Сифилис в средневековье


Как Европу накрыл сифилис

Человечеству постоянно угрожают различные опасности. Были времена, когда наша раса находилась на пороге катастрофы, но все же удавалось выжить. Особенно опасны эпидемии, регулярно выкашивавшие значительную часть населения. Поговорим об одной из них.

Сифилис — это ужасающий удар по счастливому гедонизму, которым славилась Европа до эпохи пуританства. Кто бы мог подумать, что секс-туризм на Карибах и грандиозная оргия с несколькими тысячами проституток в Неаполе обернутся таким провалом? Провалом носов, в том числе. Но ведь с чего-то все начиналось. Однажды мир очнулся после очередной ночи любви и понял: никакого больше беззаботного веселья, теперь от секса можно умереть или, хуже того, превратиться в зомби.

Как первый же в истории отпуск на Карибах обернулся эпидемией сифилиса

В 1493 году Колумб и его друзья вернулись из первого в мире тура по Карибам и привезли гостинцы: новый путь в Индию (на самом деле нет), земельные приобретения для короны, табак, кокосы, сифилис и тропические плоды. Разумеется, сифилис был незапланированным подарком. Хотя не исключено, что индейцы-араваки намеренно подсовывали белокожим подпорченный товар.


Как Европу накрыл сифилис

Вернувшись из путешествия, зараженные, но все еще верящие в то, что «почешется и пройдет» моряки и солдаты принялись делать то, что подобает морякам и солдатам. Они начали прожигать полученные дублоны в борделях и быстро пришли к банкротству. После этого беднягам (и тем, кто заразился посредством них) не оставалось ничего, кроме как снова пойти работать наемниками.

Если верить кастильскому доктору Раю Диасу де Исле, первым в мире пациентом с сифилисом стал Винсент Пинзон, который, если что, был капитаном «Ниньи» — одного из трех кораблей, на котором команда Колумба открыла Америку.

Как Европу накрыл сифилис

Карл VIII пытается оттяпать Неаполь, а сифилис готовится оттяпать нос Карлу VIII

В Европе как раз разгорелась очередная серьезная буча, так что наемники были в цене. Французский король Карл VIII, женившийся на 15-летней Марии Анжуйской, мечтал завоевать ее сердце и заодно прославиться как великий завоеватель. Однако ничего из этого не вышло, все получилось даже хуже, чем «хуже не бывает».


Как Европу накрыл сифилис

У Карла VIII было не только смешное лицо, но и некие права на итальянские земли, поэтому он снарядил поход и отправился завоевывать Неаполитанское королевство и все, что попадется по дороге. Кроме армии солдат, состоявшей из 30 тысяч человек, он снарядил армию полковых проституток, которых было не меньше восьми сотен. Позаботившись о своих бойцах, Его Величество не забыл и про себя, забрав с собой целый гарем фрейлин, которые должны были «помогать по хозяйству». Хозяйство великого полководца не оставалось бездеятельным, так что он подавал заразительный пример войскам.

Сначала кампания шла преотлично. Неаполь быстро пал к ногам Карла, и он провозгласил себя королем Неаполитанского и Иерусалимского королевств, а также императором Востока. Чего еще желать мужчине в 24 года? По случаю невероятной победы король и его войска устроили грандиозную двухмесячную оргию, на которую стеклись тысячи проституток со всей Италии. В такой обстановке даже пары больных сифилисом маркитанток и солдат хватило бы, чтобы устроить эпидемию. Зараженных было явно больше и вскоре едва ли не каждый третий боец в славной армии был покрыт язвами.


Как Европу накрыл сифилис

Причиной сифилиса посчитали каннибализм и секс с конями

Поветрие грянуло как гром среди ясного неба. Это была словно чума, но гораздо уродливее и ужаснее. Она распространялась неведомым образом и немедленно породила массу кривотолков.

Современники этого поветрия рассуждали так: если чуму Господь послал за смертные грехи, то новую, еще более подлую болезнь, — за что-то намного более отвратительное. Отсюда пошли две первых теории происхождения сифилиса. Первая гласила, что это — кара за каннибализм, которым занимались солдаты Карла. Вторая говорила о том, что причиной стали массовые сношения с лошадьми. Хотя мы-то понимаем: кому нужны лошади, если Его Величество позвал на вечеринку тысячи самых горячих итальянских дев?

Как Европу накрыл сифилис

Карл VIII терпит поражение и умирает как подобает королю-неудачнику

Удача отвернулась от французов, объединенные силы итальянцев и испанцев выгнали армию сифилитиков обратно во Францию. Карл был посрамлен и в довершение переболел оспой, которая изуродовала его лицо. Было бы логично и иронично, если бы на самом деле это был сифилис, но, скорее всего, это не так. Приехав домой, король настрогал потомство, и ни у кого не было проблем с венерической болезнью, так что ему действительно хватило ума уберечься от этой хвори.


