности к лечению. У нас в стране ежегодно увеличивается финансирование на решение проблемы ВИЧ-инфекции, в основном на терапию данного заболевания, но значительно в меньшей степени — на профилактику болезни. В этом году из государственного бюджета будет выделено 24 млрд руб. Безусловно, есть твердая установка на максимальный охват людей, живущих с ВИЧ, лечением и максимально быстрое начало терапии при выявлении болезни.


ждый человек, инфицированный ВИЧ и желающий лечиться, может в нашей стране бесплатно и без особых сложностей получать антиретровирусную терапию. Другое дело, что существует проблема получения специализированной медицинской помощи и АРТ больному ВИЧ-инфекцией, если он живет не в регионе постоянной регистрации. Также есть проблема качества предоставляемого лечения. К сожалению, ВИЧ-инфицированные граждане нашей страны ограничены в получении самых современных, а значит, высокоэффективных, безопасных, хорошо переносимых и удобных в приеме антиретровирусных препаратов. Такие препараты получает лишь малое количество больных. А ведь современная безопасная АРТ с минимальным количеством таблеток и однократным приемом в день — залог высокой приверженности больного к лечению, к медицинскому наблюдению. И залог того, что будет увеличиваться количество ВИЧ-инфицированных людей, у которых нет вируса в крови и которые никого не смогут заразить.

— То есть это поможет остановить распространение инфекции?

— Да. Согласно программе ООН в области борьбы с ВИЧ-инфекцией, каждая страна должна стремиться к выявлению не менее 90% пациентов, инфицированных ВИЧ, из них не менее 90% должны получать терапию, и из этих 90% у 90% должна быть неопределяемая вирусная нагрузка — отсутствие РНК ВИЧ в крови. Именно достижение таких целей позволит остановить распространение ВИЧ-инфекции, кардинально уменьшить количество больных на последней стадии болезни — стадии СПИДа, резко сократить количество смертей вследствие ВИЧ-инфекции.


— Это рекомендует ООН, а какие-то страны выполняют данные рекомендации?

— Пока лишь отдельные европейские страны приближаются к обозначенным целям. Большинство, в том числе и Россия, еще только на пути к ним. Количество находящихся на диспансерном наблюдении и получающих терапию больных ВИЧ-инфекцией я назвал. Несмотря на серьезные усилия по лечению пациентов с ВИЧ, на возвращение внимания государства к проблеме и принятие многих важных мер в этом направлении, нам пока еще далеко до обозначенных ООН показателей. Тем более что международные организации считают необходимым проводить все расчеты не от числа выявленных, а тем более состоящих на диспансерном учете ВИЧ-инфицированных лиц, а от расчетного предполагаемого количества больных ВИЧ-инфекцией в стране. Проведенные специалистами-эпидемиологами расчеты свидетельствуют, что число людей, живущих с ВИЧ, в стране может быть на несколько сотен тысяч выше числа официально выявленных. У нас есть понимание, что не все граждане, зараженные ВИЧ, знают о своем диагнозе, не все находятся в поле зрения медиков, не все получают необходимую медицинскую, социальную и психологическую помощь.

«Вне поля зрения остаются ВИЧ-инфицированные люди с высоким социальным статусом»

— Что нужно делать, чтобы количество получающих терапию росло?

— Надо научиться привлекать и удерживать пациентов с ВИЧ в медицинском поле.


т очень важно удобство в предоставлении помощи — чтобы люди не тратили много времени и сил на ее получение. Оговорюсь, что, конечно, прежде всего от самого человека и его активных действий зависит состояние его здоровья. Условия для получения помощи есть. Но необходимо прийти в Центр по профилактике и борьбе со СПИДом, возможно, выдержать некоторые неудобства при постановке на диспансерный учет, потратить время, но помощь получить. Необходимо доверять врачам, а не интернету. В то же время и врачи должны понимать, что многие пациенты носят такие же галстуки, как и мы, являются социально активными, работающими гражданами и так же прекрасно осведомлены о последних международных рекомендациях по лечению ВИЧ-инфекции и современных АРВ-препаратах. Доверие со стороны пациента нужно заслужить. И заслужить своими знаниями, эффективными профессиональными действиями и внимательным отношением к обратившемуся за помощью человеку. С целью привлечения ВИЧ-инфицированных людей к медицинскому наблюдению важно оказывать комплексную, медико-социально-психологическую помощь, создавать команды специалистов в центрах СПИДа, готовые не только решать медицинские проблемы пациентов, но и помогать в трудных жизненных ситуациях, оказывать необходимую психологическую и психотерапевтическую поддержку. В центрах СПИДа важно не ждать, когда придут заболевшие, и работать не только с активными пациентами. Несмотря на высокую профессиональную загруженность, надо через общественные организации и пациентские сообщества искать пути привлечения к медицинскому наблюдению лиц из групп риска, асоциальных или наркозависимых людей, потому что они являются источником заражения ВИЧ.

ли мы не охватим терапией большинство ВИЧ-инфицированных, то у нас эпидемия ВИЧ-инфекции не прекратится. И мы не должны действовать по принципу «не пришел — твое дело». Важно принимать информационные меры, просветительские, показывать, что в центрах оказания помощи все спокойно, доброжелательно, эффективно, диагноз не будет разглашен, на тебя не станут показывать пальцем, никто тебя ни в чем не упрекнет.

Не следует забывать о группах возможных пациентов из числа мужчин, практикующих секс с мужчинами, необходимо пытаться через доверенных лиц, пациентов, уже находящихся на диспансерном наблюдении, получить доступ к этим закрытым группам, часто не доверяющим официальной медицине, сталкивающимся с некоторым осуждением при обращении за помощью или не желающим «стоять в одной очереди с кашляющим наркоманом». Нам нужно максимально широкое обследование людей на наличие ВИЧ в этих группах, потому что в последние годы наблюдается отчетливая тенденция к росту количества зараженных при гомосексуальных контактах.

И еще один важный момент. Широкое обследование населения на наличие ВИЧ, конечно, важная мера своевременного выявления заболевания и привлечения выявленных граждан к медицинской помощи. Но еще более эффективным является проведение обследования на наличие ВИЧ в группах риска, именно в тех группы населения, где вероятность заражения вирусом наиболее высока и, соответственно, высока вероятность выявления ВИЧ-инфекции при обследовании.


