Спида не существует доказательства


Более того, по мнению различных специалистов, многие из научных открытий конца ХХ века — это придуманные умелыми технологами

PR-акции с целью добиться ассигнований под иллюзорные программы.

И за прогремевшими сенсациями на самом деле не стоит реальных открытий. Сегодня мы решили предоставить слово тем, кто в этом уверен. При этом мы не претендуем на истину в последней инстанции и приглашаем принять участие в дискуссии и сторонников официальных открытий. А открыть серию «Научные мифы» решили с самой загадочной болезни человечества — СПИДа.

На самом деле он существует или его тоже придумали?

Впервые о существовании новой болезни миру стало известно 5 июня 1981 года от иммунолога из Лос-Анджелеса Майкла Готтлиба, наблюдавшего резкое падение иммунитета у пяти гомосексуалистов. А 24 апреля 1984 года на пресс-конференции в Вашингтоне директор Института вирусологии человека Мэрилендского университета доктор Роберт Галло объявил, что ему удалось выделить вирус иммунодефицита человека — так называемый ВИЧ. И тут же возникло предположение, что этот вирус вызывает страшное заболевание — синдром приобретенного иммунодефицита (СПИД). Это предположение как-то незаметно было признано неопровержимым научным фактом. А СПИД стал самым страшным диагнозом XX века: медики заявили, что он неизлечим и распространяется по миру с небывалой быстротой.


С тех пор прошло более 20 лет. Но чем больше появлялось данных о вирусе, тем больше возникало вопросов. Почему термин «СПИД» применяют ко всем случаям неожиданного поражения иммунной системы, но лечат при этом конкретные болезни — пневмонию, рак, туберкулез? Почему любые инфекции не «ищут» больного по полу и возрасту, а ВИЧ-инфекция «нападает» в 90% случаев на мужчин–наркоманов и гомосексуалистов в возрасте 20 — 40 лет? И, наконец, почему не сбылся прогноз ВОЗ 1997 года, согласно которому к концу ХХ века «сотни миллионов людей заболеют СПИДом и треть человечества умрет»?

Не свидетельствует ли это о том, что болезнь совсем не так страшна, как ее малюют? И под СПИД маскируют просто малоизученные сбои в иммунной системе человека?

ЗАДАЧА С ТРЕМЯ НЕИЗВЕСТНЫМИ

1. С количеством ВИЧ-инфицированных в России полная неразбериха. По официальным данным, сегодня их более 200 000. Однако специалисты утверждают, что больных в 5 — 10 раз больше. То есть около 2 миллионов (кстати, эту же цифру по России приводит и ЦРУ). А теперь поделим 143 млн. россиян на 2 млн. зараженных, и получается, что почти каждый 70-й — «спидоносец». Выходит, что каждый из нас, пусть даже через знакомых знакомых, должен знать хотя бы одного ВИЧ-инфицированного. А есть ли такие носители среди вашего окружения? Даже если считать, что большинство «спидоносцев» — наркоманы, они ведь не живут в специальных гетто… Где же тогда прячется армия больных?


2. Не ясен вопрос и с умершими. По словам профессора Вадима Покровского, эпидемия, начавшаяся около пяти лет назад, на сегодняшний день унесла жизни 2 тыс. 400 человек. (Кстати, ВОЗ прогнозировала цифру в 5 раз большую.) Получается, что в год от СПИДа в нашей стране в среднем умирало 500 человек (при этом в свидетельстве о смерти диагноз СПИД не пишется, а указывается банальный диагноз, например туберкулез, а в скобках помечают — «ВИЧ»). Это очень маленькие цифры. Сравните: КАЖДЫЙ ГОД, по данным ВОЗ, в России отходит в мир иной 1,3 млн. человек, среди них — 500 тысяч от сердечно-сосудистых заболеваний, 300 тысяч — от онкологических. При этом в России на лечение и профилактику СПИДа правительство выделяет около 6 миллионов долларов в год.

3. Кому выгодно поддерживать миф о СПИДе.

Международному фонду борьбы со СПИДом при ООН, в который ежегодно стекается со всего света до 10 млрд. долл.

Центрам «АнтиСПИД» — в России их около 80, а в США они открыты в каждом городе. Бюджетам некоторых из них могут позавидовать небольшие государства. Например, AIDS Project Los Angeles ежегодно распоряжается $20 млн. В начале 2003 года Россия собирается взять в долг на борьбу со СПИДом у Всемирного банка $50 млн. на 5 лет под 8 процентов годовых.


Производителям презервативов и одноразовых шприцев.

Врачам: лечение одного больного, по словам зам. руководителя Федерального центра по борьбе со СПИДом Олега Юрьева, сегодня обходится от 5 до 10 тысяч долларов в год.

Политикам: в 1984 году Рональд Рейган при подготовке к перевыборам обеспечил себе максимум голосов избирателей, проявив заботу о миллионах американских геев и лесбиянок. А Борис Ельцин весь свой гонорар за книгу «Исповедь на заданную тему» потратил на закупку в Германии одноразовых шприцев.

СОМНЕНИЯ ПРОФЕССИОНАЛОВ

Руководитель клиники Института педиатрии РАМН профессор Владимир ТАТОЧЕНКО и директор Клиники детской хирургии Московского НИИ педиатрии МЗ РФ профессор Михаил КУБЕРГЕР:

— В России впервые появилась информация о заражении детей СПИДом из-за «халатности врачей» в больницах Элисты, Волгограда, Ростова-на-Дону в 1988 году. Однако уже тогда этот диагноз вызывал сомнения: в больницах лежали дети с разной патологией, и причин положительной реакции теста на ВИЧ могло быть очень много. Мы считаем, что в отношении больных детей была допущена неоправданная избыточность в проведении лекарственной терапии, переливаниях крови и т. д., что и послужило причиной положительной реакции.