Карл, потерпевший унизительное поражение, распустил войска, а вместе с ними и наемников, которые хлынули во все уголки Европы, разнося «любовную чуму». Цунами эпидемии было таким мощным, что всего за полтора десятка лет сифилис разнесся по всей Евразии и Севрной Африке. В 1512 году с ней столкнулись даже японцы, которые, казалось бы, всеми силами пытались отгородиться от остального мира.

Как Европу накрыл сифилис

Как сказал Вольтер: «В своем легковерном походе на Италию французы приобрели Геную, Неаполь и сифилис. Потом они были отброшены и потеряли Неаполь и Геную, но сифилис остался при них».

Кстати, король Карл VIII вскоре после провальной экспедиции в Италию погиб слегка неестественной смертью: нечаянно ударился головой об косяк двери и разбил голову, словно перезрелую тыкву. Видимо, придворные были настолько недовольны тем, что с подачи их монарха сифилис стали называть «французской болезнью», что даже не стали придумывать ему смерть с фантазией, как, например, в случае с тезкой короля, Карлом Злым.


Как Европу накрыл сифилис

Сифилис изменил ход истории

Сифилис изменил мир гораздо сильнее, чем может показаться на первый взгляд. Это была не просто очередная инфекция — он стал рычагом, который сдвинул горы истории. Во многом благодаря сифилису состоялся раскол церкви и к успеху пришли протестанты. Пуританство не нашло бы такого отклика в сердцах паствы, если бы у нее не было живого (а иногда уже и нет) подтверждения того, как Господь карает за разгульную жизнь.

Именно из-за того, что сифилис, прежде всего, пагубным образом влияет на волосы, появились парики, ставшие визитной карточкой Нового времени. Неудивительно и то, что человечество вспомнило и начало активно использовать еще одно прекрасное изобретение — презервативы.

Точно также необходимость лечить провалившиеся носы дала толчок европейской хирургии. Операция по восстановлению носа делалась причудливым образом: у пациента вырезался кусок кожи с руки, но не полностью — должен был оставаться лоскут, соединенный с телом, чтобы кровеносные сосуды продолжали снабжать этот кусок кожи кровью. Затем лоскут прикладывали к носу, и пациент был вынужден ходить с привязанной к голове рукой до тех пор, пока кусок кожи не приживется на месте носа. Человек, который придумал это, был или гением или безумцем


Как Европу накрыл сифилис

Именно сифилис помог Нидерландам обрести независимость от Испании. Болезнь была одной из основ антииспанской пропаганды: голландские протестанты утверждали, что источником заразы являются католики и, избавившись от их гнета, можно будет победить и болезнь.

Как бы там ни было, ни религиозная пропаганда, ни страх перед ужасающей болезнью не победили сифилис. Люди продолжали блудить направо и налево, несмотря ни на что. Достаточно сказать, что в Европе эпохи Возрождения он вообще стал основной причиной смерти. Грубо говоря, у среднестатистического европейца было больше шансов умереть от сифилиса, чем от войн, голода, иных болезней и уж тем более старости. На этом фоне тот факт, что у трех из Римских Пап предположительно была эта постыдная хворь, не кажется таким уж удивительным.

Как Европу накрыл сифилис

Источник: ribalych.ru

https://ribalych.ru/wp-content/uploads/2017/08/sifilis_000.jpg


Что же это за болезнь? И с чего всё началось?

В 1495 году Италия периода Возрождения подверглась мощнейшему вторжению с Севера неприятельской армии: прекрасно вооруженной, имеющей боевой победоносный опыт, возглавляемой молодым и амбициозным королем, для которого не существовало никаких нравственных запретов, который был с одной стороны романтичен, с другой – прагматичен.

Это была армия французского короля Карла VIII, который предъявил свои династические права на Неаполитанское королевство. Правда, права были смутными, но подкреплённые мощнейшей армией были уже неоспоримы.

Остановить французскую армию было невозможно, она прошла сквозь Италию как нож сквозь масло и захватила Неаполь. Французский король стал называть себя неаполитанским королём и начались празднества в честь победы. Неаполитанцы решили сдаться, предложив французам всё лучшее, что у них есть. Сюда входил и банкет в честь победителей, устроенный для короля и его высших офицеров.

Вот как французский историк Ги Бретон описывает это событие, которое сыграло важнейшую роль в истории и во многом повлияло на современный мир:

«В десять часов вечера, под деревьями ярко освещенного парка, за банкетным столом собрались две сотни гостей. Редкие, сдобренные пряностями блюда разносились в золоченой утвари необыкновенной красоты неаполитанками, одетыми в юбки с разрезом до пояса, сквозь который при каждом шаге открывалось все то, что не следовало бы демонстрировать во время обеда. Однако прекрасные ножки очаровательных созданий были далеко не самым поражающим зрелищем этого праздника. Фаворитка Карла восхитила и потрясла присутствующих, появившись перед ними с обнаженной грудью…».


