Можно ли победить вич


Больные СПИДом имеют пока только одну надежду — антиретровирусную терапию, которая основана на препаратах, препятствующих размножению ВИЧ. Геном этого вируса записан в РНК, поэтому после попадания в клетку он с помощью фермента ревертазы (обратной транскриптазы) делает копию ДНК на шаблоне собственной РНК. Потом с этой ДНК собственные белки клетки начинают штамповать вирусную РНК. Если, скажем, подавить работу обратной транскриптазы вируса, то он не сможет размножаться.

Однако даже коктейли антиретровирусных препаратов помогают лишь перевести болезнь из острой фазы в хроническую. Такая терапия ничего не может сделать с вирусом, который плавает в крови или находится в клетке в спящем состоянии. Поэтому исследователи ищут способ избавления от самого вируса, а не просто подавления его способности к размножению. (К слову, обычная антиВИЧ-терапия теоретически позволяет избавиться от вируса, но лишь при особых условиях, и такие случаи, увы, единичны.)

Но когда речь заходит о том, чтобы полностью изгнать ВИЧ, то все соглашаются, что лучше антител тут инструмента не найти.


одной стороны, здесь всё просто, достаточно найти иммуноглобулины, которые узнавали бы белок вирусной оболочки, связывались бы с ним и сигнализировали иммунным клеткам-убийцам о том, что этот комплекс нужно уничтожить. Проблема, однако, в том, что ВИЧ обладает колоссальной изменчивостью, и антитела обычно ловят только некую долю вирусных частиц, ибо тот же самый белок у них наделён рядом отличий, благодаря которым антитела его не видят.

Но наш иммунитет всё же способен справиться с таким разнообразием вируса, создавая антитела широкого спектра действия. То, что иммунитет может вырабатывать иммуноглобулины, распознающие более 90% разновидностей ВИЧ, учёные обнаружили в 2010 году, и это открытие, разумеется, вселило во всех надежду, что СПИД вот-вот падёт. Но со временем выяснилось, что такие антитела возникают редко и через огромный промежуток времени, к тому же исключительно в ответ на настоящую инфекцию — то есть спровоцировать их синтез с помощью вакцины из убитого патогена не получится.

Между тем учёные продолжили работать с подобными антителами. И не так давно удалось обнаружить универсальные антитела, которые появляются гораздо раньше и выглядят проще, чем те, что наблюдались до этого, — правда, и универсальность их оказалась пониже. Но обязательно ли заставлять сам иммунитет вырабатывать такие антитела? Как показали эксперименты двух исследовательских групп — из Медицинского центра дьяконицы Бет Израэль и Национального института аллергии и инфекционных болезней (оба — США), — иммуноглобулины широкого спектра действия, просто введённые в кровь, эффективно понижают уровень ВИЧ.


Группы Дана Баруха и Малкольма Мартина экспериментировали с обезьянами: резусов заражали гибридным обезьянье-человеческим ВИЧ, который размножался в макаках, но выглядел похожим на человеческий вирус. Оружием против него послужили антитела широкого спектра действия, полученные от пациентов со СПИДом.

Барух и его коллеги использовали коктейль из трёх видов антител, и в течение недели уровень вируса упал настолько, что его нельзя было обнаружить. Похожий результат был и тогда, когда вместо смеси иммуноглобулинов применяли только один их вид. После того как содержание таких антител в крови начало снижаться, концентрация вируса снова поднялась, однако у некоторых обезьян она по-прежнему оставалась неразличимо низкой даже без ведения дополнительных порций антител.

В работе Мартина и его коллег речь идёт примерно о том же, только тут исследователи использовали иные разновидности антител против ВИЧ. И вновь концентрация вируса падала у макак в течение семи дней до неразличимого (ещё раз: неразличимого!) уровня и оставалась такой на протяжении 56 дней, пока антитела сами не начинали исчезать. Дальше всё зависело от того, сколько вируса было у обезьян изначально: если мало, то после исчезновения антител вирус оставался под контролем собственного иммунитета животных, если же его изначально было много, то уровень начинал расти.


Как подчёркивают исследователи, вирус исчезал как из крови, так и из других тканей, и никакой устойчивости к вводимым антителам у него не появлялось. (Правда, было одно исключение: когда во втором исследовании вводили лишь одно антитело, и подопытной была макака с 3-летним опытом сожительства с вирусом, у неё возникал устойчивый вирусный штамм.)