Заведующий кафедрой патологоанатомии Иркутского государственного медицинского университета Владимир АГЕЕВ:


— СПИД — это самая страшная мистификация ХХ века. СИНДРОМ иммунодефицита существует, но никакого ВИРУСА иммунодефицита человека нет и не было! Причины приобретенных иммунодефицитов могут быть самые разнообразные: радиация, действие некоторых лекарств, целый ряд заболеваний, стресс и даже плохое питание.

За 20 лет я не встречал человека, который бы сам в своей медицинской практике видел описанный в медлитературе вирус иммунодефицита. Что касается диагностических тестов, посредством которых выявляют вирус, то они лишь удостоверяют наличие антител в крови. Положительную же реакцию на ВИЧ-инфекцию могут дать туберкулез, гепатит, пневмония, ревматизм, грипп — все что угодно.

Молекулярный биолог, профессор Питер ДЮСБЕРГ, автор книги «Выдуманный вирус СПИДа»:

— СПИД противоречит всем законам инфекционной болезни. Например, жены 15 тысяч ВИЧ-положительных американцев, которых я наблюдаю несколько лет, почему-то не заразились вирусом, продолжая жить половой жизнью со своими мужьями без презерватива. Есть множество инфекций, ослабляющих иммунную систему человека, в том числе грипп. От него могут умереть люди с ослабленным здоровьем и живущие в плохих условиях. Но стоит только внушить всем, что это смертельное заболевание, — и вымрет полчеловечества. От страха и безысходности.

КОММЕНТАРИЙ ПОЛИТТЕХНОЛОГА


СПИД — это бизнес на страхе

Наш собеседник пожелал остаться неизвестным. Оно и понятно — за крамольные мысли можно и работы лишиться. Скажем только, что он доктор технических наук, кандидат биологических наук, преподает в одной из академий при правительстве РФ.

— В 1981 году в руки английской разведки в Аргентине попали документы под названием «Катарсис». Это был тайный план некоей международной корпорации: создать принципиально новый вирус, вывести его в «свет» и одновременно через СМИ усиленно внедрять мысль: «Болезнь неизлечима». Через некоторое время, когда начнется паника, на рынок выбрасывается «панацея» — заранее подготовленное противоядие. В результате корпорация получает деньги, влияние, власть. Нет сомнений, что речь шла о СПИДе, потому что сценарий ложится один к одному. Пока якобы природа ВИЧ-инфекции непонятна, выделяются огромные деньги на ее изучение и предотвращение.

Кстати, поскольку паника со СПИДом пошла на убыль, скоро политтехнологи от науки начнут шумиху, что ВИЧ мутировал и передается воздушно-капельным путем. И поэтому надо заново разрабатывать все вакцины! Есть уже и направление — где ее искать. Якобы финны, эстонцы, венгры и мордвины невосприимчивы к ВИЧ-инфекции. И теперь нужно изучать набор генов людей этой группы. Вот вам еще одна денежная афера, растянутая на десятилетия.

Светлана КУЗИНА.

МНЕНИЕ ОППОНЕНТОВ

Болезнь есть, но мы о ней ничего не знаем!


— «Сенсация», появившаяся не так давно в некоторых изданиях, о том, что СПИДа не существует, — полная чушь, — комментирует эту «новость» американский профессор вирусологии, доктор медицинских наук Даниил ГОЛУБЕВ. — Несколько лет назад лауреат Нобелевской премии выдающийся молекулярный биолог и биохимик Питер Дюсберг действительно написал книгу, в которой утверждал, что СПИДа нет — ни вируса, ни самой болезни. Причем делал этот вывод исключительно при помощи рассуждений. Загрязнение окружающей среды, внешние факторы якобы и привели к сбоям иммунной системы человека. И нашлись охотники согласиться с этой «теорией». Президент ЮАР Мбеки был в восторге и даже пригласил Дюсберга в качестве консультанта. Ведь в Африке СПИД грозит вымиранием населения. А если нет болезни, значит, надо бороться с «вредными факторами», требуя экономическую помощь. Но и он отказался от концепции Дьюзберга: болезни нет, но люди все равно умирают.

— А почему африканцы оказались столь уязвимы для ВИЧ-инфекции?

— У них — наследственная предрасположенность к передаче этого заболевания, которой у белых людей нет. Почему так — не ясно.

— А откуда вообще взялся СПИД?

— Существует как одна из многих «обезьянья теория» — подобный вирус есть у африканских обезьян, и он, дескать, перекочевал к людям, которые ели плохо проваренное мясо шимпанзе. Но эта теория недоказательна. Каким образом вирус «перелетел» в Сан-Франциско, где в 1981 году были зафиксированы первые случаи заболевания у гомосексуалистов? Никто сказать не сможет.


— А в Африку как СПИД попал?

— Не ясен вопрос. Скажем, для чумы хранителями ее возбудителей являются крысы, суслики. А для СПИДа ничего подобного не выяснено.

— Слишком много неясностей. Можно понять и Дюсберга: что за таинственная хворь такая?

— Тайн у СПИДа действительно много, но это не повод, чтобы сомневаться в реальности заболевания.