Последствия банкета были таковы:

«… но однажды утром один из благородных кавалеров почувствовал

непонятное для него покалывание. На следующий день и того хуже, появились боли, а вскоре все тело покрылось мелкими прыщами… Несчастные дорого заплатили за миг наслаждения. Тела их от головы до колен покрылись коростой, у некоторых провалились рты, другие ослепли. Последних, впрочем, можно считать счастливцами, поскольку они не могли видеть свое заживо гниющее тело. Спустя месяц эпидемия в рядах французской армии достигла масштабов подлинного бедствия… тысячи солдат очень скоро оказались отравленными. Сотни их поумирали, даже не поняв, откуда на них свалилась страшная болезнь…»

Почти 30-тысячная французская армия очень быстро стала деградировать. Болезнь распространилась и на Неаполь, и по всей Италии. Это вызвало панику во французских войсках и отступление. Войско Карла VIII, возвращаясь, рассеяло эту болезнь по всей Европе.

Речь идёт о заболевании, которое мы сейчас называем сифилис. Своё название эта болезнь получила позднее, а тогда её называли латинским словом «люэс» – зараза. Официально болезнь получила такое название в 1540 году. А. Паре назвал сифилис lues venerea («любовная чума»). Именно сифилис стал тем заболеванием, которое нарушило планы Франции по быстрому завоеванию итальянского королевства и вызвало длительные итальянские войны, закончившиеся только через 50 с лишним лет. В итоге Италия потеряла свою политическую самостоятельность на долгие годы, вплоть до середины XIX века.


Цена за такое массовое культурное сношение была непомерно велика. Солдаты Карла VIII, вернувшись во Францию, уже в 1496 году вызвали мощнейшую эпидемию сифилиса. В 1497 году болезнь добралась до Австрии, Венгрии и Польши. В 1499 году наблюдаются первые случаи заболевания сифилисом в России.

В 1500 году эпидемия сифилиса накрыла Турцию и Иран. Тогда же эпидемия была зафиксирована в Северной Африке, Египте, Турции. В том же году отмечаются отдельные случаи в Китае. А в 1503-1505 гг. – уже во Вьетнаме. И в 1512 году эпидемия сифилиса появилась в Японии.

Остановить эту инфекцию не удалось, распространялась она в первое время очень быстро, за отсутствием какого-либо иммунитета и сопротивляемости к этой болезни у людей. Пять миллионов жертв в Европе, не менее пяти миллионов погибло в Китае, и примерно десять миллионов на всю Азию, Африку и Дальний Восток.

Больше эпидемического развития эта болезнь никогда не имела. Она была просто спутником всей культуры европейского и азиатского человечества, постоянно присутствуя до наших дней в форме заболевания, передающегося половым путём.


Темпы и смертельная опасность заболевания, впервые попавшего в крупную человеческую популяцию, велики только в первое время. Дальше путём естественного отбора отбираются люди, у которых меньшие наследственные склонности и меньшая восприимчивость к этому заболеванию, появляется какой-то опыт у медицины ее лечить. Вторая и третья эпидемии уже при должной организации не являются столь разрушительными.

Но для сифилиса это не совсем так. Он, перестав быть эпидемией, постоянно присутствовал в человеческой популяции, продолжая отбирать. От 1,5% до 10% всех смертей до середины XIX века носили за собой причины именно сифилиса в разные времена в разных возрастных категориях. По степени общей смертности в процентах к инфекционным болезням, – а именно инфекционные болезни до XIX века и были главной причиной естественной смертности людей, – сифилис стоял позади оспы, но впереди чумы и холеры, где-то на одном уровне с тифом и прочими заразными заболеваниями.

Несмотря на то, что время от времени появляются сенсационные данные, что поражения, похожие на сифилис, были найдены на костях древних людей, что от него страдали английские монахи XIV века, что похожие симптомы описаны в Библии, большинство учёных склоняется к версии, что сифилис был завезён в Испанию в конце XV века моряками Христофора Колумба. А оттуда уже через связи испанцев с Италией или каких-то наемников в Неаполь.

Но мы должны понимать, что если в Европу он был завезён из Америки, то это стало бы новым заболеванием для всей Европы.

Почему вспышки не было сначала в Испании? Возможно, всё дело в темпах распространения болезни или недостатке учёта, потому как через несколько месяцев после зарегистрированной вспышки в Неаполе отмечаются серьёзные проблемы с заболеванием похожем на сифилис в Барселоне в Испании. Тогда взгляды всей Европы, дипломатии были прикованы к итальянской войне – достаточно сенсационной своим быстрым развитием событий. Поэтому всё случившееся было замечено в Италии раньше, чем в других странах.

Так или иначе, сифилис оказался страшной местью американских индейцев за оспу, корь и другие болезни, которые европейцы завезли в Северную и Южную Америку.

Чем вызывается сифилис? Его медицинской причиной является бактерия бледная трепонема, форма, которая относится к спирохетам, у неё есть родственные трепонемы, которые не вызывают болезни, передаваемые половым путём. Не все из них остро заразные для человека, и, возможно, тот факт, что мы время от времени находим кости – какие-то свидетельства болезней – очень-очень похожих на сифилис, являются следами вот этих трепонематозов. С другой стороны, для английских монахов XIV века почти доказана болезнь, похожая на сифилис. По их скелетам можно предположить, что Америка до плавания Колумба не была настолько уж изолированным континентом.

