Вич в китае


Частные компании, учебные заведения в числе прочих условий найма и приема на учебу порой открыто требуют анализы на ВИЧ. На сегодняшний день около 45 стран и территорий продолжают применять разные формы ограничений на въезд и пребывание людей, живущих с ВИЧ. Эти дискриминационные ограничения нарушают и другие права человека. Однако сложно представить масштабы их влияния до тех пор, пока мы сами не стали свидетелями их разрушительной силы.

Моего собеседника зовут Валерий, ему 29 лет. Он согласился поделиться своей историей в надежде, что его опыт поможет тем, кто связывает свои планы на будущее с Китаем. Полгода назад Валерий переехал в Москву из Санкт-Петербурга, где учился на факультете международных отношений. До степени магистра ему оставался один год. По специальности Валерий выбрал изучение китайского языка и в 2018 году получил стипендию на год бесплатного обучения в небольшом городе на северо-востоке Китая. «Это ближе к границе с Владивостоком и Северной Кореей», — объяснил Валерий.


Бюрократические коллизии

Чтобы получить стипендию, надо было подать пакет документов. Про медицинские анализы никто в отделе международных отношений не мог дать внятного ответа. Как образец показывали чью-то заполненную анкету. Еще была брошюра с перечнем необходимых анализов. В обоих случаях была графа с инфекционными заболеваниями. Но ни одного намека на то, что с ВИЧ нельзя подаваться на обучение. Конечно, предположения такие были, но желание попасть на учебу в КНР оказалось сильнее страхов.

В интернете информации про Китай и ВИЧ на русском не нашел. Может она есть, но скорее всего на китайском. Зато понял, что к ВИЧ-положительным людям отношение негативное. Из-за нехватки информации молодые люди с ВИЧ могут покончить жизнь самоубийством, так как их жизнь после этого рушится. В больницах отказывают в услуге, если диагноз человека известен. Даже родные люди готовы выгнать из семьи ребенка, потому что не знают ничего о ВИЧ, не знают, что есть лечение.  

Еще нашел «Краткий справочник: правила въезда и проживания для людей, живущих с ВИЧ и СПИД – 2010/2011». В нем приведены списки стран, которые отказывают во въезде, либо требуют покинуть территорию страны ВИЧ-положительным иностранцам. Но ни в одном из них не было Китая. Это обнадеживало.

Нужно было сдавать анализы. Был выбор — сделать это дома или в Китае. Я выбрал первое, результаты анализов попросил оформить на трех языках, включая китайский. Чтобы не пришлось там пересдавать. Как выяснилось позже – зря.


Получив приглашение из министерства образования, подал документы на визу. До этого мне никогда не доводилось бывать в странах Азии. Нам сказали, что нужно сначала оформить обычную туристическую визу, которую при пересечении границы аннулируют. А на месте само учебное заведение организует подачу документов для оформления нужной визы. Для тех, кто собирается оставаться в Китае более полугода, требуется виза с видом на жительство. Для тех, кто меньше, — процедура получения визы проще, возможно без сдачи анализов на ВИЧ, но не уверен. По логике вещей, анализ на ВИЧ так же обязателен для тех, кто собирается работать в КНР.

На границе

Были опасения, что возникнут проблемы при таможенном досмотре. Я вез с собой запас терапии на 5 месяцев – куча таблеток. А рецепт на них взять не успел. Но при виде паспорта гражданина Российской Федерации меня пропустили быстро без вопросов. А студент из Казахстана, с которым я познакомился в общежитии, сказал, что на таможне ему как будто «плюнули в лицо». Его обыскивали и долго держали на паспортном контроле. Думаю, это влияние геополитических отношений России и Китая.