— То есть сам вирус под микроскопом видели?

— Конечно, он абсолютно конкретен, выделяется от любого больного и относится к группе так называемых ретровирусов. Только вирус гриппа может сравниться со степенью его изученности.

— Но раз человечество еще не вымерло, значит, какие-то лекарства от него есть?

— Самым действенным средством считается коктейль из двух лекарств — ингибитора азидотимидина и ингибитора протеазы. Эта комбинация может продлить жить больного. Но стоит препарат дорого — свыше 1,5 тысячи долларов в год.

Евгений УМЕРЕНКОВ. (Наш соб. корр.). Нью-Йорк.

ВОПРОС БЕЗ ОТВЕТА:

По данным ООН, за двадцать лет со времени появления СПИДа в мире этой болезнью заразились около 65 миллионов человек — три четверти из них проживают в Африке. 25 миллионов уже умерли. Но насколько точна статистика в Африке, где массово умирают в основном жители беднейших кварталов? Неужели все они сдавали дорогостоящий анализ на СПИД? У умерших в Америке и Европе часто причиной летального исхода официально названы совсем другие болезни. Так как же больные проходили «учет и контроль» и откуда взялись эти впечатляющие цифры?


СУЩЕСТВУЕТ ЛИ «чума ХХ века» на самом деле? Этот вопрос мы решили задать человеку, для которого СПИД — не отвлеченная «страшилка», а собственный диагноз. Речь идет о 24-летнем уроженце Калининграда Коле Колесникове, который заражен вирусом иммунодефицита больше шести лет. Четыре года назад он участвовал в эксперименте по проверке нового лекарства от СПИДа «Арменикум» и теперь каждый год ездит в Ереван на контрольные тесты.

И хотя в его крови по-прежнему обнаруживаются вирусы, Коля утверждает, что чувствует себя хорошо. Он не принимает лекарства, работает строителем и мечтает в ближайшее время стать отцом.

Мы виделись с Колесниковым буквально за неделю до Нового года: он заскочил в редакцию поздравить всех с наступающим.

Коля выглядел презентабельно и поделился радостной новостью: врачи из Калининграда взяли у Марины, его жены, все анализы и дали «добро» на ребенка. Если ребята начнут принимать определенные противовирусные препараты, риск рождения больного малыша снизится до 5 (!) процентов.

— К сожалению, СПИД существует, сомнений в этом у меня лично нет, — грустно сообщил Коля. — Но вот какую вещь я недавно обнаружил. В Калининграде я заходил в больницу, где лежат ВИЧ-инфицированные. И, хотя многие из них больны по 8 — 10 лет, они живы и умирать не собираются.


Правда, одна моя знакомая все-таки погибла — она выбросилась из окна, не могла больше жить с этим диагнозом…

Олеся НОСОВА.

От редакции:

Как видим, у ученых нет единого мнения насчет того, существует ли в природе коварный вирус, он ли вызывает СПИД, есть ли вообще такая болезнь или это симптомы самых различных сбоев в иммунной системе, вызванных другими причинами. А главное — так ли опасен СПИД, даже если он существует, как об этом трубят?

Точку в этом разговоре ставить рано. Поэтому мы приглашаем специалистов и читателей высказать свое мнение по этой и другим темам: в ближайших номерах мы обсудим, является ли научным мифом клонирование, крионика (заморозка людей), была ли придумана опасность с компьютерным «Апокалипсисом-2000» (когда программисты утверждали, что в начале нового века произойдет глобальный компьютерный сбой из-за появившихся в дате нулей) и другие темы. Спорьте, предлагайте свои темы, выдвигайте свои теории! Мы ждем ваших звонков сегодня, 17 января, с 12 до 14 часов (московское время) по тел. (095) 257-59-53 или писем на адрес редакции с пометкой на конверте «Мифы науки» или по электронной почте [email protected]

Источник: www.dv.kp.ru

На самом деле о ВИЧ и СПИДе мы не знаем ничего


вич не существует

Задумывались ли вы когда-нибудь о том, что СПИДа не существует? Почему люди всего мира безоговорочно верят тому, что им сообщают в СМИ и не требуют при этом доказательств? Почему десятки и сотни ученых упорно твердят, что ВИЧ и СПИДа нет?

Только в последние годы с развитием средств связи стали открыто говорить о том, что вирус иммунодефицита человека – это обман со стороны:

  • государственной власти,
  • фармацевтических компаний,
  • медицинского комплекса.

Ученые, раздумывая над проблемой, существует ли СПИД, до настоящего времени продолжают отслеживать динамику развития инфекции. Они обращают внимание людей, что вирус не удается культивировать в обычных средах и на него не распространяются основные закономерности эпидемиологических процессов.

Согласитесь, все меры, применяемые для профилактики и уменьшения уровня ВИЧ-положительных людей, не меняют состояние эпидемии в мире на протяжении нескольких десятилетий.

Не является ли это очередным доказательством того, что вируса иммунодефицита в действительности не существует?

Сомнения по поводу открытия инфекции… или СПИДа не существует

СПИД – это миф или реальность? Правительство США в 1984 году объявило всему миру об обнаружении смертельно опасной инфекции – вируса иммунодефицита человека. Однако в патенте, приобретенном первооткрывателем ВИЧ – доктором Роберто Галло, не были представлены доказательства того, что инфекция разрушает клетки иммунной системы.