В двух случаях учёные не слишком долго обрабатывали вирус человеческими антителами, так как боялись, что иммунная система обезьян начнёт возмущаться против чужеродных иммунных белков, и, возможно, в этом и была причина того, что в большинстве случаев вирус восстанавливался. То есть пока неясно, можно ли сделать этот эффект «долгоиграющим». Всё это выяснится только после клинических испытаний; что же до описанных выше результатов, то воодушевление исследователей понять можно — впервые в живом организме удалось так сильно снизить уровень виремии.

Авторы работ полагают, что антитела нужно соединить с обычными антиВИЧ-лекарствами: это снизит стоимость лечения, и, скорее всего, повысит его эффективность — если к антителам добавить также вещества, препятствующие размножению вируса в клетке.

Источники:  bidmc.org, niaid.nih.gov и сomputerra.ru.

Источник: www.mk.ru

Вадим Покровский рассказал о методах профилактики и лечения ВИЧ


Глава ВИЧ-центра: лекарство, излечивающее ВИЧ, может появиться в ближайшие несколько лет

Москва. 26 ноября. INTERFAX.RU — Руководитель Федерального научно-методического центра по борьбе и профилактике ВИЧ-инфекции ЦНИИ эпидемиологии Роспотребнадзора, академик РАН Вадим Покровский рассказал корреспонденту «Интерфакса» Анне Синевой в преддверии Всемирного дня борьбы со СПИДом, отмечаемом 1 декабря, о методах профилактики и лечения ВИЧ, статистике по инфицированным, финансировании центра, перспективных исследованиях лекарства от ВИЧ.

— Долгие годы ВИЧ был заболеванием со смертельным приговором. И, несмотря на то, что в последние годы медицина шагнула далеко вперед, многие продолжают считать это смертельным заболеванием. Как бы вы охарактеризовали это заболевание сейчас?

— ВИЧ/СПИД как был смертельным, так и остался, если заразившийся ВИЧ человек вовремя не получил современное лечение, да и оно далеко не всегда эффективно. Число смертей от ВИЧ/СПИД в мире снижается, но тем не менее около миллиона умерли от СПИДа в прошлом году. А в России число смертей от СПИДа пока растет. Только по официальные данным Росстата, в 2016 году умерли от ВИЧ/СПИД 18 577 россиян, а в прошлом году – 20 045.


Еще один грустный аспект: пока полностью излечить от ВИЧ нельзя, он потихоньку продолжает свое «черное дело», поэтому человек с ВИЧ-инфекцией, даже если он на хорошем лечении находится, быстро стареет, лет на 10 раньше становится стариком, чем человек без ВИЧ.

— Сколько сейчас россиян живут с этим диагнозом?

— Если считать с 1987 года, когда был выявлен первый случай, число зарегистрированных ВИЧ-инфицированных россиян на 1 ноября текущего года составило 1 306 109, из которых 308 072 умерли, соответственно, живущих с ВИЧ было 998 037. Но это число растет на 200-300 в день, и скорее всего, миллионный россиянин, который живет с ВИЧ, уже зарегистрирован в одном из регионов.

А по итогам 2018 года опять ждем 100 тысяч новых случаев.

— ООН в 2015 году назвала Россию эпицентром мировой эпидемии ВИЧ. По данным организации 80% случаев заражения в Восточной Европе приходится на нашу страну. Как складывается ситуация сейчас, насколько наша официальная статистика расходится с этими данными?

— Эпицентр — это район, из которого эпидемия распространяется, а в России эпидемия началась на 10 лет позднее, чем в США. Правильнее сказать, что сейчас Россия — район наиболее быстрого распространения ВИЧ. За последние три года выявлено около 300 тысяч ВИЧ-инфицированных россиян, по 100 тыс. случаев в год. Это больше, чем по всей остальной Европе. Например, в Германии в прошлом году насчитали только 1700 новых случаев.


— Может ли эпидемия выйти из-под контроля?