Университет

Я благополучно доехал, заселился. У нас проверили знания китайского языка, познакомили с преподавателями, сказали зарегистрироваться в местной социальной сети, похожей на ВКонтате. У них закрыт доступ к Youtube, Goolge и т.д. Довольно жесткая дисциплина проживания в самом общежитии. Везде камеры и охрана. Нельзя было выходить за территорию, нельзя было ходить к местным студентам. Общежитие для иностранных студентов располагалось в другом здании. На 1 сентября мы видели, что у них студенты жили по 8 человек в маленькой комнате. А в нашем были свободные комнаты. Можно сказать, что мы были в привилегированном положении.


Вич в китае

Фото из личного архива Валерия: Государственный парк «Озеро чистой луны»

Медицинский центр

Прежде чем подать документы на долгосрочную визу, университет организует общую поездку всех иностранных студентов в медицинский центр. Справку, которую я получил у своего терапевта о моем статусе ВИЧ, они не приняли. Сказали, что ее надо было заверить в консульстве Китая до выезда. А поскольку я этого не сделал – сказали заплатить и снова сдать анализы.

Если бы ты заверил эту справку в консульстве, они бы ее приняли?

Не факт. Для них важно, чтобы все проходили и платили за эти анализы. Нас сопровождали волонтеры от университета, они еле-еле понимали английский, сложно было о чем-то договориться. Молодая девушка, закрепленная за нашей группой, твердила мне: «Быстро заплати и сдай анализы. Я ничего не знаю. Нам нужно быстрее возвращаться обратно». Они оказали давление, поставили в неловкую ситуацию, вся группа смотрела на меня в недоумении. Все ждали только меня. В конце концов я все-таки заплатил и пошел сдавать анализы.


Вич в китае

Фото из личного архива Валерия: Государственный парк «Озеро чистой луны». Ворота буддийского монастыря.

Результаты пришли

Спустя 5 дней преподаватель, ответственный за иностранных студентов, получил результаты анализов из медцентра. Мы называли его лаоши (в переводе с китайского — учитель, преподаватель). Он вызвал меня и сказал, что нам нужно снова поехать и пересдать анализ. Я понял, в чем дело. В медцентре было видно, что сотрудники стараются быть тактичными, чтобы не «ударить в грязь лицом». Я пересдал анализ.

Теперь другие студенты стали задавать вопросы. После получения результатов, они все вместе поехали подавать документы на получение вида на жительство. А я с ними не поехал. И они все ходили и спрашивали: «Что случилось? Почему я с ними не поехал?». Очень некорректно вели себя молодые преподаватели, которые были закреплены за нами, как волонтеры. Они настойчиво выпытывали у меня в чем дело, устраивали допрос. Я чувствовал давление, но ничего не мог им ответить.

В остальном все было нормально. На 1 сентября прошел общий парад, выступление местных студентов, поднятие флагов и т.д. Никакой изоляции не было, я даже ходил в это время на занятия.


Прошло еще дней пять и лаоши вызвал меня прямо с урока. Мы снова отправились в медцентр. Вышла женщина из регистратуры и сказала, что у меня ВИЧ. По нему [лаоши] было видно, насколько эта новость его поразила. Он спросил меня, понимаю ли я, что происходит. Но я все понимал. У меня в багаже была терапия на 5 месяцев, о чем я конечно же ему не говорил, хотя, может следовало бы. На обратном пути в такси он задавал вопросы с намеком на гомосексуальные связи, спрашивал есть ли у меня девушка и т.д.

Потом был разговор у него в кабинете. Его интересовало лишь то, когда я куплю билет назад домой. Через несколько дней после этого разговора я уже вылетел обратно. Вернувшись домой, я все еще надеялся вернуться на учебу. Я писал ему много раз, спрашивал — можно ли мне вернуться, если я предоставлю документы, переведенные на китайский язык и заверенные в консульстве. В последний раз он ответил, что я не смогу вернуться, и они уже обо всем сообщили в международный отдел моего университета в Петербурге.

Первое время другие студенты по обмену продолжали мне писать, спрашивать, что случилось, почему я так скоро уехал. Но мне им нечего было ответить. А спустя несколько месяцев на сайте этого университета я увидел, что у них прошли массовые мероприятия по профилактике ВИЧ.