спида не существует

Известные ученые, среди которых профессор Питер Дюсберг из университета Калифорнии и немецкий вирусолог Стефан Ланка, опровергли статьи, опубликованные в подтверждение теории ВИЧ. Они убеждены, что Роберто Галло не смог показать природу вируса, основываясь на современные и научные стандарты вирусологии.

Споры, начавшиеся с момента «обнаружения» ВИЧ, не утихают до сих пор. Опровергая исследования Галло, доктор Бейд Грейвс рассказал, что производители экспериментальной вакцины, разработанной против гепатита В и оспы, поставляемой в Африку и американским гомосексуалистам, добавляли в состав вирус иммунодефицита человека, тем самым вызвав вспышку заражений.

Кто был первым

О том, как назвать вирус, спорили одновременно несколько авторов. Побед удалось одержать ученым Галло и Монтанье. Интересно, что в дебатах, разгоревшихся по этому поводу, принял участие даже президент США Рональд Рейган.

В 1994 году ВОЗ ввела в оборот единое наименование инфекции – вирус иммунодефицита человека. Одновременно были диагностированы ВИЧ-1 (признается опасным) и ВИЧ-2 (считается, что он мало распространен).

Несмотря на то, что инфекция была обнаружена несколько десятилетий назад, единственным средством защиты является профилактика и высокоактивная антиретровирусная терапия, подразумевающая одновременный прием 3-4 сильнейших препаратов.

Несуществующие случаи

Каждый официально зарегистрированный диагноз «ВИЧ» фиксируется в базе Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ). Чтобы достигнуть эффекта «реального» числа, ранее сообщенные случаи инфекции увеличиваются на постоянно возрастающий коэффициент.

Например, в 1996 году официальное число случаев инфицирования в Африке умножалось на 12, а спустя несколько лет этот коэффициент составлял уже 38. Неудивительно, что с такой скоростью количество якобы ВИЧ-инфицированных пациентов в Африке увеличилось за последние годы на 4 000 000 человек.

В 2010 году число ВИЧ-положительных людей составило 34 000 000 по всему миру (официальная статистика ВОЗ), однако организация умалчивает о том, что эти сведения носят накопительный характер, т.е. содержат информацию с начала 1980-х годов!

Новая глобальная и к тому же смертельно опасная инфекция – инструмент отвлечения от реальных проблем мира и возможность получить крупное финансирование из государственной казны. Уверены ли вы, что учреждения по борьбе со СПИДом не манипулируют человечеством, используя научно недоказанную теорию?

Анализы на ВИЧ часто показывают неправильный результат

Количество положительных результатов теста на ВИЧ «ELISA», проведенного на территории Российской Федерации, составило 30 000! Ужасающий результат, не правда ли? Но только 66 (всего 0,22% от общего значения!) впоследствии подтвердилось другим тестом «Western Blot».

Ложноположительные результаты приводят к тому, что одни люди впадают в депрессию и заканчивают жизнь самоубийством, другие начинают принимать мощные препараты и «губят» свой организм, а третьи вместо того, чтобы бороться с реальной проблемой, сражаются с несуществующим вирусом.

Предлагаем ознакомиться с факторами, провоцирующими ложноположительный результат теста на выявление антител к ВИЧ:

  • беременность,
  • грипп,
  • простуда,
  • гепатит,
  • герпес,
  • ревматоидный артрит,
  • туберкулез,
  • дерматомиозит и др.

Многие ученые убеждены, что постановка диагноза «ВИЧ» – это обман. Не нужно сразу переходить на высокоактивную антиретровирусную терапию и травить свой организм, лучше найти и устранить истинную причину ослабленного иммунитета.

Кровь на ВИЧ нужно сдавать дважды. Подтверждающий результат развеет ваши сомнения или, напротив, подтвердит диагноз. Современные методы диагностики не гарантируют абсолютной точности результатов, поэтому быть уверенным в них на 100% нельзя!

СПИДом можно заразиться

Спекуляции вокруг ВИЧ – огромный обман в области медицины. Состояние приобретенного или врожденного ослабленного иммунитета известно медикам давно, но только сейчас все факторы, к нему приводящие, объединили одним термином – СПИД.

мифы о вич

Все, что сейчас представляют как смертельно опасную эпидемию – простая подмена понятий! В результате этого люди становятся изгоями общества. Они, как и раньше, болеют туберкулезом, раком шейки матки, саркомой Капоши и т.д., но уверены, что страдают от неизлечимого вируса.

Перестаньте заблуждаться! Все, что вы слышите под страшной аббревиатурой «СПИД» – уже давно изучено и излечимо. Что касается ВААРТ, то лечение столь мощными препаратами грозит гораздо большей опасностью, чем сам иммунодефицит.

Внимание! Более 50 000 смертных случаев обусловлено употреблением антиретровирусных препаратов (ретровира, зидовудина и др.).

Причины иммунодефицита:

Социальные:

  • нищета,
  • наркомания,
  • гомосексуализм и др.

Экологические:

  • радиоизлучения,
  • радиация в зонах проведения ядерных испытаний,
  • прием чрезмерных дозировок антибиотиков и др.

Есть или нет – кто прав

ВИЧ – это миф или реальность? Споры по этому поводу продолжаются уже несколько десятилетий, и в них принимают участие ученые, доктора и вирусологи всего мира. Возможно ли такое, что ВИЧ и СПИД – это, своего рода, шутка?

Если да, то устранить «неудобных» людей было бы легко без использования физического воздействия и вызова подозрений. Не было бы необходимости применять биологическое оружие, ведь ему достаточно поставить ложный диагноз «ВИЧ».