Самыми страшными были даже не симптомы и не их характеристики, а социальный удар, полностью изменивший Европу в отношении нравственности и моральных норм, которые получили развитие в ходе эпидемии конца XV — начала XVI веков.

Историки-моралисты, которые везде искали мораль, сильно сомневались в том, что такая эпидемия как-то могла изменить мораль. Считалось, что мораль в Средневековье  была высокой, народ был высоконравственен.

Но так ли высока была нравственность? Рассмотрим этот момент на следующих примерах.

Французская портретная школа Фонтебло середины XV века: одежды знатных дам изображены иногда с открытой грудью. Вспомним Баярда, Ариосто. Вспомним модные тогда циклы поздних рыцарских романов про Ролланда, где тоже крайне вольное обращение с моралью. Вспомним Мэлори с циклом про Артура, где рыцари постоянно спасают благородных дам и девиц и тут же получают от них знаки любви.

В воспоминаниях, мемуарах чувствуется вольность нравственных взглядов, причём не только элиты. Элита всегда была достаточно развращённой во всех странах мира. Это одна из привилегий, которую получали люди, попавшие в верхний слой – возможность не соблюдать обычную мораль.

Не было, к сожалению, ни высокой средневековой морали, ни высоких моральных устоев: средневековые войны происходили под тотальный грабеж и изнасилования. Даже Столетняя война, закончившаяся как раз в середине XV века, дала немало примеров того, что мораль была не высока. Например, Орден подвязки, который назван в честь подвязки с чулка любовницы английского короля Эдуарда III. И это не считая высочайшего уровня разврата среди католического духовенства и падения нравов даже на уровне Папы Римского.

Нравы были крайне свободными и в Польше, и в Литве, и в Московском государстве.

Мораль и человеческие отношения были настолько к этому времени разрушенными, что любые извращения в обществе соответствовали нравам, скорее, сексуальной революции 1970-х годов, что историки XIX и первой половины XX вв. не могли поверить в такую систему. Такое положение вещей противоречило общей картине развития мира: от мрачного Средневековья до светлого великого Возрождения с его любовью к человеку, вниманию к гуманизму, и далее прямое развитие советской исторической науки до Великой Октябрьской социалистической революции.

Вот и получается, что это как нравы сексуальной революции 1968 года, но только в конце XV века.

Ги Бретон пишет: «Болезнь распространилась с невероятной скоростью, и вскоре ее обладателями стали многие высокопоставленные люди. У епископов, у кардиналов стали проваливаться носы. Не удалось избежать заразы даже папе Римскому. Тогда сострадательные медики стали с важностью разъяснять, что болезнь эта очень заразная и может передаваться по воздуху, через дыхание, и даже через святую воду. Только так и удалось спасти честь святых отцов».

Сифилис очень сильно повлиял на нравы и мораль. За одно поколение развитие сифилиса в первой своей интеграции привело к появлению обратной христианской морали, монастыри перестали быть борделями и опять стали приютами кающихся женщин. Всё больше и больше людей замыкалось: либо давало обет безбрачия, либо жило со своими законным супругом или супругой и строжайшим отношением к любым формам супружеской измены. Это был единственный способ не подхватить сифилис. Вся эта карнавальная фестивальная культура сменилась к 1530-1540 гг., и даже одеяния стали подчеркнуто черными, появился испанский этикет. Постоянная погруженность в молитву, сугубое самосозерцание.

Не только мораль – мир действительно изменился. Как и после чумы, которая вызвала появление первых серьезных сомнений в правильности доктрины католической церкви, так и после эпидемии сифилиса, не остановленной молитвой и постами, продолжились изменения в религиозной жизни. На фоне эпидемии сифилиса появились и 96 тезисов Мартина Лютера прибитые к доске, «я на этом стоял и стоять буду», и развитие лютеранства, проявление протестантизма как отдельной церкви, и высокая мораль в этом самом протестантизме. Особенно подчеркнуто это проявилось среди английских пуритан, тех самых, которые составили костяк колонистов в Новом свете, где потом возникнут США.

И кальвинисты Швейцарии, и кальвинисты Голландии (они довольно разные) с их мрачностью, погруженностью в мир, отрешенностью от суеты современного мира, зацикленностью на деловых операциях, банкинге, та самая протестантская этика, о которой писал М. Вебер. Которая на самом деле «запрягание коня» позади телеги: сначала развитие капитализма привело к появлению капиталистических отношений, а потом уже под капиталистические отношения была создана религия удобная для капитализма, а не наоборот, как считал М. Вебер в начале XX века. Прекрасно развившийся капитализм возник в изначально католических Нидерландах; Нидерланды стали протестантскими и кальвинистскими вынужденно – только в результате борьбы с Испанией, вызванной чисто экономическими проблемами.