Ничего личного

Лаоши. Было видно, что он хотел помочь, что переживал за меня.


думал, что я был впервые выявлен и до этого не знал о своем статусе. Но также было понятно, что его «руки связаны», он не может пойти против системы. С его стороны я видел только сочувствие. И такого чувства брезгливости, как в международном отделе моего университета, там не было. После возвращения я обращался в международный отдел, чтобы наверняка узнать, есть ли у меня возможность вернуться в Китай. На что мне ответили, что я достаточно опозорил их и университет.

Москва

После случившегося я какое-то время был в подавленном, депрессивном состоянии. Родных обманул, сказал, что вернулся из-за нехватки денег. Вот и решил уехать подальше от всего. Здесь нашел работу и сейчас чувствую себя лучше. Продолжу изучать китайский язык в институте «Конфуция». Мне все равно нужно отгулять год академического отпуска, который я брал для обучения в Китае. Может переведусь на заочную форму обучения, чтобы не видеть ребят из своей группы. Не знаю, дошла ли информация до моего преподавателя. Или совсем уйду.

Опыт

Мой опыт будет полезен тем, кто собирается ехать в Китай со своей терапией на учебу или работу. Не смотря на большое количество таблеток, меня не досматривали и не просили предъявить дополнительные документы. Есть возможность для ВИЧ-позитивных студентов проходить краткосрочные стажировки от месяца до полугода, там действует упрощенная процедура подачи документов.

Советую быть осторожнее с представителями власти: полиция, таможня. Перед поездкой нужно заранее узнать как можно больше о местных нравах и особенностях. Китай меняется, особенно молодежь. Возможно через несколько лет тех проблем, с которыми столкнулся я, уже не будет. Но как гласит старый китайский чэньюй (идиома, фразеологизм в китайском языке):


«Каждый карп может подняться к вратам дракона вверх по желтой реке, где будет превращен в дракона».  

Источник: life4me.plus

Государственный комитет Китая по делам здравоохранения и планового деторождения начал расследование после сообщений о рождении в стране младенцев с измененными генами.

Более 100 ученых, большинство из которых китайские, осудили «сумасшедшие» и неэтичные действия генетика, утверждающего, что он изменил гены близнецов, родившихся в этом месяце, чтобы создать первых в мире генетически модифицированных детей.

Как сообщили СМИ, ученый Хэ Цзянькуй отредактировал эмбрионы семи пар во время репродуктивного лечения. Ученый заявил, что на сегодняшний день только в результате одной беременности родились девочки-двойняшки и у них изменены гены.

Выступая на саммите по генетике в Гонконге, Хэ Цзянькуй сказал, что гордится своей работой. По его словам, сейчас существует вероятность сохранения еще одной беременности с генетически модифицированным эмбрионом.


Китайский ученый рассказал, что ставил цель не вылечить от наследственного заболевания, а пытался сделать так, чтобы у эмбрионов появилась способность противостоять ВИЧ и СПИД. Генетик рассказал, что отцы-участники эксперимента имели ВИЧ, а матери были здоровы. При этом он отметил, что проводит эксперименты с генами на мышах, обезьянах и человеческих эмбрионах много лет подряд.

Хэ Цзянькуй рассказал, что на участие в эксперименте по модификации генома эмбрионов подписались 8 пар, состоящих из ВИЧ-положительных отцов и ВИЧ-отрицательных матерей, одна пара позже выбыла. Он сообщил также, что первоначально финансировал эксперимент сам.

Хе добавляет, что лично разъяснил участвовавшим в эксперименте парам задачи исследования, и объяснил, что редактирование человеческого генома ранее не проводилось и несет в себе определенные риски. Также, по словам Хе, он пообещал всем родившимся детям медицинскую страховку и регулярные обследования до 18 лет и далее.

В законах КНР, в отличие от многих других стран, нет прямого запрета на работу с генами эмбрионов. Но этические нормы, выработанные Министерством науки и технологии и Министерством здравоохранения Китая, запрещают подсаживать генетически модифицированные зародыши женщинам в ходе процедуры экстракорпорального оплодотворения (дети были зачаты именно с ее помощью).