Только представьте, что вы – человек, которому минуту назад диагностировали вирус иммунодефицита человека. Не только ваше тело, но и психика переживает мощный шок. Единственное, что вы понимаете – это смертельную опасность, из которой нет выхода.

Вы отправляетесь домой, пытаетесь вести привычный образ жизни, но уже не можете полностью расслабиться. Со временем сознание смиряется с мыслью о неизбежной смерти, и вы соглашаетесь на употребление опасных препаратов.

Считаете, что все это выдумка? Если вся теория о ВИЧ и СПИД – это правда и соответствует действительности, то ответьте на несколько вопросов:

  • Кем, когда и при проведении каких клинических испытаний было принято решение о применении антиретровирусной терапии в целях снижения вирусной нагрузки?
  • Постоянно говорят о том, что презервативы – надежная защита от ВИЧ. Кто и когда проводил с ними тесты, чтобы убедиться в их непроницаемости?
  • Почему официальная статистика случаев ВИЧ составляется кумулятивно? Почему ежегодно количество инфицированных умножается на возрастающий коэффициент? НЕ кажется ли это манипуляцией со статистикой?

Бесспорное доказательство существования вируса – его изоляция и фотографирование с использованием электронного микроскопа. Тогда почему до сих пор нет лечения ВИЧ?

существует ли вич

Всегда есть, были и будут заболевания, возникающие и протекающие на фоне ослабленного иммунитета – этого не отрицает ни один врач. Однако называть их ВИЧ или СПИД – огромная ошибка, уже повлекшая тысячи смертей.

Источник: medsito.ru

Rollins School of Public HealthВ замечательном фильме „Дом из цифр”, раскрывающим суть обмана народов планеты историей с вирусом СПИДа, главный рассказчик — уважаемый в медицинском мире учёный, Dr. James Curran (академическая биография которого выложена здесь). В развернувшейся полемике к посту спор шёл, в основном, о существовании вируса ВИЧ.

Вирус действительно существует и тому немало доказательств, неопровержимых. Однако не он вызывает СПИД. Медики до сих пор не могут в этом вопросе разобраться, так что нам придётся поработать за них, опираясь на … здравый смысл и факты.

Во-первых, Люк Монтанье, один из первооткрывателей вируса ВИЧ, сам признал, по истечении 25 (!) лет, что ВИЧ не главная причина СПИДа.

Во-вторых, странный какой-то возбудитель болезни, СПИДа. Согласно доктору Коху, чей вывод подтверждён миллионами фактов, инфекционный возбудитель должен не только выделяться из заражённого организма, но, введённый в здоровое тело, обязан его поражать.

В случае со СПИДом действительно выделяют некий вирус, ВИЧ-вирус. Вот только люди, у которых его обнаруживают, могут долгие и долгие годы вообще не заболевать. Мало того, согласно исследованиям профессора молекулярной и клеточной биологии Калифорнийского университета Дюсберга,  15 000 обследованных жён заражённых ВИЧ-вирусом мужей, продолжавших вести с последними нормальную половую жизнь, вообще не имели этого вируса! Так, простите, вирус ВИЧ — он инфекционный или как? Чуть-чуть инфекционный, да? А может, этот вирус вообще ни при чём, а относится к категории т.н. вирусов-спутников?

В-третьих, весьма многозначительна сама статистика ВИЧ-инфицированных. Согласно Дюсбергу, Спида не существует доказательства90% инфицированных составляют, почему-то, мужчины-наркоманы и мужчины-педерасты. Здравый смысл протестует. Ведь если взять любую другую инфекционную болезнь, то её носитель заражает всех людей примерно одинаково: мужчин, женщин, детей, пенсионеров, членов профсоюза и т.д. На это официальное здравоохранение нам отвечает, что заражение ВИЧ инфекцией происходит через кровь.

Допустим. Начёт мужчин-педерастов всё понятно. А как быть с наркоманами? Они что, с женщинами сексом не занимаются? Или через заражённые шприцы подхватывают вирус лишь одни наркоманы, а на наркоманок он не действует? Скажите, разве женщины и дети не могут заразиться при халатности медработников от грязных шприцов?

Здравый смысл подсказывает следующую логическую цепочку рассуждений. Вот открыли СПИД, потом, почти через сто лет, выделили вирус ВИЧ. До обнаружения вируса презервативами практически не пользовались, во-всяком случае тогда, когда хотели зачать ребёнка. В Европе и Америке население за этот период возросло на 500 млн. человек.

Спида не существует доказательстваРассуждаем. Был СПИД в начале 20-го века, но люди продолжали размножаться. Пусть в начале этого периода они были достаточно целомудрены, но ведь уже после двух мировых войн одни лишь солдаты должны были заразить СПИДом миллионы женщин. А позже на Западе прошла сексуальная революция, наркотики полились рекой. Т.е. число заболевших СПИДом женщин обязано быть примерно равным числу заболевших мужчин. А цифры говорят обратное: лишь 10% женщин, зато мужчин — 90%.

Представляете, если бы возникла какая-нибудь эпидемия в Европе и Америке, а болезнь неизлечима. За сто лет, по-вашему, сколько человек заболеет? К концу столетия уже никто бы не заболел. Просто здоровых людей уже бы не осталось.