— Когда я слышу, что «эпидемия ВИЧ у нас под контролем», я вспоминаю басню: «я медведя поймал, да он меня не отпускает». Мы контролируем, как разворачивается эпидемия, но пока не можем ее остановить. Группы населения, в которых ВИЧ давно распространяется, уже серьезно поражены: в некоторых регионах ВИЧ обнаруживают у более 50% потребителей наркотиков и 20% мужчин, имеющих секс с мужчинами. К последним, кроме мужчин-гомосексуалистов, относят также и тех, кто вступает в связи с лицами обоих полов (бисексуалов), а таких в России немало. Так как зараженные ВИЧ наркоманы и бисексуалы имеют половые контакты с лицами другого пола (гетеросексуальные), то от них ВИЧ перекидывается на общее население. По предварительным данным за текущий год, в результате гетеросексуальных контактах заразились 54,8% впервые зарегистрированных ВИЧ-позитивных, при гомосексуальных — 2,2%, при употреблении наркотиков — 42,5%. Процент заразившихся при гомосексуальных контактах мал потому, что мужчин, имеющих секс с мужчинами, среди населения немного, но ВИЧ в этой группе распространяется быстро.

Нам пока удалось только существенно снизить вероятность передачи ВИЧ от инфицированной матери — ребенку, это происходит уже не с вероятностью 30-50%, а только 1-3%, но здесь еще надо поработать, чтобы дойти до нуля.


— Уделяет ли государство достаточно внимания профилактике ВИЧ? Несколько лет назад в метро висела социальная реклама на эту тему, сейчас практически нигде нет информации. Государство пыталось бороться с ВИЧ, внедряя семейные ценности, не говоря о необходимости использования презервативов, одноразовых шприцов, это до сих пор так?

— Хотя Минздрав в своих инструкциях вместо слова «презервативы» пользуется термином «барьерные средства защиты», некоторый позитивный сдвиг происходит. Презервативы снова рекламируют по телевидению, так что говорить о том, что в информационном поле презервативами по-прежнему пренебрегают, мы не можем. Тем не менее основной путь «борьбы со СПИДом», который избрал Минздрав, — это не профилактика заражения, а выявление уже инфицированных ВИЧ россиян и внесение их данных в регистры, чтобы когда-нибудь начать лечить.

Здесь наши подходы с Минздравом расходятся. По моему мнению, надо в первую очередь предупреждать заражение, а не только выявлять и лечить, тем более что Минздрав пока не может обеспечить лекарствами всех россиян, у которых ВИЧ-инфекция.

Программы по предупреждению заражения у нас крайне слабые. Минздрав даже слово «эпидемия» не употребляет, так зачем же людям предохраняться? Объясняют: «не хотим сеять панику среди населения». Можно подумать, что, услышав об этом, народ побежит на улицу с криком «Спасайся, кто может!». Наверно, боятся, что их поругают за то, что «эпидемию развели».


На мой взгляд, крайне вредно, что люди не знают об угрозе развития у нас эпидемии по африканскому варианту, где ВИЧ распространяется преимущественно гетеросексуальным путем. В Южной Африке в 1994 году ВИЧ обнаруживали только у белых гомосексуалистов, а сейчас заражено 20% населения, и половина всех смертей связана со СПИДом. До этих цифр не так уж и далеко: сейчас в России у 1% взрослого населения диагностирован ВИЧ, а в некоторых средних городах — у 4% жителей. Самой пораженной группой являются россияне в возрасте 30-40 лет, то есть те, кто уже закончил обучение и работает, и в случае их смерти сократится трудовое население.

— А по неофициальным оценкам, сколько в России ВИЧ-инфицированных?

— По расчетным данным, у нас не меньше 1 млн 300 тысяч инфицированных, то есть имеется еще минимум 300 тысяч, а, может быть, и 500 тысяч пока не диагностированных случаев.

— И какой прогноз?

— Прогноз пока неблагоприятный, поскольку Минздрав не желает признать эпидемию, и рапортует только о достигнутых успехах. Но успехи-то скромные: в прошлом году получали современное лечение 340 тысяч из 900 тысяч, живущих с ВИЧ, а в текущем году — 412 тысяч из почти 1 миллиона диагностированных. И, несмотря на это улучшение, число смертей от ВИЧ/СПИД у нас растет.


— А остальные?

— Остальным Минздрав пока не может предоставить лекарства, не хватает денег. Но здесь больше вопросов к Госдуме. Нужно увеличивать бюджет, только в этом случае мы сможем закрыть пробел, закупить лекарства для всех. Пока же Минздрав вынужден покупать лекарства подешевле, но понятно, что дешево продают не самое лучшие.