Национальная комиссия по здравоохранению Китая заявила, что тщательным образом проверит законность действий ученого. Представители Южного университета науки и технологий Шэньчжэня (ЮУНТ), где он работал, заявили, что ничего не знали об экспериментах с геномом человека. В университете заявили, что ученый находится в отпуске с февраля 2018 г. и все свои опыты проводит вне стен Южного университета науки и технологий. Один из авторов методики редактирования генома CRISPR — Фэн Чжан — призвал к мораторию на подобные действия.


Более 120 китайских ученых написали открытое письмо, в котором осудили своего коллегу и призвали правительство резко ограничить работу с генами человека. «Ящик Пандоры открыт, но мы можем еще закрыть его, пока не слишком поздно,— пишут ученые.— Это просто нечестно по отношению к тем китайским исследователям, которые защищают трудолюбие и инновации, основанные на научной этике».

Однако Хэ Цзянькуй также получил поддержку со стороны некоторых экспертов. К примеру, уважаемый в научных кругах генетик из Гарварда Джордж Чёрч положительно воспринял попытку изменения генов в целях защиты будущих поколений от ВИЧ. Он назвал это заболевание «серьезной и растущей угрозой для общественного здравоохранения», а цель китайского коллеги – оправданной.

На сегодняшний день в мире было проведено восемь крупных исследований по редактированию генов человека. Большинство из них проведено в Китае и США, где использование этой технологии не нарушает никаких законов, однако может состояться только при частном финансировании. Еще несколько прошли в Великобритании — компании, которые хотят заниматься этим, обязаны получить разрешение от специальной комиссии.


Источник: pikabu.ru

Сексуальная тема вызывает живой отклик не только потому, что она интригующе манит, но и потому, что с сексуальными контактами неразрывно связана одна из самых страшных болезней нашего времени – СПИД. В Китае подавляющее количество заражений ВИЧ происходит через незащищённый гетеросексуальный контакт. Что же делает Китай для профилактики ВИЧ? Что рассказывают подросткам на уроках полового воспитания в школе? И что говорит о проблеме распространения вируса статистика?

По официальной статистике Национального центра по профилактике и борьбе со СПИДом, в 2015 году в Китае было зарегистрировано более 115 тысяч новых случаев ВИЧ-инфицирования, из которых 17 тысяч или 14.7% приходились на возрастную группу 15-24 лет. На сентябрь 2016 года в той же возрастной группе было зарегистрировано уже 13 тысяч новых заражений. В 66,6% случаев заражение произошло при гетеросексуальных половых контактах, в 27,2% случаев – через гомосексуальные контакты среди мужчин.

Вич в китае

 

О сексе в китайских школах, по признанию самих китайцев, говорят крайне мало: в основном беседа сводится к тому, чтобы дети понимали базовые анатомические различия полов, а девочки знали, что в случае изнасилования необходимо выпить экстренную таблетку. Недостаток сексуального образования ставит под угрозу здоровье нации, так считают Джеймс Гриффитс (James Griffiths), Наньлинь Фан (Nanlin Fang) и Серинити Ван (Serenitie Wang), авторы исследования о проблеме распространения ВИЧ в Китае.

Для многих китаянок аборт – это первое средство контроля рождаемости. В Китае ежегодно в официальных клиниках совершается более 13 млн абортов. Эксперты считают, что цифра эта должна быть во много раз больше, если принять во внимание аборты, проведённые на дому или в местечковых больницах без лицензии на проведение таких операций. ВИЧ передаётся в том числе и через такие операции с нарушением санитарных норм.

«У нас в офисе рассказывают примерно раз в год, что беспорядочным сексом заниматься небезопасно, что рождение детей надо планировать, что здоровье – самое дороге. Ещё показывают, как надевать презервативы. Но это всё и так ясно, а кто не знает этого, тому всё равно,» — скептически прокомментировала наш вопрос о сексуальном воспитании Чжу Лин, 28-летняя сотрудница логистической компании.