Шло постепенное ужесточение норм. Был отдельный прорыв в сторону свободной любви – век фавориток – середина XVII, либертинский XVIII век, но дальше снова «закручивание моральных гаек» после Великой Французской революции, вызванное в том числе ужасами самой революции. Освободила, расковала мир уже сексуальная революция после Второй Мировой войны, когда «поехали» все традиционные отношения, когда пошатнулись позиции всех традиционных христианских конфессий. Атеизм стал более практичной системой мировоззрения на долгое время, потому что позволял не тратить время на хождение в церковь прочее, а продолжать делать деньги, делать деньги… Дальше произошла сексуальная революция… И мы получили в 1980-е годы точно такой же случай с эпидемией болезни, передающейся половым путём, которая точно также привела к смене поколений и повышению общественной морали. Речь идет об эпидемии СПИДа. Эпидемия синдрома приобретённого иммунного дефицита, распространяющегося примерно теми же путями, что и сифилис.

Этот случай привел к довольно серьезным ограничениям и подъему морали, вывел развлекательную сферу индустрии в порно-сайты и порно-«хабы». То же случилось в период эпидемии сифилиса XVI века. Сначала подъём эротического искусства. Общественные отношения преломились в сторону повышения морали и нравов. А затем качнулись в противоположную сторону, оправдывая свальный грех рассуждениями о неизбежности заболевания: «раз существует сифилис, и им болеют все от папы Римского до невинного младенца, зараженного от родителей, так давайте предаваться разврату».

Всё это вызвало сначала реформацию, потом религиозные войны, потом контрреформацию, а затем и Тридцатилетнюю войну – эпическое событие, которое определило контуры современного мира. По сей день Вестфальская система является частью тех договоренностей, в которых мы живём и которые определяют современную дипломатию.

Такова история заболевания, поразившего французскую армию, от начала и до наших дней.

Лечить сифилис научились уже в XVI веке, но не до конца. Теофраст Бомбаст фон Гогенгейм Парацельс предложил лечение сифилиса ртутными препаратами. Втирание ртутных мазей в кожные язвы приводило к вылечиванию первичного сифилиса, но человек продолжал оставаться носителем. Потенциально у него могли возникнуть вторичный и третичный сифилис при прекращении лечения. И, конечно, ртуть разрушала организм, и, накапливаясь, приводила к медленному отравлению и смерти.

Ртутными мазями лечили и вылечили от сифилиса известного французского поэта XVII века Сирано де Бержерака. Среди деятелей итальянского Возрождения сифилис являлся основной причиной смерти. Им страдали и в XIX веке, вспомним французского писателя Ги де Мопассана, умершего от этой болезни.

Сифилис был у многих политических деятелей, от него страдал отец Уинстона Черчилля. Сифилис приписывали совершенно безосновательно В.И. Ленину и многим другим историческим деятелям.

Средство лечения сифилиса – препарат «Сальварсан», он же препарат «606», ныне запрещённый – был создан Паулем Эрлихом только в 1906 году. «Сальварсан», мышьяковистое соединение, уничтожал возбудитель сифилиса и приводил при правильном лечении к выздоровлению больного. Это был первый целевой антибиотик, разрушавший бактериальную клетку возбудителя сифилиса, трепонему, но не разрушавший клетки нашего организма.

Сейчас у нас 2017 год, год столетия Октябрьской Социалистической революции, Февральской революции, год столетия начала Гражданской войны. Как вы думаете, представитель какой профессии мог почти невозбранно переходить от белых к красным, попадать в руки зелёных и практически не страдал при любой перемене власти в ходе Гражданской войны в России? Правильно, это были врачи-венерологи, врачи по заболеваниям, передающимся половым путём. Потому что, как писал Вольтер почти 300 лет тому назад: «Если куда-то идет армия в 30 тысяч человек, среди них 10 тысяч больны сифилисом». Войны, революции, и тем более гражданские войны всегда сопровождались взрывом заболеваний, передающимся половым путём. Может быть, этот факт кому-то поможет выбрать востребованную профессию в ожидании краха нашей цивилизации. Если такой крах и произойдёт, то медицинская профессия точно окажется востребованной.

https://ribalych.ru/2017/08/08/kak-evropu-nakryl-sifilis/
Как Европу чуть не убил сифилис
08.08..2017

Человечеству постоянно угрожают различные опасности. Были времена, когда наша раса находилась на пороге катастрофы, но все же удавалось выжить. Особенно опасны эпидемии, регулярно выкашивавшие значительную часть населения. Поговорим об одной из них.

Сифилис — это ужасающий удар по счастливому гедонизму, которым славилась Европа до эпохи пуританства. Кто бы мог подумать, что секс-туризм на Карибах и грандиозная оргия с несколькими тысячами проституток в Неаполе обернутся таким провалом? Провалом носов, в том числе. Но ведь с чего-то все начиналось. Однажды мир очнулся после очередной ночи любви и понял: никакого больше беззаботного веселья, теперь от секса можно умереть или, хуже того, превратиться в зомби.