Есть и бюрократические препятствия. У нас сначала паспортные данные на ВИЧ-позитивных вносят в регистр, потом только выделяют деньги на закупку лекарств на их лечение, а закупку делают раз в год. Может пройти довольно много времени, пока человек получит лекарство. А мировая установка: для предотвращения распространения ВИЧ-инфекции нужно начинать лечить всех зараженных ВИЧ сразу же после выявления. Большая часть смертей связана с поздним началом лечения.

— В конце 2016 года была принята стратегия по противодействию распространения ВИЧ-инфекции в России до 2020 года. В ней предусматривается, что в следующем году количество инфицированных людей, получающих противовирусную терапию и состоящих на диспансерном учете, должно составить 90%. Насколько успешно реализуется стратегия?

— Задача, объявленная международными организациями, — диагностировать ВИЧ-инфекцию у 90% всех зараженных и предоставить лечение 90% выявленных ВИЧ-инфицированным, то есть надо дать лекарства 81% от всех инфицированных ВИЧ. От получающих лечение ВИЧ распространяется с меньшей вероятностью, поэтому надеются, что такое массовое лечение остановит и распространение ВИЧ.


У нас «всех ВИЧ инфицированных» подменили на «состоящих на диспансерном учете», а это лишь 70% от числа диагностированных пациентов. Если еще похитрить, считать только тех, чьи паспортные данные внесли в регистры то, может, и удастся дотянуть и до 90%.

Но примерно 30% тех, у кого обнаружен ВИЧ, вообще не ходят в центры СПИД. Это не только наркоманы, но и те, кто не желают, чтобы их данные в какие-то регистры заносили: вдруг они на каком-нибудь сайте окажутся? И это проблема для нас – как их привести, убедить лечиться? От них и от тех, кто не еще не знает о своем заражении, и распространяется ВИЧ-инфекция.

Каждый год 15-20% начавших лечение его бросают — надоедает, беспокоят побочные эффекты терапии.

Таким образом, если Минздрав объявит о том, что 90% получают лечение, делайте в уме поправку — это только 40- 50% от общего числа ВИЧ-позитивных россиян. Этого недостаточно, чтобы остановить эпидемию.

— Насколько разнится количество зараженных по разным группам населения?

— Социальные группы самые разные, в процентном отношении ко всему населению несколько преобладают люди со средним специальным образованием. Вероятно, потому, что никакая профилактика в их колледжах не проводилась. Среди посещающих центры СПИД — почти 70% относятся к экономически активной части населения, это даже больше чем в целом по России. Это объясняется возрастом: больше всего зараженных ВИЧ в группе 25-40 лет, самом трудоспособном. Самый высокий процент зараженных — среди мужчин 35-40 лет — более 3% из них состоят на учете как ВИЧ-инфицированные. Зараженных женщин этого возраста — 2%, но в возрастной группе 25-30 лет процент инфицированных женщин больше, чем мужчин — 1%. Это объясняется ростом гетеросексуального пути передачи — женщины заражаются от своих более старших половых партнеров. Многие женщины думают, что от супруга нельзя заразиться. А между тем считается, что в мире 30% женщин заражаются от мужа.

— Что женщины должны делать, чтобы не инфицироваться в таком случае?

— В оптимальном варианте – лучше всего обследоваться на ВИЧ вместе с человеком, с которым хочешь иметь детей, а до этого – всегда пользоваться презервативом. ВИЧ-инфекция не является препятствием для брака, но если знаешь, что кто-то из супругов заражен, можно принять меры, чтобы не заразиться и родить незараженного ребенка.

— Сколько нужно денег и сколько сейчас тратит государство на лечение ВИЧ?

— 21 миллиард рублей тратит федеральный Минздрав на лекарства и еще около 10 миллиардов расходуют региональные бюджеты. Ведь лечение ВИЧ это не только лекарства, но и диагностические наборы для контроля лечения, содержание региональных Центров СПИД, оплата труда медработников и т.п.

Для полного обеспечения лекарствами нужно порядка 50 млрд рублей – это цена современной подводной лодки, и борьба с эпидемией — это тоже вопрос национальной безопасности. Еще столько же надо потратить на создание инфраструктуры, на закупку диагностического оборудования, наём на работу и подготовку тысяч новых врачей. Сейчас центры СПИД захлебываются от количества пациентов, врачи перегружены.