Несмотря на разнообразие оральных контрацептивов в Китае большую часть витрины в аптеках занимают именно средства экстренной посткоитальной контрацепции. Подробнее о половой жизни молодёжь узнаёт уже в университете или в интернете. Большие надежды специалисты возлагают на специальные обучающие программы, комиксы и приложения, распространяющие идею безопасного секса, а в некоторых университетах установлены специальные автоматы, продающие наборы для экспресс-тестирования на ВИЧ.

Вич в китае
Фото: web.xkyn.net

Так как официальной понятной и доступно изложенной информации недостаточно, а горячие линии анонимной консультации не пользуются особой популярностью как у молодёжи, так и у старшего поколения, распространение жизненно важных знаний происходит в китайском интернете посредством приложений, например, Buzz and Bloom (蜜丰兰花) и Yummy, интегрированных в известные китайские соцсети.

Одна из создателей приложения Buzz and Bloom, 24-летняя Стефани Зу (Stephany Zoo), пришла к мысли о создании обучающего сервиса после посещения абортария в Шанхае, где ей встретилось множество молодых девушек, совершенно не понимающих, как устроено их тело, воспринимая аборт как незначительную процедуру, как это показано в рекламе таких центров. О безопасном сексе и речи не шло.

В Китае, если разговор касается тела или здоровья, а особенно секса, молодые люди стараются перевести тему. Так важные вопросы остаются без ответа. Немало информации пытливые умы находят в ненадёжных источниках, дающих в корне неверные советы. Как, например, советы на женских форумах «делать это стоя», чтобы избежать зачатия ребёнка или советы «не трогать руками мужской орган», чтобы не заразиться венерическими болезнями. Мужчины порой черпают знания из порнографических фильмов японского производства и имеют весьма искаженное представление о женской физиологии, как, впрочем, и собственной.

Культурные особенности предписывают девушкам в Китае быть скромными и застенчивыми. Наша собеседница, пожелавшая остаться неизвестной рассказывает: «Я не настаиваю на использовании презерватива, если партнёр не предлагает сам. Просто мне неловко об этом говорить. Но я пью противозачаточные таблетки, потому что они полезны для женского здоровья и защищают меня от болезней. Мой парень об этом не знает».

Вич в китае
Обучающая встреча Buzz and Bloom

Статистику по случаям заражения ВИЧ в Китае стали вести с 90-х годов прошлого столетия. Первые случаи заражения были обнаружены в Пекине и в провинции Гуандун, в том числе из-за нехватки соответствующего оборудования для тестирования в других регионах. По статистике наибольшее количество заразившихся кантонцев проживали в крупных городах с довольно развитой для того времени инфраструктурой. На сегодня 80% из тех, у кого обнаружен вирус в этих регионах, соглашаются проходить химиотерапию.

Регистрация заражённых в Пекине ведется с 1985 года. Особенности пекинской ситуации с ВИЧ в том, что здесь постоянный приток населения из других районов страны, в связи с этим цифры заражённых постоянно неуклонно растут, а ситуацию контролировать крайне сложно из-за неучтённых больных и приезжих. Большая часть заражений здесь приходится на незащищённые сексуальные контакты (95% случаев).

Хотя согласно официальным данным, в Китае есть и менее благоприятные провинции, особенно остро вопрос просвещения на тему безопасного секса поднимается в провинциях Хайнань и Хунань. В провинции Хунань, кроме общих мероприятий среди населения, существует также «ВИЧ деревня», где живут те, у кого был обнаружен вирус, а также волонтёры и медики, изучающие вопрос. Поселение-сообщество расположено в селе Вэньлоу уезда Шанча (上蔡县文楼村). Сегодня здесь на постоянной основе проживает более 300 инфицированных и 11 докторов, а правительство перечисляет каждому жителю по 300 юаней ежемесячно в качестве поддержки, а также поставляет нужные лекарства. Всего в «неблагополучном» уезде проживает около 6 тысяч инфицированных.