нечно, легче организовать обследование на ВИЧ студентов вузов или пожилых людей, поступающих в стационары, чем молодых людей, пьющих пиво по ночам на детских площадках, или наркозависимых лиц, или женщин, занимающихся коммерческим сексом. Но вероятность выявления ВИЧ именно в этих группах максимально высока. Значит, и стоимость одного случая выявления ВИЧ будет существенно ниже.

Кроме этого нужно найти возможность проведения широкого обследования мужчин среднего возраста, ведь мы знаем о высоких цифрах пораженности ВИЧ в этой категории граждан. Именно она крайне редко оказывается в поле зрения врачей. Если молодые женщины хотя бы во время беременности попадают под медицинское наблюдение, то мужчины молодого и среднего возраста вообще выпадают из зоны медицинского внимания. Я, например, прохожу диспансеризацию и обследование на ВИЧ как врач, сотрудник специализированного центра, но сам по себе последний раз я был в своей поликлинике много лет назад. И если бы в молодости я был инфицирован ВИЧ, то при хорошем самочувствии, характерном для ВИЧ-инфекции многие годы, я бы понятия не имел о наличии заболевания и высоком риске заражения других людей. Возможно, следует предлагать пройти обследование людям молодого и среднего возраста при приеме на работу, при выдаче водительского удостоверения или других документов. Например, в Екатеринбурге водителям, направляемым сотрудниками ДПС на прохождение теста для определения содержания алкоголя в крови, в медицинских центрах предлагают пройти тест на наличие ВИЧ.


— Но не заставлять же?

— Конечно, абсолютно добровольно! И пусть далеко не все соглашаются пройти такой тест, но 30% лучше, чем 0%. Это конкретный шаг к своевременному выявлению ВИЧ в труднодоступной группе граждан. И сегодня регионам очень важно предлагать конкретные действенные меры по раннему выявлению ВИЧ среди населения. Осуществлять их, оценивать эффективность и предлагать новые.

— А как же их убедить?

— Важный вопрос, потому что мы много говорим о наркозависимых, о людях асоциальных, но вне поля зрения остаются ВИЧ-инфицированные граждане с активной жизненной позицией, высоким социальным статусом, которые часто целыми днями заняты на работе. Нам надо понять, как правильно выстроить систему медицинской помощи в центрах СПИДа для таких пациентов, учитывая значительное время на ожидание приема, разный контингент пациентов в очередях и их известность, наконец. В Москве, например, уже год работает первая частная клиника, специализирующаяся на оказании помощи при инфекционных заболеваниях, прежде всего при ВИЧ-инфекции.

— Клиника для богатых?

— Да, она платная, и конечно, позволить себе лечиться там могут, к сожалению, далеко не все. Да к тому же в большинстве центров СПИДа оказывают высокопрофессиональную помощь абсолютно бесплатно. Но в таких частных клиниках есть потребность, и важно, чтобы возможность получения медицинской помощи в такой форме тоже была.

«На этой болезни лежит печать морального осуждения»

— Мне кажется, у нас в стране гепатита С или гепатита В не так боятся, как ВИЧ, хотя, наверное, по течению и осложнениям это такие же серьезные заболевания. Почему существует такой страх перед ВИЧ-инфекцией, а другие не менее опасные заболевания не вызывают такой паники?

— Прежде всего потому, что ВИЧ-инфекция до сих пор остается смертельным заболеванием.

И на этой болезни лежит некая печать морального осуждения… Если ты ВИЧ-инфицированный, то, по мнению большинства, ты или наркоман, или распутный человек, или мужчина с нетрадиционной половой ориентацией. То есть ты не такой, как большинство. Каждому из нас необходимо учиться толерантности, сочувствию к другим людям, в чем-то непохожим на нас. А еще тут есть страх, что этот человек может представлять для тебя лично опасность. Мы, врачи, бесконечно говорим о том, что все это не соответствует действительности, но люди по-прежнему живут старыми стереотипами.

— Вирусы гепатита С и гепатита В передаются теми же путями, что и ВИЧ, но в отношении этих болезней нет таких страшилок.

— Там сложился немного другой психологический портрет пациента. И главное, гепатит С является заболеванием, которое можно полностью вылечить, а гепатит В лишь в 5–7% случаев становится хроническим.

Но вы правы в том, что в медицинских учреждениях, оказывающих хирургическую, акушерско-гинекологическую или иную помощь, ВИЧ-инфекции страшатся гораздо больше, чем гепатитов В и С. И до сих пор есть случаи отказа от медицинской помощи, хотя известно, что ВИЧ — это «младенец» по своей стойкости в окружающей среде и по концентрации в крови по сравнению, например, с вирусом гепатита В. Его концентрация в крови в сотни раз меньше, чем вируса гепатита В.

Отмечу, что если бы в медицинских учреждениях неукоснительно соблюдали все санитарные правила по профилактике внутрибольничной передачи вируса гепатита В, которые уже давно разработаны и внедрены, то у нас не было бы и ни одного случая заражения ВИЧ в больнице. А сейчас такие случаи, хоть и единичные, есть. Меры по профилактике заражения вирусом гепатита В многократно страхуют и от передачи ВИЧ. Но страх при оказании медицинской помощи больному ВИЧ-инфекцией у многих медиков действительно существует…

— В стационар инфицированные ВИЧ люди попадают уже в тяжелом состоянии. Это потому, что они не лечились?

— Да. Понимаете, среди госпитализированных ВИЧ-инфицированных больных с туберкулезом и другими вторичными заболеваниями 80% знали, что у них ВИЧ, но никуда за медицинской помощью многие годы не обращались, не лечили ВИЧ-инфекцию. Своевременное медицинское наблюдение, назначение АРТ гарантировали бы им нормальную, здоровую жизнь, а теперь они лежат в стационаре в тяжелом состоянии, и исход болезни неизвестен.

Важно уделять внимание диагностике и лечению вторичных заболеваний у больных ВИЧ-инфекцией. В стационарах многих регионов нашей страны нет возможности использования современных лабораторных и инструментальных методов для этиологической расшифровки тяжелой вторичной патологии у больных ВИЧ-инфекцией с глубокой иммуносупрессией. Там существенно ограничены возможности этиотропной терапии вторичных заболеваний. Надо помнить и о проблеме своевременного лечения гепатита С, который нередко сопутствует ВИЧ-инфекции, современными препаратами прямого противовирусного действия, у них эффективность более 95%. То есть подавляющее большинство больных гепатитом С полностью излечивается от этого заболевания при такой терапии. К сожалению, в нашей стране лишь несколько процентов больных хроническим гепатитом С, в том числе и без ВИЧ-инфекции, получают такое лечение.