Мероприятия по предупреждению заражения ВИЧ также должны хорошо финансироваться. Для того чтобы действительно взять эпидемию под контроль меньше чем в 100 млрд рублей уже не уложиться.

— Сколько стоит лекарственное обеспечение одного больного?

— Государство сейчас закупает препараты в диапазоне от 10 тыс. до 300 тыс. рублей в год на человека, в зависимости от сложности лечения конкретного пациента. В среднем — около 60 тысяч рублей на годовой курс.

— Если человек решает не ждать выделения на него средств и самому покупать лекарства, он потратит столько же?

— Ориентироваться надо на 100-150 тысяч в год. Можно, конечно, купить препараты и за 20 тысяч, но они довольно древние, 20-30-летней давности. А чем современнее препарат, тем меньше побочных действий, меньше таблеток надо принимать за раз. Но они дороже, к тому же наши законы не разрешают многие новые препараты закупать за государственный счет.

Есть и препараты, созданные в России, по качеству не уступающие импортным, но их немного. Предприниматели предпочитают идти по более простому пути и воспроизводить дженерики, то есть копии зарубежных препаратов. Мало кто вкладывается в разработку новых лекарств, потому что экономический эффект будет только через несколько лет, а все хотят заработать сразу и без особых усилий.

— Над лекарством от ВИЧ бьются лучшие ученые мира, но пока оно так и не найдено. Есть ли какие-то перспективные разработки на сегодняшний день? И что вы думаете об усилиях по созданию вакцины, насколько это реалистично?

— За 30 лет не удалось создать вакцину от ВИЧ из-за того, что нет излечившихся, то есть приобретенный иммунитет, такой как после кори, которой дважды не болеют, при ВИЧ-инфекции не вырабатывается. Поэтому сейчас пристальное внимание ученых приковано к врожденному иммунитету. Небольшая часть людей в Северной Европе, около 1%, в том числе в России, невосприимчивы к заражению ВИЧ. Ученые работают над тем, чтобы научиться переносить эту невосприимчивость от одного человека к другому и искусственно создавать невосприимчивости.

— Эта невосприимчивость – следствие какого-то изменения в генах?

— Да. И один удачный эксперимент с использованием этой особенности был проведен несколько лет назад. Больному лейкозом, «раком крови», американцу сделали в Берлине пересадку костного мозга от человека, невосприимчивого к ВИЧ, и в результате вылечили не только лейкоз, но и ВИЧ-инфекцию. Этот «берлинский пациент» считается единственным человеком, излечившимся от СПИДа. Но подбирать доноров для пересадки костного мозга очень трудно, поэтому теперь разрабатывается более перспективная идея – брать стволовые клетки от самого человека, превращать их в невосприимчивые к вирусу и вводить обратно, как для лечения, так и профилактики заражения. В нашем ЦНИИ эпидемиологии уже созданы экспериментальные препараты такого типа, но до их внедрения в практику пройдет еще немало лет, так как необходимо быть уверенными в том, что метод не вызовет непредсказуемых последствий вмешательства в геном клеток.

— Как вы считаете, увенчаются ли удачей эти разработки и в какой перспективе?

— Думаю, через несколько лет такие излечивающие методики появятся. Вопрос скорее в том, сколько они будут стоить, и как быстро можно будет сделать их дешевыми и доступными для всех.

— Есть ли страны, сравнимые с Россией по количеству инфицированных, в процентном соотношении?

— Количество инфицированных ВИЧ в Китае и Индии примерно такое же, как в России, но в процентном соотношении получается в 10 раз меньше. В США инфицированных ВИЧ ровно столько же, сколько у нас, но и людей там больше.