Вич в китае
Активист Чжан Цюаньшоу (张全收) посещает жителей «ВИЧ деревни». Фото: wenming.cn

У ВИЧ в Китае есть отличительные особенности, как, например, высокая локальность провинциального уровня. То есть количество больных и тип заражения сильно отличаются даже в двух соседних регионах, в корне различны также и группы риска. По статистике, наибольшее среднее число ВИЧ инфицированных на долю населения проходится на провинции Сычуань, Юньнань и Гуанси. А самые благоприятные в этом плане – Тибетский АР, Нинся-Хуэйский АР и провинция Цинхай.

Вич в китае

В Китае борьба со СПИДом и профилактика ВИЧ – дело государственного масштаба. Правительством приняты «Закон о профилактике инфекционных болезней», «Закон о контроле и профилактике СПИДа», а также другие законопроекты и нормативные акты, в которых рассказывается о бесплатном тестировании, АРВ-лечении, профилактике передачи ВИЧ от матери ребёнку (ППМР), устройстве СПИД-сирот в школы и других типах государственной поддержки. В стране работает 9043 точки добровольного тестирования на ВИЧ и консультирования, 766 кабинетов заместительной терапии, 24 тысячи скрининг лаборатории, 3413 кабинета антиретровирусной терапии, 163 специальные больницы и 3281 специальная поликлиника.

Множество акций и мероприятий на тему профилактики СПИДа в Китае, как и во многих других странах, приурочены к 1 декабря. Однако эти мероприятия носят временный характер, признают специалисты: такая «разовая профилактика» и «однодневный ликбез» не приносят ощутимых результатов. Несмотря на ни что, множество китайцев считает, что ВИЧ или СПИД – это не про них. Так прокомментировал цифры, сообщающие о количестве заражений ВИЧ в регионе наш собеседник, также пожелавший остаться неизвестным: «Это неправда. Чтобы продавать лекарства сочинить можно всё, что угодно. СПИД – это проблема бедняков, наркоманов и проституток, среди моих друзей таких нет, плюс я живу в благополучном районе, а не в какой-нибудь деревне, поэтому я не предохраняюсь, я же не могу забеременеть, мне это незачем».

Для заглавной иллюстрации использована фотография 飞流图片.

Источник: magazeta.com

Согласно Министерству здравоохранения Китая, по числу смертей, вызванных инфекционными заболеваниями, СПИД в стране находится на первом месте. На конец 2016 года с ВИЧ-инфекцией борются 654 тыс. человек. Ежедневно носители вируса иммунодефицита человека в Китае сталкиваются с жесткой дискриминацией и притеснением со стороны общества. Тем не менее, прогресс в борьбе с болезнью и социальными предрассудками очевиден. ЭКД рассказывает историю медсестры инфекционного отделения Ду Лицюнь и знакомит читателей с краткой историей ВИЧ в Китае.

Ду Лицюнь работает старшей медсестрой в отделении ВИЧ-инфицированных в 4-й Народной больнице города Наньнин (Гуанси-Чжуанский автономный район). В 2005 году Ду стала одной из пяти китайских медсестер, удостоенных медали имени Флоренс Найтингейл, присуждаемой Красным крестом медицинским сестрам и братьям за исключительную преданность своему делу.

Работать медсестрой инфекционного отделения Ду Лицюнь начала в 1984 году, сразу после выпуска из медицинского училища. Когда в 2005 году ее больница открыла первое в Гуанси отделение по борьбе со СПИДом, то Ду Лицюнь, единственная из сотрудников, добровольно присоединилась к его лечащему составу. Никто из персонала не был готов рисковать своим здоровьем, работая с ВИЧ-инфицированными.

 «Я знаю, что даже врачи боятся заразиться, но все же необходимо, чтобы кто-то взял на себя ответственность за жизни этих людей, — пояснила Ду. — Страх можно победить так же, как и ВИЧ».