Как первый же в истории отпуск на Карибах обернулся эпидемией сифилиса

В 1493 году Колумб и его друзья вернулись из первого в мире тура по Карибам и привезли гостинцы: новый путь в Индию (на самом деле нет), земельные приобретения для короны, табак, кокосы, сифилис и тропические плоды. Разумеется, сифилис был незапланированным подарком. Хотя не исключено, что индейцы-араваки намеренно подсовывали белокожим подпорченный товар.

Как Европу накрыл сифилис

Вернувшись из путешествия, зараженные, но все еще верящие в то, что «почешется и пройдет» моряки и солдаты принялись делать то, что подобает морякам и солдатам. Они начали прожигать полученные дублоны в борделях и быстро пришли к банкротству. После этого беднягам (и тем, кто заразился посредством них) не оставалось ничего, кроме как снова пойти работать наемниками.

Если верить кастильскому доктору Раю Диасу де Исле, первым в мире пациентом с сифилисом стал Винсент Пинзон, который, если что, был капитаном «Ниньи» — одного из трех кораблей, на котором команда Колумба открыла Америку.

Как Европу накрыл сифилис

Карл VIII пытается оттяпать Неаполь, а сифилис готовится оттяпать нос Карлу VIII

В Европе как раз разгорелась очередная серьезная буча, так что наемники были в цене. Французский король Карл VIII, женившийся на 15-летней Марии Анжуйской, мечтал завоевать ее сердце и заодно прославиться как великий завоеватель. Однако ничего из этого не вышло, все получилось даже хуже, чем «хуже не бывает».

Как Европу накрыл сифилис

У Карла VIII было не только смешное лицо, но и некие права на итальянские земли, поэтому он снарядил поход и отправился завоевывать Неаполитанское королевство и все, что попадется по дороге. Кроме армии солдат, состоявшей из 30 тысяч человек, он снарядил армию полковых проституток, которых было не меньше восьми сотен. Позаботившись о своих бойцах, Его Величество не забыл и про себя, забрав с собой целый гарем фрейлин, которые должны были «помогать по хозяйству». Хозяйство великого полководца не оставалось бездеятельным, так что он подавал заразительный пример войскам.

Сначала кампания шла преотлично. Неаполь быстро пал к ногам Карла, и он провозгласил себя королем Неаполитанского и Иерусалимского королевств, а также императором Востока. Чего еще желать мужчине в 24 года? По случаю невероятной победы король и его войска устроили грандиозную двухмесячную оргию, на которую стеклись тысячи проституток со всей Италии. В такой обстановке даже пары больных сифилисом маркитанток и солдат хватило бы, чтобы устроить эпидемию. Зараженных было явно больше и вскоре едва ли не каждый третий боец в славной армии был покрыт язвами.

Как Европу накрыл сифилис

Причиной сифилиса посчитали каннибализм и секс с конями

Поветрие грянуло как гром среди ясного неба. Это была словно чума, но гораздо уродливее и ужаснее. Она распространялась неведомым образом и немедленно породила массу кривотолков.

Современники этого поветрия рассуждали так: если чуму Господь послал за смертные грехи, то новую, еще более подлую болезнь, — за что-то намного более отвратительное. Отсюда пошли две первых теории происхождения сифилиса. Первая гласила, что это — кара за каннибализм, которым занимались солдаты Карла. Вторая говорила о том, что причиной стали массовые сношения с лошадьми. Хотя мы-то понимаем: кому нужны лошади, если Его Величество позвал на вечеринку тысячи самых горячих итальянских дев?

Как Европу накрыл сифилис

Карл VIII терпит поражение и умирает как подобает королю-неудачнику

Удача отвернулась от французов, объединенные силы итальянцев и испанцев выгнали армию сифилитиков обратно во Францию. Карл был посрамлен и в довершение переболел оспой, которая изуродовала его лицо. Было бы логично и иронично, если бы на самом деле это был сифилис, но, скорее всего, это не так. Приехав домой, король настрогал потомство, и ни у кого не было проблем с венерической болезнью, так что ему действительно хватило ума уберечься от этой хвори.

Карл, потерпевший унизительное поражение, распустил войска, а вместе с ними и наемников, которые хлынули во все уголки Европы, разнося «любовную чуму». Цунами эпидемии было таким мощным, что всего за полтора десятка лет сифилис разнесся по всей Евразии и Севрной Африке. В 1512 году с ней столкнулись даже японцы, которые, казалось бы, всеми силами пытались отгородиться от остального мира.

Как Европу накрыл сифилис

Как сказал Вольтер: «В своем легковерном походе на Италию французы приобрели Геную, Неаполь и сифилис. Потом они были отброшены и потеряли Неаполь и Геную, но сифилис остался при них».

Кстати, король Карл VIII вскоре после провальной экспедиции в Италию погиб слегка неестественной смертью: нечаянно ударился головой об косяк двери и разбил голову, словно перезрелую тыкву. Видимо, придворные были настолько недовольны тем, что с подачи их монарха сифилис стали называть «французской болезнью», что даже не стали придумывать ему смерть с фантазией, как, например, в случае с тезкой короля, Карлом Злым.