Ежегодно несколько тысяч тяжелобольных ВИЧ-инфекцией проходят лечение в инфекционных и других больницах. И если мы хотим уменьшить это количество, то следует не только бороться за жизнь пациента на стадии СПИДа, принимая активные, но часто дорогостоящие меры по выявлению и лечению вторичных заболеваний. Надо постараться предупредить заражение или выявлять болезнь на ранней стадии при сохранном иммунитете — и как можно быстрее начинать необходимую терапию. Так мы сохраним для ВИЧ-инфицированного человека трудоспособность, высокое качество жизни, возможность иметь детей и в итоге сэкономим колоссальное количество государственных денег.

— Я читала, что таблетки, которые назначают по государственной программе, неэффективны. Это правда?

— Нет, это не так. Закупаются препараты эффективные, но они не всегда хорошо переносятся пациентами, часто неудобны в приеме. Общее количество таблеток в день может составлять 5–6 штук с приемом два раза в сутки, нередко пациенты испытывают тошноту, диарею, нарушение сна, другие побочные эффекты. Более старые препараты опасны поздними нежелательными явлениями — нарушениями жирового, углеводного обмена, деминерализацией костной ткани, что повышает риск развития инфаркта миокарда, инсульта, патологических переломов. Современные же препараты практически не вызывают ранних и поздних побочных эффектов, их достаточно пить один раз в день по одной таблетке. Существуют комбинированные АРВ-препараты, когда два или даже три средства содержатся в одной таблетке, принимаемой один раз в день. Согласитесь, разница есть: одна таблетка или шесть таблеток. Поставьте себя на место пациента. Мы же должны помнить, что человеку, инфицированному ВИЧ, предстоит принимать лекарство ежедневно и многие годы. Мы с вами были бы готовы к такому лечению, если бы пришлось принимать по 5–6 таблеток в день? Я уже говорил, что сегодня часть пациентов прекращают терапию — как раз из-за развития побочных эффектов и неудобства приема. Мы должны научиться думать не только о цене препарата, но и о его эффективности, длительной безопасности, хорошей переносимости и удобстве приема. Все это обеспечит высокую приверженность ВИЧ-инфицированного человека лечению, а одних только наших призывов к соблюдению режима терапии мало.

Напомню еще раз: многие наши пациенты прекрасно себя чувствуют в интернете, имеют представление о последних международных рекомендациях и знают, какие сейчас препараты применяются в высокоразвитых странах. Конечно, они хотят получать такие препараты, без побочных эффектов, с наименьшим количеством таблеток. И это тоже поможет обеспечить широкий охват АРТ людей с ВИЧ-инфекцией. В итоге это все окупится сторицей. В США и странах Западной Европы количество новых случаев инфицирования ВИЧ стремительно снижается, количество больных на стадии СПИДа и пациентов, нуждающихся в стационарном лечении, также значительно снизилось. Существенно уменьшилось число летальных исходов, связанных с ВИЧ-инфекцией. Главная причина успеха — широкий и своевременный охват людей, живущих с ВИЧ, современной антиретровирусной терапией. У нас пока другие тенденции. В 2017 году в нашей стране умерло на 4,4% больше больных ВИЧ-инфекцией, чем в 2016-м.

«Портрет человека с ВИЧ резко изменился»

— Кто они, ваши больные? Можете нарисовать портрет?

— Мы в нашем центре оказываем помощь в основном людям, имеющим постоянную регистрацию в других регионах, но живущим и работающим в Москве или Московской области. А также людям без определенного места жительства. Кроме того, у нас наблюдаются и получают лечение больные, участвовавшие в клинических исследованиях, проводимых федеральным центром. В целом категория ВИЧ-инфицированных людей, проходящих в нашем центре наблюдение и лечение, относительно более благополучная, чем больные в региональных центрах СПИДа.

Но могу сказать, что портрет человека, живущего с ВИЧ, за последние годы сильно изменился.

Хотя 42% новых случаев заболевания по-прежнему связано с внутривенным употреблением психоактивных веществ.

— То есть внутривенное употребление наркотиков — не основной способ передачи вируса?

— На сегодня уже да. При этом все равно он остается пугающе актуальным. В странах Западной Европы (Франция, Германия) этот показатель равен 1–2%. Что касается полового пути передачи вируса, то, увы, основной контингент заразившихся — молодые женщины. ВИЧ, как и большинство других возбудителей, значительно легче передается половым путем от мужчины к женщине, чем наоборот.

Отмечу, что, по данным исследований, которые проводились в нашем центре, порядка 66% сравнительно недавно заразившихся ВИЧ — люди работающие. То есть мы видим новые тенденции: нашими пациентами все чаще становятся социально активные, профессионально востребованные люди среднего возраста, нередко имеющие представления о ВИЧ-инфекции. Поэтому сейчас важно говорить не только о стигматизации, дискриминации, которые могут испытывать люди, инфицированные ВИЧ, не только о важности своевременного обращения за медицинской помощью, постоянного наблюдения, своевременного начала АРТ. Все более актуальным становится разговор врача с грамотным в области ВИЧ-инфекции пациентом о качестве предоставления медицинской помощи, о новых комбинированных АРВ-препаратах с минимальной токсичностью, о возможной первичной резистентности ВИЧ к препаратам, о будущей терапии.

Если же смотреть на больных ВИЧ-инфекцией, нуждающихся в стационарной помощи, то их можно разделить условно на две группы. Первая — это люди социально адаптированные, но не знавшие до недавнего времени о своем заболевании и впервые столкнувшиеся со своим диагнозом при развитии тяжелого вторичного недуга на фоне выраженного иммунодефицита. Дело в том, что часто ВИЧ-инфекция на относительно ранних стадиях сигнализирует о своем наличии рецидивирующим опоясывающим лишаем, кандидозом ротовой полости, слабостью, учащением инфекционных заболеваний. Но у части людей, зараженных ВИЧ, нет таких сигналов, или же они не обращают внимания на повышенную утомляемость, периодические подъемы температуры, снижение веса и поэтому длительное время живут относительно благополучно в полном неведении о своей болезни. Такие люди впервые узнают о своем заболевании, увы, слишком поздно. Например, недавно в КИБ №2 Москвы поступила молодая женщина из благополучной семьи с тяжелым ВИЧ-энцефалитом. У нее год предполагали депрессию, пытались проводить лечение. И никто не подумал о возможной ВИЧ-инфекции. Женщина поступила в тяжелом состоянии — ее перевели из психиатрической больницы с развитием деменции и крайне низкими показателями иммунного статуса. Несмотря на быструю расшифровку природы поражения головного мозга, сразу же начатые АРТ и химиопрофилактику вторичных заболеваний, больная скончалась.