В-четвёртых, удивляет то, что СПИДом болеют по-преимуществу бедные люди. Или африканцы. А что, вирус такой избирательный, бедняков атакует, а богатеев не трогает? Конечно, тут можно возразить, что у бедных денег на презерватив нету. Да, аргумент…

В-пятых, единой диагностики присутсвия ВИЧ-вируса не существует. Проводят анализы на Спида не существует доказательствасодержание антител, но не на выявление самого вируса. А ведь сходную картину с антителами дают многие реальные заболевания, в списке которых не менее трёх десятков. Например, при туберкулёзе, пневмонии, ревматизме, после перенесенного гриппа и т. д. Это болезни, которые приводят к выработке тех же антител, что и при ВИЧ-заболевании.

В-принципе, пары-тройки любых перечисленных пунктов хватает с избытком, чтобы усомниться в навязываемой цепочке ВИЧ-вирус — СПИД. Но ведь есть ещё один серьёзный момент, который изобретатели ВИЧа-СПИДа пытаются, но никак не могут отмести. Это мнения учёных по поводу этой самой причинности. Таких учёных официальная медицина и не менее официальная наука пытаются всячески опорочить, выискать недостатки. Иногда получается, но далеко не всегда.

В качестве примера, упомянем некоторых учёных, которые считают, что вирус ВИЧ не более опасен для человека, чем многие тысячи других безопасных вирусов, которые человек постоянно носит в своём организме.

О докторе James Curran мы уже упоминали в начале статьи. Уважаемый учёный, без компромата.
Хайнц Людвиг Зэнгер (Heinz Ludwig Sänger), бывший профессор вирусологии и микробиологии института биохимии Макса Планка, Мюнхен, ФРГ.

Этьен де Харвен (Etienne de Harven), бывший профессор патологии университета Торонто (Канада). Компромат подобрать не удалось.

Учёных из „Пертской группы Королевского университета австралийский суд через 20 лет после их работ по отсутсвию связи ВИЧ-СПИД признал … некомпетентными. Т.е. юристы рассуждали о компетентности учёных, генетиков, биологов…

Нобелевского лауреата Кэри Мулиса, заявившего "Если общепринятая теория верна, и СПИД действительно вызывается вирусом иммунодефицита человека, то должны быть научные факты, подтвеждающие эту теорию. Таких фактов нет." — попросту объявили помешанным на теориях заговора.

Источник: ss69100.livejournal.com

В конце ноября Минздрав внес в правительство законопроект о запрете ВИЧ-отрицания. Чиновники предлагают внести поправки в закон «О предупреждении распространения ВИЧ-инфекции», которые запретят распространение «недостоверной информации о влиянии ВИЧ-инфекции на здоровье». Под этим подразумеваются три вещи: отрицание существования ВИЧ, отрицание его связи со СПИДом и отрицание существования методов лечения и профилактики инфекции. ВИЧ-отрицание не сугубо российское явление, его сторонников можно найти и в Африке, и в США — но Россия, похоже, имеет шанс стать первой страной в мире, где за распространение таких утверждений будут штрафовать, а ресурсы отрицателей — блокировать. Поскольку международного опыта нет, эффективность запретительных мер и их побочные последствия предугадать очень сложно. О том, как устроено сообщество отрицателей, откуда берутся его сторонники — и действительно ли запретительные меры могут быть эффективным средством борьбы с конспирологией, «Медуза» поговорила с социологом, специалистом по ВИЧ-отрицанию, старшим научным сотрудником Лаборатории экономики, управления и политики в области здоровья НИУ ВШЭ Петром Мейлахсом.

— Чтобы понять, может ли запрет хоть как-то повлиять на ситуацию, давайте начнем с главного — расскажите, как вообще человек может отрицать существование ВИЧ, когда кругом полно информации о том, что это, как выглядит, какие гены, белки и так далее? Что при этом происходит и можно ли на это как-то повлиять?

— В нашем исследовании, которое было сделано на сообществах ВИЧ-отрицателей во «ВКонтакте», анализе их переписки, а затем и серии глубинных интервью, это было одним из главных вопросов. И если коротко, то основной вывод можно сформулировать так: люди приходят к отрицанию ВИЧ двумя путями.

Сначала о первом. В этой среде есть некоторые основные риторические стратегии, которые постоянно используются в качестве аргументов: утверждается, что ВИЧ — это мировой заговор, что существует сговор фармкомпаний, которым выгодно продавать «вредные» лекарства, что врачи скрывают правду об этом, потому что тоже в доле, и так далее. Так вот, первое, что мы увидели в своем исследовании — и для нас самих это оказалось достаточно неожиданным, — что для некоторых ВИЧ-положительных людей эти теории не играли вообще сколько-либо значимой роли в том, что они, собственно, делали. Этот критерий — что человек делает, принимает ли он антивирусную терапию или нет — он в данной ситуации самый важный. Мы исследовали только тех людей, которые являются носителями вируса, то есть ВИЧ-позитивных. И смотрели прежде всего на то, принимают ли они терапию или нет. Потому что если вы не носитель и не решаете этого вопроса — то для вас это предмет отвлеченный, вы можете верить во все, что вам заблагорассудится. А вот для человека, который является носителем вируса, принимать или не принимать терапию — это в буквальном смысле вопрос жизни и смерти.

Так вот, первое, что мы обнаружили, это то, что для многих все эти конспирологические аргументы были только оправданием или неким подтверждением для уже сделанного выбора — не проходить терапию. А выбор этот делался на основании совсем других соображений. Какими были эти соображения? Прежде всего, люди просто не хотели пить лекарства, входящие в программу ВААРТ — из-за неверия в то, что они могут помочь, нежелания в принципе пить какие-либо таблетки и недоверия к лекарственным средствам, либо же из-за проявляющихся у этого человека побочных эффектов — встречаются все эти варианты. Это первый путь.