Сифилис изменил ход истории

Сифилис изменил мир гораздо сильнее, чем может показаться на первый взгляд. Это была не просто очередная инфекция — он стал рычагом, который сдвинул горы истории. Во многом благодаря сифилису состоялся раскол церкви и к успеху пришли протестанты. Пуританство не нашло бы такого отклика в сердцах паствы, если бы у нее не было живого (а иногда уже и нет) подтверждения того, как Господь карает за разгульную жизнь.

Именно из-за того, что сифилис, прежде всего, пагубным образом влияет на волосы, появились парики, ставшие визитной карточкой Нового времени. Неудивительно и то, что человечество вспомнило и начало активно использовать еще одно прекрасное изобретение — презервативы.

Точно также необходимость лечить провалившиеся носы дала толчок европейской хирургии. Операция по восстановлению носа делалась причудливым образом: у пациента вырезался кусок кожи с руки, но не полностью — должен был оставаться лоскут, соединенный с телом, чтобы кровеносные сосуды продолжали снабжать этот кусок кожи кровью. Затем лоскут прикладывали к носу, и пациент был вынужден ходить с привязанной к голове рукой до тех пор, пока кусок кожи не приживется на месте носа. Человек, который придумал это, был или гением или безумцем

Как Европу накрыл сифилис

Именно сифилис помог Нидерландам обрести независимость от Испании. Болезнь была одной из основ антииспанской пропаганды: голландские протестанты утверждали, что источником заразы являются католики и, избавившись от их гнета, можно будет победить и болезнь.

Как бы там ни было, ни религиозная пропаганда, ни страх перед ужасающей болезнью не победили сифилис. Люди продолжали блудить направо и налево, несмотря ни на что. Достаточно сказать, что в Европе эпохи Возрождения он вообще стал основной причиной смерти. Грубо говоря, у среднестатистического европейца было больше шансов умереть от сифилиса, чем от войн, голода, иных болезней и уж тем более старости. На этом фоне тот факт, что у трех из Римских Пап предположительно была эта постыдная хворь, не кажется таким уж удивительным.

Как Европу накрыл сифилис

Эвфемизмы для сифилиса, которыми можно блеснуть в компании

Слово «Сифилис» имеет любопытную (и довольно скабрезную) историю происхождения. Его придумал врач и поэт Джироламо Фракасторо, который дал имя «Сифилус» (то есть «друг свиней») герою своей поэмы. В ней автор иносказательно рассказывал о симптомах болезни и представил свою версию ее происхождения: пастух Сифилус, истосковавшийся по женщинам, возлежал со своими свиньями и за это был наказан брезгливыми богами.

Как Европу накрыл сифилис

История всем понравилась и заразу начали называть «Сифилис». Хотя до этого у нее было много других звучных прозвищ: Черный Лев, Купидонова болезнь, Великая оспа, Венерическая чума, а шотландцы дали ей суровое название Грандгор, которое больше подходит этой болезни, чем легкомысленный «Сифилис».

Источник: marc-aureli.livejournal.com

Смертельный подарок Нового Света

Открытие Америки принесло не только потоки золота и серебра, которые вызвали «революцию цен», но и сельхозкультуры — табак, картофель и кукурузу, — кардинально изменившие наши вкусовые и иные привычки. Европейцы, в свою очередь, столкнулись в Америке с одной неприятной и неизвестной им хворью. Путешественники и конкистадоры привезли в Европу сифилис, протекавший тогда в очень тяжёлой форме.

В 1495 году, через три года после первого плавания Колумба, вторгшаяся в Италию французская армия Карла VIII разбила войска итальянских государств. Но в Неаполе, наслаждаясь победой в обществе прекрасных дам, солдаты потерпели поражение в схватке с новой болезнью.

Карл VIII входит в Неаполь. Художник Элуа Фирмен-Ферон

Французский историк Ги Бретон так описал развал победоносного войска:

«Несчастные дорого заплатили за миг наслаждения. Тела их от головы до колен покрылись коростой, у некоторых провалились рты, другие ослепли. Последних, впрочем, можно считать счастливцами, поскольку они не могли видеть своё заживо гниющее тело. Спустя месяц эпидемия в рядах французской армии достигла масштабов подлинного бедствия (…), тысячи солдат очень скоро оказались отравленными. Сотни их умирали, даже не поняв, откуда пришла страшная болезнь».

Деморализованная армия спешно покинула Италию, бросая завоёванные города.

Эпидемия распространялась по Старому Свету с большой скоростью. В 1500 году она достигла Османской империи и Ирана, через несколько лет — Вьетнама. А в 1512 году добралась и до Японии.

«Голова юноши», художник Ганс Гольбейн (Младший), 1523 год

Одним из следствий болезни стали запреты публичных бань в Европе. На повсеместное их закрытие повлияли тогдашние представления о природе заболеваний (  «теория миазмов»), а также то, что общественные купальни были по совместительству борделями.