Вторая группа госпитализируемых пациентов с ВИЧ-инфекцией и наличием вторичной патологии — люди, социально дезадаптированные, порой без определенного места жительства, нередко употребляющие алкоголь или наркотические вещества, испытывающие острые социальные, психологические и психические проблемы, проблемы адаптации в обществе. Эти пациенты не привержены медицинскому наблюдению и, даже зная о своем диагнозе, не обращаются за медицинской помощью. Или же после нескольких посещений центра СПИДа надолго исчезают из поля зрения медиков, прерывают назначенную АРТ. Собственно, у этой группы граждан выше вероятность дойти до продвинутых стадий заболевания, поэтому в стационарах проходят лечение большое количество больных ВИЧ-инфекцией, имеющих не только серьезные инфекционные или соматические заболевания, но и тяжелые социальные проблемы, хронический алкоголизм, наркозависимость. Это, конечно, крайне осложняет лечебный процесс, нередко приводит к грубым нарушениям больничного режима со стороны больных, требует от медицинского персонала больших дополнительных усилий. Безусловно, оказание помощи таким людям возможно только при комплексном командном подходе с привлечением специалистов разного профиля. Помимо врачей-инфекционистов тут нужны наркологи, специалисты по социальной работе, соцработники, патронажные медицинские сестры, священнослужители, волонтеры. Кроме этого работа с ВИЧ-инфицированными людьми, страдающими наркотической или алкогольной зависимостью, требует создания определенных условий для работы медсестер, врачей. Никому в медицинской стационарной помощи мы не вправе отказать, и отказов никогда нет, но необходимо оберегать, сохранять медперсонал, работающий в очень непростых условиях.

— Таким пациентам нужна специализированная помощь, профильная реабилитация?

— Конечно. Для ведения этих пациентов необходимы определенная медикаментозная поддержка, постоянные консультации нарколога, специфические препараты, определенный режим в отделениях, индивидуальные медсестринские посты, а в инфекционной больнице сделать это практически невозможно. По-видимому, нужно думать о создании полноценных инфекционных отделений в наркологических стационарах.

Что касается людей с неблагополучным социальным статусом, бездомных, потерявших связь с родственниками,— такие граждане часто остаются без необходимых документов, пособий и пенсий. И они по объективным и субъективным причинам могут долго находиться в больнице. Возможно, они уже не требуют активной противоинфекционной помощи, но тем не менее больница вынуждена выполнять некую функцию социального учреждения. И существует острый дефицит в штате специалистов по социальной работе, которые могли бы активно включаться и помогать оформлять паспорта, справки, пенсии для таких больных, пока те проходят стационарное лечение.

Не решив хотя бы одну из всех затронутых в этом разговоре проблем, мы можем оказаться неэффективными в целом.

Источник: www.kommersant.ru

10 место. Замбия

xkugxdwx1,2 млн больных при 14 млн населения. Поэтому нет ничего удивительного в том, что среднестатистическая продолжительность жизни там – 38 лет.

9 место. Россия

m2v23uf4В 2016 году в России количество зараженных СПИДом превысило 1 миллион человек по сведениям российского здравоохранения, 1,4 млн по отчету ЕЕСААС-2016. Причем количество зараженных в последние несколько лет активно растет. Для примера: каждый 50-й житель Екатеринбурга ВИЧ-положителен.

В России более половины больных заразились через иглу при инъекции наркотика. Ни для одной страны мира этот путь инфицирования не является основным. Почему именно в России такая статистика? Многие говорят, что этому послужил отказ от применения метадона, употребляемого перорально, в качестве замещения инъекционного наркотика.

zhhjkd3qМногие ошибочно полагают, что проблема инфицирования наркоманов – это только их проблема, не так страшно, если «отбросы общества» приобретают болезни, приводящие к летальным исходам. Человек, употребляющий наркотики, не является монстром, которого можно легко определить в толпе. Он долгое время ведет совершенно обычный образ жизни. Поэтому часто зараженными оказываются супруги и дети наркоманов. Не исключены случаи, когда заражение происходит в клиниках, салонах красоты после плохой дезинфекции инструментов.

Пока общество не осознает реальную угрозу, пока случайные партнеры не перестанут оценивать наличие ЗППП «на глазок», пока правительство не изменит отношения к наркоманам, мы будем стремительно подниматься в этом рейтинге.

8 место. Кения

gybe5ctn6,7% населения этой бывшей английской колонии являются носителями ВИЧ, а именно 1,4 млн человек. Причем среди женщин зараженность выше, поскольку в Кении низок социальный уровень женского населения. Возможно, играют роль также довольно свободные нравы кениек – здесь легко подходят к сексу.

7 место. Танзания

hl2ax21tИз 49 млн населения этой африканской страны СПИДом больны чуть более 5% (1,5 млн). Есть районы, в которых уровень инфицированных превышает 10%: это далекий от туристических маршрутов Нджобе и столица Танзании – Дар-эс-Саламе.

6 место. Уганда

swvr00gsПравительство этой страны прикладывает огромные усилия по борьбе с проблемой ВИЧ. К примеру, если в 2011 году детей с ВИЧ родилось 28 тысяч, то в 2015 – 3,4 тысячи. Также на 50% уменьшилось количество новых случаев инфицирования взрослого населения. 24-летний король Торо (одного из регионов Уганды) взял контроль эпидемии в свои руки и пообещал к 2030 году купировать эпидемию. В этой стране полтора миллиона заболевших.

5 место. Мозамбик

k5ghqjzjБолее 10% населения (1,5 млн человек) заражены ВИЧ, и страна не имеет собственных сил на борьбу с заболеванием. Около 0,6 млн детей в этой стране являются сиротами по причине гибели родителей от СПИД.

4 место. Зимбабве

zfpgyyna1,6 млн инфицированных на 13 млн жителей. К таким цифрам привела широко практикуемая проституция, отсутствие элементарных знаний о контрацепции и общая нищета.

3 место. Индия

mbdsvuloОфициальные цифры – порядка 2 млн больных, неофициальные – гораздо выше. Традиционное индийское общество довольно закрыто, многие замалчивают проблемы со здоровьем. Просветительская работа с молодежью практически не ведется, говорить о презервативах в школах неэтично. Отсюда практически полная безграмотность в вопросах предохранения, что отличает эту страну от стран Африки, где достать презервативы не представляется проблемой. По опросам, 60% индийских женщин никогда о СПИД не слышали.