Второй путь — это путь, в котором теоретическая подложка все же имеет большое значение, и он связан с ситуацией, когда личный опыт человека не соответствует некоторому ожидаемому шаблону, по которому якобы должна развиваться болезнь. Речь идет об общераспространенном представлении о том, как вообще происходит заражение ВИЧ и развитие СПИДа: человек заражается, его иммунный статус после этого начинает падать, при этом постоянно растет вирусная нагрузка — то есть количество копий вируса в организме. Если ВИЧ-положительный человек занимается с кем-то незащищенным сексом, его партнер обязательно должен заразиться. В конце концов иммунный статус человека радикально снижается, он заболевает СПИДом и умирает. Всю эту совокупность представлений мы называем «СПИД-шаблоном».

Вообще говоря, в большинстве случаев события развиваются именно так, и в этом смысле «СПИД-шаблон» вполне соответствует реальности. Но дело в том, что всегда существуют и исключения. Например, женщина на протяжении нескольких лет занимается со своим мужем незащищенным сексом, но заражения при этом не происходит. Или же человек узнает свой положительный BИЧ-статус, но при этом его иммунный статус в этот момент не падает, как можно было бы ожидать, а, наоборот, растет. Такое тоже может быть. Или вирусная нагрузка растет не линейно, как предсказывает «СПИД-шаблон», а падает.

Поскольку всегда существуют отклонения от среднего, то всегда будут и люди, чья личная история с ВИЧ в чем-то отличается от того, что известно про это заболевание неспециалисту. И тогда у ВИЧ-положительного человека возникают совершенно рациональные вопросы: а почему мне становится не хуже, а лучше? Почему я не заразил жену? Почему со мной что-то происходит не так, как у других?

В этот момент он идет к врачам в свой местный центр по профилактике СПИДа, чтобы узнать ответы на все эти вопросы. И там очень часто вместо того, чтобы открыто объяснить, что именно происходит, или хотя бы сказать «мы не знаем» (признав, таким образом, что врачи не всеведущи) — ему отвечают, что он задает глупые вопросы. И вообще, «мы — врачи, а ты — пациент, а дело пациента не вопросы задавать, а таблетки пить».

Так, конечно, можно ответить, и человек может даже с вами согласиться — но вопросы, которые его беспокоят, на самом деле никуда не денутся. И в поиске ответов на эти вопросы он станет искать информацию там, где умеет — и легко натолкнется на ВИЧ-диссидентское сообщество, где ему очень быстро и доходчиво объяснят: «Конечно, ты никого не заразил, конечно, у тебя не упал иммунный статус — все из-за того, что просто ВИЧ не существует!»

Подчеркну, что вопросы, которые задают при этом люди, абсолютно рациональные и никакого отношения к психической неадекватности не имеют. Даже наоборот — среди тех, с кем мы разговаривали, много людей с высшим образованием, и такие люди чаще имеют желание самостоятельно разобраться в вопросе, а не просто действовать по инструкции. Истории, которые мы изучали, и наши интервью с людьми говорят о том, что ответственность за существование такого явления несут не исключительно сами пациенты, не только создатели всех этих групп и распространители конспирологических теорий. Значительная часть ответственности лежит и на самих врачах, а если точнее — на существующей у нас до сих пор авторитарной модели «я врач — ты пациент».

— Люди ищут ответы на свои вопросы — но как так получается, что они находят именно эти, очень экзотичные и, в общем, не слишком многочисленные группы, а не условную Википедию?

— В тот момент, когда мы это изучали, ВИЧ-диссидентские группы были в топ-10 выдачи основных поисковиков — мы это проверяли и в Google, и в «Яндексе», и во «ВКонтакте». Такие группы, конечно, выдавались не как первый результат — но они встречались на первой же странице и их очень легко было найти. Сейчас это уже не так. Но если ты целенаправленно ищешь ответы на свои вопросы, отталкиваясь от того, что в твоей истории не соответствует «СПИД-шаблону», ты все равно с этим столкнешься. Вообще говоря, то, как люди ищут информацию, как долго они этим занимаются и когда на чем-то останавливаются, это очень интересный эмпирический вопрос — это исследование, которое сейчас интересно было бы провести.

— То есть, насколько я понимаю, на самом деле есть два класса ВИЧ-отрицателей: это люди, которые отказались от препаратов просто потому, что не любят лекарства, и приняли решение отказаться от терапии еще до того, как сталкиваются с конспирологическими теориями. И тех, кто сталкивается с вопросами, на которые они не могут найти ответы?

— Да, именно так. Они могут пересекаться, конечно, эти множества, но в целом это действительно именно две разные группы.

— Из историй, которые уже рассказывала «Медуза», мы знаем, что иногда все-таки ВИЧ-отрицатели перестают верить во всю эту конспирологию и даже становятся активистами, которые с ней борются. Как это происходит? Что способно на этот процесс повлиять?

— К сожалению, приходится признать, что когда человек, который изначально пришел в такое сообщество с вопросами, переходит на стадию, когда вместо вопросов у него уже только ответы, когда сложилась устойчивая конспирологическая картина мира, то здесь какие-либо аргументы оказываются бессильны. К сожалению, в нашем исследовании мы увидели, никакая контрпропаганда, никакое консультирование на этой стадии не эффективно.