Для сравнения ситуации более важны особенности эпидемии и подходы к борьбе с ней. Европа уже давно остановила эпидемию среди наркопотребителей, проблема для них — гомосексуалисты и бисексуалы. А у нас эпидемия среди наркопотребителей в полном разгаре, поэтому вовлечение в эпидемию остального население неизбежно, если не остановить распространение ВИЧ в этой группе. А работать с ними тяжело, по радио к наркопотребителям обращайся – не обращайся – смысла особого нет. В Европе применяли специальные методы профилактики, например, «обмен шприцов», при котором наркоманов учат, чтобы одним шприцом не кололись, переходили от внутривенного введения наркотиков на таблетки. Но у нас такое не одобряется – говорят, если раздаете шприцы, то тем самым стимулируете принимать наркотики. Твердят: «давайте сначала их всех вылечим от наркомании». А не умрут ли они до этого от СПИДа? Поэтому европейцы пошли на то, чтобы сначала защитить наркоманов от заражения ВИЧ, и попутно завлекать их на лечение от наркозависимости. А у нас только споры идут: а лечение наркомании по-прежнему малоэффективно и профилактика ВИЧ не проводится.

С гомосексуалистами и бисексуалами в Европе оказалось трудно работать, поскольку они не хотят пользоваться презервативами. Тем более, поскольку знают, что СПИД уже не так опасен. В Европе им сейчас предлагают начать профилактический прием антиретровирусных препаратов, это называется «доконтактной профилактикой». Во Франции даже лекарства бесплатно государство предоставляет.

— А в России?

— Пока мы приступаем к первым исследованиям, но знаем, что некоторые продвинутые граждане уже пытаются применять этот метод самостоятельно.

— Эффективен ли этот метод?

— Европейские специалисты — в восторге! Но на вопрос, будет ли он эффективен в нашей стране, пока ответить не можем. Тем более, что результаты его применения у наркоманов не такие блестящие. Ведь очень важно, чтобы препараты принимались постоянно, регулярно. Иначе возможно, что будут распространяться штаммы, устойчивые уже и к этим препаратам.

— Существует ли вероятность того, что вирус ВИЧ в каком-то будущем может мутировать до того, чтобы передаваться воздушно-капельным путем? Это скорее миф или такая вероятность существует?

— Вероятность примерно такая же, как появление крыльев у слона. Но даже если это случится, слон не полетит: тяжеловат…

— Есть ли проблема с присутствием на рынке фальсифицированных лекарств от ВИЧ?

— Думаю, что фальсифицированных немного, но если их через Интернет пытаться приобрести, есть вероятность, что могут продать препараты более низкого качества или пустышки. Лучше найти аптеки, которые торгуют официально.

— А есть ли проблема, связанная с экстрасенсами, лечащими от ВИЧ?

— Да, но больше проблем, связанных со СПИД-диссидентами, теми кто уверовал, что «ВИЧ не существует», или что «ВИЧ не вызывает СПИД». То, что «СПИД есть» – это они все признают, иначе экстрасенсам и целителям нечего было бы лечить. И граждане часто им верят, даже люди с высшим образованием. Больные прекращают прием антиретровирусных препаратов, платят деньги за фиктивные средства, но через несколько месяцев им становится хуже. Это очень часто случается и трагически заканчивается.

— Какие побочные эффекты у лекарств?

— Все препараты имеют побочное действие, а их при ВИЧ-инфекции надо принимать сразу несколько и до конца жизни, соответственно, побочное действие может усиливается. Лекарства могут воздействовать на печень, сердечно-сосудистую, нервную системы. При приеме некоторых препаратов фиксируют склонность к самоубийству. Поэтому лечащие врачи тщательно следят за отклонениями, связанными с приемов лекарств, и, если возникают подозрения, препараты заменяют.

— Некоторое время назад были опасения, что ваш центр лишится финансирования. Насколько эти опасения были оправданы?

— Мы единственное научное учреждение в России, которое прицельно занимается проблемой ВИЧ/СПИДа, надзором за эпидемией, диагностикой, профилактикой и лечением. В результате административной реформы в 2004 году мы вместе с ЦНИИ эпидемиологии, в состав которого входим, оказались в системе Роспотребнадзора, который нас и финансирует. Раньше Минздрав нам предоставлял лекарства. Теперь – нет. Мотивирует это тем, что учреждения Роспотребнадзора не должны лечением заниматься, хотя все разрешения и лицензии у нас есть. Эта концепция появилась после того, как я стал открыто сомневаться в методах работы Минздрава, хотя до этого мы 30 лет лечили больных и разрабатывали новые методики лечения для всех учреждений Минздрава.

В результате мы не можем помочь Минздраву в осуществлении его планов по охвату лечением, а многим нашим пациентам пришлось переходить в другие учреждения, где им были не очень-то рады: своих больных хватает.