2 место. Нигерия

3nhnlkgv3,4 млн больных ВИЧ на 146 млн населения, меньше 5% населения. Количество инфицированных женщин выше, чем мужчин. Поскольку в стране отсутствует бесплатная медицина, наиболее страшная ситуация складывается в бедных слоях населения.

1 место. Южная Африка

ekqbvehoСтрана с самой высокой заболеваемостью СПИДом. Примерно 15% населения заражены вирусом (6,3 млн). Около четверти девушек старших классов уже имеют ВИЧ. Продолжительность жизни – 45 лет. Представьте страну, где мало у кого есть бабушки и дедушки. Страшно? Хотя ЮАР признается самой экономически развитой страной Африки, большая часть населения живет за чертой бедности. Правительство ведет большую работу по пресечению распространения СПИДа, предоставляются бесплатные презервативы, тестирование. Однако бедняки убеждены, что СПИД – изобретение белых, также как и презервативы, а потому и того, и другого стоит избегать.

Граничит с ЮАР Свазиленд – страна с населением в 1,2 млн человек, половина из которых ВИЧ-положительны. Среднестатистический житель Свазиленда не доживает и до 37 лет.

Источник: basetop.ru

Эпидемиология в мире[править | править код]

По данным на 2006—2007 годы, в десятку стран с наибольшим количеством ВИЧ-инфицированных людей вошли: Индия (6,5 млн), ЮАР (5,5 млн), Эфиопия (4,1 млн), Нигерия (3,6 млн), Мозамбик (1,8 млн), Кения (1,7 млн), Зимбабве (1,7 млн), США (1,3 млн), Россия (1 млн) и Китай (1 млн)[7].

Согласно докладу «Объединённой программы ООН по ВИЧ/СПИД» (декабрь 2009 года), c момента начала эпидемии ВИЧ заразились почти 60 миллионов человек, и 25 миллионов человек умерли от заболеваний, связанных с ВИЧ[8]. В 2008 году число людей, живущих с ВИЧ, составляло около 33,4 [31,1—35,8] миллиона человек, число новых инфекций около 2,7 [2,4—3,0] миллиона, и 2 [1,7—2,4] миллиона человек умерли от заболеваний, связанных со СПИД. В 2008 году примерно 430 000 [240 000—610 000] детей родились с ВИЧ, в результате общее число детей моложе 15 лет, живущих с ВИЧ, составило 2,1 [1,2—2,9] миллиона человек. Во всем мире на молодых людей приходится около 40 % всех новых ВИЧ-инфекций, регистрируемых среди взрослых (старше 15 лет)[8]. Mенее 40 % молодых людей имеют основную информацию о ВИЧ, и менее 40 % людей, живущих с ВИЧ, знают свой статус. Число новых ВИЧ-инфекций по-прежнему опережает число людей, получающих лечение: на каждых двух человек, начинающих лечение, приходится пять новых случаев заражения ВИЧ[8].

Африка к югу от Сахары остаётся наиболее затронутым регионом: здесь проживает 67 % всех людей, живущих с ВИЧ, и зарегистрирован 91 % всех новых случаев инфекции среди детей. В результате эпидемии более 14 миллионов детей в Африке к югу от Сахары стали сиротами[8]. Эпидемия ВИЧ-инфекции привела к резкому снижению средней продолжительности жизни во многих африканских странах (например, в Ботсване с 65 до 35 лет к 2006 году)[9].

Южная и Юго-Восточная Азия также значительно поражена ВИЧ-инфекцией. B 2007 году в этом регионе проживало около 18 % всех ВИЧ-инфицированных людей, и было зафиксировано до 300 000 смертей от СПИД[8].

В США молодые афроамериканки имеют повышенный риск заражения ВИЧ-инфекцией[10]. Афроамериканцы составляют до 10 % населения США, однако на их часть приходится до половины случаев ВИЧ/СПИД[11]. Такое разделение можно объяснить, с одной стороны, меньшими знаниями о ВИЧ/СПИД, с другой стороны, ограниченными возможностями лечения и, с третьей, большей вероятностью сексуального контакта с молодыми людьми в зоне риска[12].

В США сильнее инфицированы ВИЧ/СПИД жители сельских районов и южных штатов, в частности, Аппалачи, в районе дельты Миссисипи и области на границе с Мексикой[13]. К 2010 году в США заражены ВИЧ/СПИД около 1,1 миллиона людей, каждый год регистрируется более 56 000 новых больных, причем последняя цифра практически не меняется в течение последних десяти лет[14][15].

Поскольку происходит рост передачи инфекции среди половых партнеров потребителей наркотиков, доклад «Объединённой программы ООН по ВИЧ/СПИД» (декабрь 2009 года) отмечает, что во многих странах региона наблюдается переход от эпидемии, в основном концентрирующейся среди потребителей наркотиков, к эпидемии, которая характеризуется ростом передачи инфекции половым путём[8]. В 2007 году в Восточной Европе 42 % новых ВИЧ-инфекций было обусловлено гетеросексуальными контактами. На половые контакты между мужчинами приходится относительно небольшая доля новых инфекций в Восточной Европе и Центральной Азии. В 2007 году лишь 0,4 % новых случаев ВИЧ в Восточной Европе было обусловлено половыми контактами между мужчинами. Тем не менее, показатель распространенности ВИЧ среди мужчин, имеющих половые контакты с мужчинами, составляет 5,3 % в Грузии, 6 % в Российской Федерации и от 10—23 % на Украине[8] (см. ВИЧ на Украине). Примерно 25 % случаев незащищённого анального секса среди серопозитивных геев составляют так называемые «barebackers» (составляющие около 14 % всех геев в исследованной выборке) — лица, сознательно избегающие использования презервативов, несмотря на свою осведомлённость о возможности заражения ВИЧ[16][17][18]; небольшую долю среди barebackers составляют «bug chasers» — лица, целенаправленно стремящиеся заразиться ВИЧ и выбирающие в качестве партнёров для секса ВИЧ-позитивных или потенциально позитивных индивидуумов, называемых «gift-givers»[19][20].