Люди, которые все-таки отказываются от отрицания ВИЧ, делают это фактически только по одной причине — потому, что их состояние здоровья резко ухудшается. СПИД, к сожалению, все-таки существует, поэтому люди, которые отказываются от терапии, рано или поздно с ним сталкиваются. Конечно, их приятели говорят, что ухудшение самочувствия никак с ВИЧ не связано, что это простуда, или питание, или еще что-то. Но когда ситуация оказывается серьезной, многие от своих взглядов все-таки отказываются. Те же, кто этого не делает — умирают. Бывает, когда люди в остром состоянии попадают в больницу, им начинают вводить противовирусные препараты, их состояние стабилизируется, и появляется такой тяжелый опыт, который может иногда привести к переосмыслению своего опыта, и человек может сдвинуться с позиции тотального отрицания. Так бывает, но это, к сожалению, редкие случаи.

Но если пока ситуация стабильная, то, к сожалению, никакие увещевания на людей, которые уже убедились в том, что «кругом враги», не действуют. В той работе, о которой идет речь, мы предложили из этого простой практический вывод — не пытаться агрессивно разубеждать людей в их конспирологических теориях, доказывая, что они не правы. Вместо этого можно предложить просто перестраховаться: «Верь во что хочешь, но на всякий случай сдай анализы». Такой призыв, как нам кажется, мог бы сократить дистанцию между жесткими убеждениями людей, от которых им тяжело отказаться, и медицинской помощью, в которой они нуждаются.

Конфронтация здесь совершенно неэффективна. Между сообществами ВИЧ-отрицателей и ВИЧ-активистов постоянно происходят битвы, троллинги — когда тот, кто придерживается конвенциональных взглядов на ВИЧ, приходит в группы ВИЧ-отрицателей и пытается их разубедить, приводить какие-то аргументы. Бывает и наоборот — когда ВИЧ-отрицатели что-то пишут в сообществах своих идеологических противников, которых они называют «спидюки». Все это мы наблюдали в прямом эфире, когда занимались сетевой этнографией этих сообществ.

Нам очень помогли интервью с людьми, которые отказались от своих конспирологичских взглядов, и такие люди нам рассказывали, как на них повлияли подобные дебаты. Оказывается, все это абсолютно бессмысленно: ни один человек не отметил, что на него хоть как-то повлияли сетевые битвы — значение имел только личный опыт, только резкое ухудшение собственного здоровья.

Именно поэтому мы предложили в качестве альтернативы деидеологизированный слоган «Верь во что хочешь». Мне кажется, что он был бы более эффективным, чем любые диспуты. Но, конечно, для того, чтобы серьезно говорить об эффективности, нужно проводить дополнительные исследования, с рандомизацией, с контрольной группой и так далее.

— Сейчас ключевой вопрос, конечно, заключается в том, как принятие предложенных поправок, запрещающих распространение конспирологических теорий о ВИЧ, может повлиять на отрицателей. Он скорее оградит ВИЧ-положительных людей от недостоверных мифов или же станет козырем в руках тех отрицателей, которые, как они утверждают, «просто говорят правду, а против них ополчился весь мир»?

— Объективно говоря, мы об этом сейчас не знаем ничего — у нас нет таких исследований, которые могли бы это измерить. Мы можем лишь строить более или менее обоснованные гипотезы, которые исходят из той логики, что существует в сообществах ВИЧ-отрицателей, и из наших знаний о закрытых сообществах. Я уверен, что можно ожидать, что для людей, уже «облученных» этими идеями, подобные запретительные законы будут действительно железным аргументом в пользу того, что от них действительно скрывают правду — ведь если ВИЧ существует, то зачем его дополнительно защищать законом?

С другой стороны, для людей, которые с этим явлением еще не сталкивались, но могли бы столкнуться — «потенциальных ВИЧ-отрицателей», если можно так сказать, — ограничение такой информации может быть до некоторой степени полезно. Но в какой пропорции здесь будут проявляться вред и польза, мы не знаем. Важно понимать, что преследование породит в среде ВИЧ-отрицателей своих «мучеников» — тех, кто попадет под статью. И это, во-первых, подтвердит, что «у нас просто так не наказывают, а значит, «спидюки» почувствовали угрозу. Во-вторых, сделает из таких людей «иконы» для сочувствующих, конкретизирует образы «настоящих бойцов с заговорами». И, конечно, это добавит простого человеческого сочувствия к преследуемым и укрепит внутригрупповую солидарность.

Хотя у нас нет объективных данных, мое субъективное мнение — а оно основано на исследованиях не только ВИЧ, но и других работ, где мы изучали наркопотребителей, запреты информации о так называемой пропаганде наркотиков и реакцию на них — заключается в том, что все эти репрессивные меры в сфере информационной политики контрпродуктивны. Все, что при этом происходит, — это возникновение закрытых сообществ. Такие группы не только становится гораздо труднее изучать, но и люди там очень быстро и необратимо радикализируются.

Если все же государство считает, что оно хочет бороться с ВИЧ-отрицательством как явлением, гораздо эффективнее, на мой взгляд, было бы отказаться от той авторитарной модели «врач — пациент», по которой дело больного — пить таблетки, а не задавать вопросы. Это дало бы человеку чувство контроля над тем, что происходит с его здоровьем, и почва для возникновения такого явления сильно сократилась.

Источник: meduza.io


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.