Лечить больных мы можем, но не теми лекарствами, что закупает Минздрав. И мы занимаемся исследованиями новых методов лечения, нас поддерживает Роспотребнадзор. В январе начнем испытывать комбинацию только из отечественных лекарств, чтобы убедиться в полной нашей независимости от импорта. До этого таких исследований не проводилось, да и Минздрав почему-то закупает наших лекарств очень мало по сравнению с импортными. Участие в таких испытаниях добровольное. Многие ВИЧ-позитивные сами хотят сделать что-нибудь для решения проблемы, и мы приглашаем всех желающих.

— Испытываете ли вы сейчас проблемы с финансированием?

— Институт получает финансирование от Роспотребнадзора, госзаказы на проведение прикладных научных исследований. Каждый работник нашего центра получает зарплату научного работника. Но специального финансирования нет. Мы собираем данные по стране и информируем наши госорганы о том, какова реальная ситуация – сколько заразилось ВИЧ, сколько умерло, какие причины заражения, разрабатываем методы диагностики и лечения.

К сожалению, углубленные научные исследования ВИЧ-инфекции пока специально не финансируются. Если хочешь провести такое исследование, надо подать заявку на конкурс научно-исследовательских работ и конкурировать с тысячей других проектов. На мой взгляд, нужно специально выделять финансирование на научные исследования в области СПИДа, и уже среди этих исследований проводить конкурс. Хорошо известно, что исследования в области ВИЧ/СПИД, хотя и часто кончались неудачей, существенно продвинули всю биологическую науку. Например, наработки по созданию лекарств от ВИЧ были использованы для создания лекарств, полностью излечивающих от вируса гепатита С.

— Можете ли рассказать о вирусе папилломы человека, опасно ли это заболевание и вакцина от него?

— Разновидностей этого вируса существует множество. Самые распространенные вызывают папилломы на коже, передаются при бытовом контакте. Но есть еще разновидности, которые передаются половым путем и могут вызывать рак, особенно часто рак шейки матки и головки полового члена. Эти опухоли особенно часто развиваются у больных ВИЧ/СПИД из-за ослабления иммунитета. Однако у такого рака есть «предшественники», кандиломы и дисплазии, диагностика и лечение которых достаточно эффективны. Пока лекарств, полностью излечивающих от вируса папилломы, нет, но идет их разработка, и, я думаю, что скоро получим и такие препараты.

Чтобы уменьшить распространение опасных разновидностей этого вируса, можно применять специальную вакцину. Обсуждается вопрос о проведения вакцинации детей, так как вакцинировать целесообразно до начала половой жизни. Побочные эффекты вакцин крайне преувеличены, опасные препараты просто не допускаются к применению.

Источник: www.interfax.ru

Трансплантация костного мозга от донора с редкой генетической мутацией излечило пациентов от вируса иммунодефицита человека.

Исследователи заявили о трех случаях излечения пациентов от ВИЧ-инфекции. До 4 марта 2019 года было известно только об одном таком случае, который считался исключением или аномалией. Победивший в 2007 году вирус американец известен в медицинской литературе как Берлинский пациент.

Журнал Nature и газета New York Times на этой неделе сообщили о втором излечившемся человеке, а 6 марта издание New Scientist описало третий случай. Всех их объединяет пересадка костного мозга от донора с мутацией delta32 в гене CCR5. Корреспондент.net рассказывает, можно ли всех ВИЧ+ вылечить таким способом.

 

Кто победил ВИЧ

По данным на 2017 год носителями вируса иммунодефицита человека являются 37 миллионов человек по всему миру. Более половины из них принимают антиретровирусные препараты и могут вести нормальный образ жизни.

Украина, как Россия и Беларусь, занимает одно из первых мест в Европе по заболеваемости ВИЧ — около 220 тысяч инфицированных. При этом половина ВИЧ+ людей в Украине не знает о своем статусе, а около 40 процентов людей с подтвержденным диагнозом находятся на поздних стадиях заболевания.

Первым человеком, которого удалось вылечить от ВИЧ, стал американец Тимоти Браун. В Германии 12 лет назад для лечения лейкемии ему пересадили гемопоэтические стволовые клетки донора с достаточно редкой генетической мутацией гена CCR5 — delta 32, которая значительно снижает вероятность заражения ВИЧ.