Первым испытанием Ду стал больной ВИЧ с тяжелой формой кожной инфекции. Все тело мужчины было покрыто язвами, а состояние оказалось настолько запущенным, что от мужчины отказались все родные. Ду надела защитный костюм и без колебаний очистила кожу больного сантиметр за сантиметром. Медсестра продолжала заботиться о пациенте, пока его здоровье не улучшилось.

 «Я считаю, что к каждой жизни следует относиться с уважением, и, конечно же, пациенты со СПИДом не исключение. Мы не можем сдаться», – объясняет медсестра.

По рассказам Ду Лицюнь, среди ее пациентов довольно много наркозависимых, чье поведение непредсказуемо.

«Помимо опасности заразиться, всегда есть вероятность, что пациент начнет тебя оскорблять или попытается поднять руку», — жалуется женщина.

Самым страшным для Ду Лицюнь стало утро 2006 года. Ее вызвали из дома по экстренному звонку: пациент Цян взял в заложники молодую женщину-врача и, держа у шеи заложницы нож, угрожал заразить ее ВИЧ. Ду удалось уговорить мужчину отпустить доктора.

Благодаря своему профессиональному мастерству и самоотверженности, Ду Лицюнь становится вдохновением для многих медработников. С 2005 года команда лечащих врачей и медсестер ее отделения расширилась с 8 человек до 80. Ду всеми силами пытается привлечь внимание к профилактике СПИДа, надеясь защитить от вируса как можно больше людей.

За 2016 год количество ВИЧ-инфицированных в Китае увеличилось на 79 тыс. человек. В прошлом году от вируса скончалось 24 тыс.человек. Тем не менее, в сравнении с 2010 годом коэффициент выявляемости ВИЧ в Китае вырос на 68%, а уровень смертности снизился на 57%..

Источник: ekd.me

Вич в китае

Согласно данным Национальной комиссии по здравоохранению (NHC), в общей сложности было зарегистрировано 3077 новых случаев ВИЧ-инфекции в колледжах и университетах Китая в 2017 году.

Гомосексуализм ответственен за 81,8% новых случаев, добавили представители NHC из-за недостаточной осведомленности учащихся о защите, несмотря на их высокую осведомленность о СПИДе.

«Уровень студентов в колледжах, у которых был сексуальный опыт с использованием презервативов, составляет менее 40 процентов», — сказал Хан Менцзие, директор Китайского центра по контролю и профилактике заболеваний.

Хан подчеркнул, что риск заражения по-прежнему сохраняется, потому что учащиеся, которые сексуально активны, могут иметь незащищенный секс будучи подвержены влиянию внешних факторов.

Пятьдесят два колледжа и университета в 11 провинциях Китая оснащены торговыми автоматами, которые продают реагенты для выявления СПИДа, чтобы студенты могли самостоятельно проводить тесты.

Вич в китае

Китай добился прогресса в плане профилактики и борьбы со СПИДом, сказал Ван Бин, сотрудник NHC, ответственный за профилактику заболеваний, во время пресс-конференции 23 ноября.

Результаты показало эффективное управление распространением ВИЧ через инъекционные наркотики. В 2017 году число людей, инфицированных через инъекции на 44,5 процента ниже, чем в 2012 году.

В прошлом году тариф передачи от матери к ребенку также достиг своего исторического минимума, снизившись с 7,1 процента в 2012 году до 4,9 процента в 2017 году, сказал Ван.

Уровень инфицирования СПИДом в Китае составляет около 0,09%, что согласно международному стандарту соответствует уровню эпидемии.

Однако, несмотря на низкий уровень инфицирования, абсолютное число случаев инфицирования по-прежнему очень велико из-за огромной численности населения Китая, сказал Ву Цзунён, директор Национального центра по борьбе со СПИДом/ИППП в Центре контроля заболеваний и профилактики.

Ван сказал на пресс-конференции, что NHC будет прилагать больше усилий для образования, связанного со СПИДом в Китае, популяризируя использование презервативов и продвигая самообследование.

Источник: CGTN

Источник: chinapk.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.