В 2008 году оценочное число взрослых и детей, живущих с ВИЧ в Восточной Европе и Центральной Азии, увеличилось до 1,5 [1,4—1,7] миллиона человек, что на 66 % больше по сравнению с 2001 годом, когда это число составляло 900 000 [800 000—1,1 миллиона] человек. B трёх странах региона (Российской Федерации, Украине и Эстонии) показатель распространенности ВИЧ превышает 1 %[8].

Oколо 90 % всех ВИЧ-инфекций в Восточной Европе и Центральной Азии приходится на Российскую Федерацию и Украину (в этих же странах наблюдаются самые высокие темпы роста эпидемии в регионе[8]), где использование зараженного инъекционного инструментария для употребления наркотиков остаётся основным путём передачи ВИЧ[21]. В 2007 году 57 % новых диагностированных случаев ВИЧ в Восточной Европе было обусловлено использованием зараженного инструментария для употребления инъекционных наркотиков[8]. По оценкам, в настоящее время в регионе инъекционные наркотики употребляют 3,7 миллиона человек, причем считается, что примерно четвёртая часть из них заражена ВИЧ[8].

На Украине по данным на 2005 год зарегистрировано 770 тысяч инфицированных, из них в живых осталось 238 тысяч человек (см. ВИЧ на Украине). В Белоруссии на конец 2011 года зарегистрировано 13 тысяч случаев ВИЧ-инфицирования. Большинство в возрасте от 15 до 29 лет[22]. В Германии к концу 2012 года, по оценкам, ВИЧ-инфицированы 78 тысяч человек[23].

В ряде стран данного региона был расширен доступ к антиретровирусной терапии, хотя охват лечением остаётся довольно слабым[8]. К декабрю 2008 года антиретровирусную терапию получали 22 % взрослых, нуждающихся в такой терапии, что более чем в два раза ниже среднего глобального охвата в странах с низким и средним уровнем доходов (42 %). Имеющиеся данные говорят о том, что потребители инъекционных наркотиков — группа населения, подвергающаяся наиболее высокому риску заражения ВИЧ в Восточной Европе и Центральной Азии, — зачастую реже других получают антиретровирусную терапию[8].

Распространённость ВИЧ среди групп населения согласно UNAIDS[24]
Рискованное поведение среди взрослых Распространенность, % % заболеваемости

(% от всех заболевших из всех групп)

Заболеваемость

на 100 000 чел. группы риска

Потребление инъекционных наркотиков 45,0 23,18 12 977
Их половые партнеры 8,0 5,15 3601
Проститутки 9,0 3,23 905
Их клиенты 4,0 4,07 91
Мужчины, имеющие секс с мужчинами 5,0 13,17 983
Их партнерши 2,0 2,06 308
Случайные гетеросексуальные связи 2,0 5,87 131
Гетеросексуальные связи 0,7 33,3 51
Медицинские инъекции 1,10 0,58 1
Переливания крови 1,10 0,22 49
Всё население 1,10 112

Эпидемиология на пространстве бывшего СССР[править | править код]

Первый случай ВИЧ-инфекции в СССР был обнаружен в 1986 году. Первые случаи ВИЧ-инфекции среди граждан СССР, как правило, происходили вследствие незащищенных половых контактов с африканскими студентами в конце 70-х годов XX века. Дальнейшие эпидемиологические мероприятия по изучению распространённости ВИЧ-инфекции в различных группах, проживающих на территории СССР, показали, что наибольший процент инфицирования приходился на тот момент на студентов из африканских стран, в частности из Эфиопии[25]. Широкий резонанс получила вспышка ВИЧ-инфекции в Элисте в 1988 году.

Распад СССР привел к развалу единой эпидемиологической службы СССР, но не единого эпидемиологического пространства. Короткая вспышка ВИЧ-инфекции в начале 90-х годов среди мужчин, практикующих секс с мужчинами, не получила дальнейшего распространения. В целом данный период эпидемии отличался чрезвычайно низким уровнем инфицированности (на весь СССР меньше 1000 выявленных случаев) населения, короткими эпидемическими цепочками от заражающего к заражённому, спорадическими заносами ВИЧ-инфекции и вследствие этого широким генетическим разнообразием выявляемых вирусов. На тот момент в западных странах эпидемия уже являлась значимой причиной смертности в возрастной группе от 20 до 40 лет. Данная благополучная эпидемическая обстановка привела к свертыванию некоторых широких противоэпидемических программ в странах СНГ, как несоответствующих моменту и чрезвычайно дорогих. В 1993—1995 годах эпидемиологическая служба Украины оказалась неспособна вовремя локализовать две вспышки ВИЧ-инфекции, произошедшие среди потребителей инъекционных наркотиков (ПИН) в Николаеве и Одессе. Как оказалось впоследствии, эти вспышки были независимо вызваны разными вирусами относящимися к разным субтипам ВИЧ-1. Более того, перемещение ВИЧ-инфицированных заключённых из Одессы в Донецк, где они вышли на свободу, только способствовало распространению ВИЧ-инфекции[26].

Чрезвычайно способствовала распространению ВИЧ-инфекции маргинализация ПИН и нежелание властей проводить среди них какие-либо действенные профилактические мероприятия. Только за два года (1994—1995) в Одессе и Николаеве было выявлено несколько тысяч ВИЧ-инфицированных, в 90 % случаев — ПИН. С этого момента на территории бывшего СССР начинается следующая стадия эпидемии ВИЧ-инфекции, так называемая концентрированная стадия, которая продолжается по настоящее время (2007 год). Данная стадия характеризуется уровнем ВИЧ-инфекции 5 и более процентов в определённой группе риска (в случае Украины и России это ПИН).

В 1995 происходит вспышка ВИЧ-инфекции среди ПИН в Калининграде, затем последовательно в Москве и Петербурге, далее вспышки среди ПИН шли одна за другой по всей России в направлении с запада на восток. Направление движения концентрированной эпидемии и молекулярно-эпидемиологический анализ показали, что 95 % всех изученных случаев ВИЧ-инфекции в России имеют своё происхождение от изначальных вспышек в Николаеве и Одессе.

В целом, данная стадия ВИЧ-инфекции в России и на Украине характеризуется концентрацией ВИЧ-инфекции среди ПИН, низким генетическим разнообразием вируса, постепенным переходом эпидемии из группы риска в другие популяции. На Украине в 2007 году показатель распространенности ВИЧ среди взрослого населения составил 1,6 % [1,1—2,0 %] — самый высокий уровень в Европе[8]. В 2010 году на Украине, по официальной статистике, проживают 360000 ВИЧ-инфицированных людей[27]. Однако стоит учесть, что реальное число ВИЧ-инфицированных почти в пять раз превышает официальную статистику[источник не указан 353 дня].