Европа из чистой средневековой на глазах превращалась в грязную Европу Нового времени, где большинство людей не мылись совсем, либо делали это крайне редко. Впрочем, полностью бани в Западной Европе не исчезли и в XVII веке.

Но это было ещё не самое главное следствие страшной эпидемии.

Не время улыбаться!

Естественно, люди осознавали, что страшная кара постигла их не просто так, а за грехи. Как следствие, пришла в упадок весёлая карнавальная культура, вместо вольных нравов в моду вошло целомудрие и воздержание.

«Не время улыбаться!» Художник — Вася Ложкин

Ги Бретон так описал последствия этой эпидемии:

«Весной 1496 года на Париж обрушилась эпидемия «неаполитанской болезни» с такими «отвратительными и зловонными» последствиями, что у народа появилось отвращение к плотскому акту. Церковь воспользовалась этим для проповеди целомудрия; весьма галантные дамы, прославившиеся пылкостью в «постельных играх», толпами уходили в монастыри. Король Карл VIII был в отчаянии, ибо монахинями стали самые красивые придворные фрейлины».

Но молитвы и посты не остановили эпидемию, жертвами которой становились даже высшие сановники католической церкви. В правильности этой религиозной доктрины появились серьёзные сомнения, что и стало одной из причин Реформации.

Произошло рождение протестантизма — нового течения в рамках западного христианства. Отвергая роскошь католической церкви и её институты, сторонники нового учения стремились вернуться к первоначальному — неиспорченному — апостольскому христианству. Они предпочитали работать и жить в аскезе.

Но старый мир не сдался без боя. Реформация и Контрреформация погрузили Европу в пучину религиозных войн. И вот следствие — резня Варфоломеевской ночи (1572 год), войны между католиками и гугенотами во Франции, Нидерландская революция… Кульминацией стала Тридцатилетняя война (1618–1648 годы), которая опустошила Германию и привела к созданию новой системы международных отношений — Вестфальской.

Варфоломеевская ночь на картине художника Франсуа Дюбуа

Стоит упомянуть и охоту на ведьм XVI–XVII веков — также следствие вспышки религиозного безумия. Большинство сожжённых ведьм — на совести протестантов, а не католиков.

Конечно, нельзя всё сводить только к последствиям привезённого из Америки «сувенира», но без него мировая история пошла бы по совсем иному пути.

Спутник войн и армий

Сифилис, наряду с другими болезнями, стал постоянным спутником армий, следуя за войсками эпохи   «галантного века» и наполеоновских войн.

Как писал в XVIII веке Вольтер: «Если куда-то идёт армия в 30 тысяч человек, среди них 10 тысяч будут болеть сифилисом».

Исследования массовых захоронений солдат армии Наполеона, найденных в Калининграде и в Литве, подтверждают это. Судя по характеру повреждений костной ткани, часть солдат болела сифилисом на поздней его стадии.

Лечение ртутью на гравюре «Мученики сифилиса» 1709 года

Вообще, болезнь уже тогда пытались лечить — втиранием ртутных мазей.

Правда, многие от такого лечения умирали.

Были и другие способы.

Так, в английском языке появилась пословица: «Можно лечить сифилис малярией, но нельзя лечить малярию сифилисом». Возбудитель сифилиса — трепонема — не переносит высоких температур. Поэтому заразив больного малярией и получив длительную гипертермию, можно было рассчитывать на гибель трепонемы — и излечение от сифилиса. А потом, если больной выживет, можно и от малярии попробовать вылечить.

Дьявол в деталях

В романе Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита» есть несколько забавных деталей, которые говорят о заболевании Воланда.

Во-первых, у него — ещё с XVI века — поражён сустав:

«Приближённые утверждают, что это ревматизм, — говорил Воланд, не спуская глаз с Маргариты, — но я сильно подозреваю, что эта боль в колене оставлена мне на память одной очаровательной ведьмой, с которой я близко познакомился в тысяча пятьсот семьдесят первом году в Брокенских горах, на чёртовой кафедре».

(Источник фото)

Во-вторых, у одного глаза Воланда отсутствует зрачковый рефлекс. В-третьих, у него парез лицевого нерва:

«Два глаза упёрлись Маргарите в лицо. Правый с золотой искрой на дне, сверлящий любого до дна души, и левый — пустой и чёрный, вроде как узкое игольное ухо, как выход в бездонный колодец всякой тьмы и теней. Лицо Воланда было скошено на сторону, правый угол рта оттянут книзу, на высоком облысевшем лбу были прорезаны глубокие, параллельные острым бровям морщины. Кожу на лице Воланда как будто бы навеки сжёг загар».

Будучи врачом-венерологом, Михаил Булгаков здесь, как и в романе «Белая гвардия», достаточно точно описал симптомы сифилиса у своего героя.

Даже Сатана не избежал этой болезни! Что уж тогда пенять на несчастных смертных?

Источник: warhead.su


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.