На 1 января 2013 года в России зафиксировано 719 445 ВИЧ-инфицированных, в том числе детей до 14-ти лет — 6306. В связи с отсутствием профилактики ВИЧ, за год число заразившихся ВИЧ россиян увеличилось на 69 280[28]. Показатель распространённости ВИЧ-инфекции среди взрослых достиг значения ~ 1,1 %[29]. От болезней, связанных с ВИЧ и СПИД, в 2006 году умерли 19 347 человек, среди них 353 ребёнка[30]. На 1 декабря 2012 года в России зафиксировано 125 тыс. случаев смерти от СПИД[31].

По результатам исследований 2006 года, распространенность ВИЧ среди потребителей инъекционных наркотиков варьировала от 3 % в Волгограде до 3,5—9 % в Барнауле, 12—14 % в Москве, 30 % в Санкт-Петербурге и более 70 % в Бийске[32]. Согласно докладу «Объединённой программы ООН по ВИЧ/СПИД» (декабрь 2009 года), средний уровень распространенности ВИЧ среди потребителей инъекционных наркотиков составляет 37 % в Российской Федерации и 38,5—50,3 % на Украине[8].

Около 60 % случаев ВИЧ-инфицирования среди россиян приходится на 11 из 86 российских регионов (Иркутская, Саратовская, Калининградская, Ленинградская, Московская, Оренбургская, Самарская, Свердловская и Ульяновская области, Санкт-Петербург и Ханты-Мансийский автономный округ).

В 2005 году в России было зарегистрировано 35 500 новых случаев ВИЧ-инфекции, за первые 6 месяцев 2006 — чуть менее 13 500 случаев; таким образом, общее число инфицированных, документально зарегистрированных с начала эпидемии в России, составило почти 350000. Однако официальные данные учитывают только тех людей, которые имели непосредственный контакт с российской системой регистрации ВИЧ. Действительное число людей, которые жили с ВИЧ в конце 2005 года, оценивается гораздо выше — от 560 тыс. до 1,6 млн. Большинство из них — молодые люди: возраст 80 % составляет 15—30 лет[33]. По данным на конец 2012 года: за последние 5 лет число ВИЧ-инфицированных увеличилось в 2 раза. Но многие люди могут и не знать, что болеют. По разным методам оценки, реальное количество ВИЧ-инфицированных может составлять от 950 тыс. до 1 млн 300 тыс. человек[34]. По данным на конец 2013 года, в России активизировался выход эпидемии из уязвимых групп населения в общую популяцию. В эпидемию вовлечены социально адаптированные люди трудоспособного возраста. Максимальная пораженность ВИЧ-инфекцией зарегистрирована среди женщин в возрастной группе 25—34 года, среди мужчин — в возрастной группе 30—34 года. Основные пути заражения: 58 % — внутривенное введение наркотиков нестерильными инструментами, 40 % — гетеросексуальный контакт[35][36].

Негативными факторами, способствующими распространению ВИЧ-инфекции на пространстве бывшего СССР, являются социальная стигматизация ВИЧ-инфицированных[37] и гомофобия.[38]

По данным ВОЗ в 2017 году Россия возглавила список стран по количеству новых случаев ВИЧ: 104 тысячи случаев заражения вирусом, 71 случай на 100 тыс. чел. Второе и третье места: Украина — 37 на 100 тыс. и Белоруссия — 26,1 на 100 тыс.[39]. В Роспотребнадзоре назвали доклад ВОЗ недостоверным[40]. Министр здравоохранения Вероника Скворцова ссылается на неточность данных ВОЗ, по её словам, Минздрав обладает более точными данными: число новых заболевших в 2017 году — 85 тыс. чел.[41]. Роспотребнадзор опубликовал совместный комментарий с Минздравом, в котором информация в докладе ВОЗ названа «крайне некорректной», указано, что в России шире охват населения при тестировании и при пересчёте значений в соответствии с охватом, уровень заболеваемости в России будет ниже, чем в некоторых странах Европы, и что Россия не передавала в ВОЗ статистику по ВИЧ за 2017 год. Однако в докладе ВОЗ указано, что данные по России взяты из официальной статистики, публикуемой российским Федеральным научно-методическим центром по профилактике и борьбе со СПИДом.[42]. По данным ФНМЦ по профилактике и борьбе со СПИДом ФБУН ЦНИИ эпидемиологии Роспотребнадзора, число случаев новых заражений в 2017 году — 104 402[43].

Статистика заболеваемости и смертности по России[править | править код]

В России уполномоченные органы публикуют статистику заболеваемости и смертности от ВИЧ-инфекции по итогам каждого года. До 2011 года статистику публиковал Федеральный научно-методический Центр по профилактике и борьбе со СПИД. В его информационных бюллетенях информация доступна по России в целом и по каждому субъекту Российской Федерации в отдельности, а также выделены количество случаев заболевания у детей и количество случаев заболевания на стадии СПИД.

С 2012 года статистику публикует Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека: форма № 2 «Сведения об инфекционных и паразитарных заболеваниях» Федерального центра гигиены и эпидемиологии. В его статистике нет данных по каждому региону в отдельности, но доступны промежуточные кумулятивные данные (количество случаев, накопленное с начала года по текущий месяц включительно), а также отдельно выделены случаи заболеваемости у детей до 14 лет включительно и до 17 лет включительно. Данные по смертности по итогам года публикуются в отдельных пресс-релизах. Также Роспотребнадзор в своих информационных материалах специально указывает на отсутствие достоверных данных по Москве (поскольку территориальный орган по Москве несколько лет подряд не предоставляет статистические данные и их приходится рассчитывать косвенным путём).

В приведенной ниже таблице представлена по каждому году и в целом за всё время официальная статистика зарегистрированных случаев инфицирования, зарегистрированных смертей, а также рассчитано количество граждан, живущих с ВИЧ-инфекцией (разница между общим количеством зарегистрированных заболевших и смертей). В таблицу не включены официально зарегистрированные (на территории России) случаи ВИЧ-инфекции у иностранных граждан. Также следует учитывать, что количество выявленных в конкретном году заболевших зависит от количества проведенных тестирований, и не зависит от времени заражения. Следует учитывать, что персонифицированные данные о смертях ВИЧ-инфицированных граждан России поступают в уполномоченные органы с существенной задержкой[44].

Официально зарегистрированные случаи
заболевания и смерти от ВИЧ-инфекции у граждан России
Год Зарегистрировано
инфицированных
в текущем году
Зарегистрировано
инфицированных
за всё время
Из них
умерло
Из них
живёт с ВИЧ
1994 887[45] 364[45] 523
1995 203 1 090[46] 407[46] 683
1996 1 513 2 603[47] 503[47] 2 100
1997 4 315 6 918[48] 779[48] 6 139
1998 3 971 10 889[49] 1 044[49] 9 845
1999 19 758 30 647[50] 1 785[50] 28 862
2000 59 161 89 808[51] 3 452[51] 86 356
2001 87 771 177 579[52] 5 327[52] 172 252
2002 49 923 227 502[53] 6 164[53] 221 338
2003 36 396 263 898[54] 6 744[54] 257 154
2004 32 147 296 045[55] 7 230[55] 288 815
2005 38 021 334 066[56] 7 395[56] 326 671
2006 39 652 373 718[57] 16 791[57] 356 927
2007 29 382 403 100[58] 19 924[58] 383 176
2008 68 576 471 676[59] 35 226[59] 436 450
2009 58 509 530 185[60] 55 618[60] 474 567
2010 59 396 589 581[61] 66 587[61] 522 994
2011 60 584 650 165[62] 110 323[63] 539 842
2012 69 280 719 445[28] 130 834[63] 588 611
2013 79 421 798 866[63] 153 221[63] 645 645
+ Крым[источник не указан 331 день] 23 489 822 355 153 221 669 134
2014 85 252[64] 907 607[64] 184 148[64] 723 459
2015 86 599[65] 994 206 205 000[66] 789 206
2016[67] 103 438 1 114 815 243 863 870 952
2017 104 402[43] или 88 615[68] (по разным данным) 1 220 659[69][43] 276 660[43] 943 999[43]
2018 янв-июнь 42 662[70] 1 263 321 ??? ???

В России также проводится тестирование на ВИЧ иностранных граждан. За всё время наблюдения с 1985 года по 2014 год в России было официально зарегистрировано 23 840 случаев ВИЧ-инфекции у иностранных граждан[64].

В декабре 2016 года на заседании президиума РАН руководитель Федерального научно-методического центра по борьбе и профилактике ВИЧ-инфекции Вадим Покровский сообщил, что носителями вируса ВИЧ являются примерно 1,5 млн россиян, а 240 тыс. человек умерли от СПИДа[71].

В России из-за смешения ранее доминировавшего в РФ штамма A1 и нового агента AG, занесённого из Средней Азии, появился новый вирус A63, который гораздо опаснее родителей, сообщил в ходе заседания президиума РАН заведующий лабораторией иммунохимии Института вирусологии им. Д. И. Ивановского Эдуард Карамов[72].

В 2016 году в России было зарегистрировано на 5,3 % больше новых случаев ВИЧ-инфекции, чем в 2015 году — 103,4 тысячи[73]. По данным заместителя генсека ООН, исполнительного директора объединённой программы Организации Объединённых Наций по ВИЧ/СПИД (UNAIDS) Мишеля Седибе по числу новых случаев заражения ВИЧ Россия заняла третье место в мире после ЮАР и Нигерии[74]. По темпам роста количества ВИЧ-инфицированных среди регионов России лидируют Кемеровская, Томская, Иркутская и Новосибирская области[75][76].

В 2017 году в России было зарегистрировано, по разным данным Роспотребнадзора, на 0,9 % больше заболевших, и на 2,2 % больше новых случаев ВИЧ-инфекции, чем в 2016 году[43][68][69]. Кроме того, ВИЧ-инфекция вышла за пределы уязвимых групп населения и активно распространяется в общей популяции, более половины больных в 2017 г. заразились при гетеросексуальных контактах (53,5 %)[43][69].

См. также[править | править код]

  • ВИЧ на Украине
  • СПИД в Бутане

Литература[править | править код]

  • Демография ВИЧ / Денисов Б. П. (редактор-составитель). — МГУ. — М. : МАКС Пресс, 2009. — Т. вып. 2. — 130 с. — ISBN 978-5-317-02956-2.
  • Леви Д. Э. ВИЧ и патогенез СПИДа : Лаб. изучения опухолеродных вирусов и вирусов иммунодефицита человека, Мед. отд-ние и Научно-исслед. ин-т рака Калифорнийского ун-та, Мед. шк. Ун-та Калифорнии, Сан-Франциско, Калифорния / Джей Э. Леви ; Под ред. Г. А. Игнатьевой. — Пер. 3-го изд. — М. : Научный мир, 2010. — 736 с. — 1000 экз. — ISBN 978-5-91522-198-6.
  • Малый В. П. ВИЧ. СПИД. Новейший медицинский справочник. — М. : Эксмо, 2009. — 672 с. — ISBN 978-5-699-31017-3.
  • ВИЧ-инфекция и СПИД: Национальное руководство / Ред. Покровский В.В.. — М. : ГЭОТАР-Медиа, 2013. — 608 с. — ISBN 978-5-9704-2442-1.
  • Супотницкий М.В. Эволюционная патология. : К вопросу о месте ВИЧ-инфекции и ВИЧ/СПИД-пандемии среди других инфекционных, эпидемических и пандемических процессов. — Москва : Вузовская книга, 2009. — 400 с. — ISBN 978-5-9502-0378-7.
  • The HIV pandemic: Local and global implications : [англ.] / Editors: Beck E.J., Mays N., Whiteside A.W., Zuniga J.M.. — Oxford — New York : Oxford University Press, 2006. — P. 799. — ISBN 978-0-19-923740-1.
  • Levy J.A. HIV and the pathogenesis of AIDS. — Third edition. — ASM Press, 2007. — P. 644. — ISBN 978-1-55581-393-2.
  • International atlas of AIDS : [англ.] / Editor: Mildvan D.. — Springer, 2008. — P. 366. — ISBN 978-1-57340-274-3.
  • Atlas of sexually transmitted diseases and AIDS : [англ.] / Editors: Morse S.A., Ballard R.C., Holmes K.K., Moreland A.A.. — Saunders Elsevier, 2010. — P. 374. — ISBN 978-0-7020-4060-3.
  • О состоянии санитарно-эпидемиологического благополучия населения в Российской Федерации в 2017 году : Государственный доклад. — М. : Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека, 2018. — С. 116−120. — 268 с. — ISBN 978-5-7508-1626-2.

Источник: ru.wikipedia.org


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.