Супербактерии. Новая апокалиптическая реальность

Этот ген кодирует один из белков-рецепторов на поверхности лейкоцитов, с которым связываются частицы ВИЧ. Делеция 32 нуклеотидов в гене CCR5 приводит к тому, что вирионы не могут связаться с рецептором, и носитель этой мутации становится невосприимчив к заражению.

С тех пор ученые стали пытаться повторить это достижение. Но в каждом новом случае вирус возвращался, и нередко это происходило спустя девять месяцев после прекращения пациентами приема антиретровирусных препаратов, а иногда пациенты просто умирали.

Вторым излечившимся стал Лондонской пациент. Мужчина, который попросил сохранить анонимность, в 2003 году заразился ВИЧ, а в 2012 году врачи обнаружили у него одну из разновидностей рака крови — лимфому Ходжкина.

Вылечить это онкологическое заболевание может только пересадка костного мозга, которую врачи Университетского колледжа Лондона под руководством профессора Равиндры Гупты провели в 2016 году от неродственного донора с той же редкой мутацией в гене CCR5.

Через три года после пересадки и спустя полтора года, после того как пациент перестал принимать антиретровирусные препараты, тесты показали отсутствие ВИЧ в организме мужчины. По словам Гупты, пациент «функционально излечен» и находится «в состоянии ремиссии».

Исследователи предупреждают, что до конца не ясно, действительно ли главным фактором является наличие соответствующей генетической мутации у донора.

Профессор считает, что на исчезновение вируса из организма также могла повлиять осложнение, которое появилось у обоих пацентов. Речь идет о реакции «трансплантат против хозяина», когда пересаженный материал начинает атаковать организм пациента.

Издание New Scientist 6 марта сообщило о третьем пациенте, которому, возможно, удалось излечиться от ВИЧ-инфекции. Как и предыдущим двум больным, ему пересадили костный мозг от донора с мутацией в гене CCR5.

О Дюссельдорфском пациенте сообщили исследователи из Утрехтского университета, которые под руководством Аннемари Венсинг провели трансплантацию. Три месяца назад он прекратил принимать антиретровирусные препараты, и до сих пор у него не находят жизнеспособных вирионов.

Белая раса умнее. Генетика с Нобелем лишили званий

По словам исследователей, они наблюдают еще за несколькими пациентами с ВИЧ, которым пересадили костный мозг от донора-носителя мутации в гене CCR5.

Ученые следят за состоянием 38 людей с ВИЧ инфекцией, которые получили пересадку костного мозга, при этом шесть из них получили трансплантанты от доноров без мутаций. Лондонский пациент — под номером 36, Дюссельдорфский — под номером 19.

 

ВИЧ теперь можно победить?

Большинство людей с устойчивой к ВИЧ мутацией, получившей название delta 32, являются уроженцами Северной Европы. Специалисты из IciStem имеют базу данных, в которой содержатся сведения о примерно 22 тысячах подобных доноров.

Однако, говорят специалисты, это не значит, что человечество научилось лечить ВИЧ и теперь можно вылечить каждого. Большинство считают, что такое лечение нецелесообразно для всех ВИЧ-инфицированных, несмотря на то, что не все из них имеют возможность принимать противовирусные препараты.

Трансплантацию гемопоэтических стволовых клеток делают исключительно при острой необходимости, поскольку это не только сложная и дорогостоющая, но и опасная процедура, при которой возможен летальный исход.

Известно, что Брауну, первому излечившимуся, давали сильные иммунодепрессивные препараты, которые уже давно не используются, и он в течение нескольких месяцев после трансплантации  страдал от серьезных осложнений. Его ввели в состояние искусственной комы, и в какой-то момент он едва не умер.  

Кроме того, современные препараты позволяют людям с вирусом мало чем отличаться от здоровых людей.

Поэтому обычно пациенты, у которых появлялась возможность вылечиться, — это те, у кого развивалась лимфома или лейкоз, причем для лечения требовались именно эти процедуры и нельзя было обойтись другими видами лечения. При этом донор должен не только быть гистосовместимым с пациентом, но и иметь необходимую мутацию.

Напомним, что CCR5 — это белок, который китайский ученый Хэ Цзянькуй при помощи редактора генов CRISPR удалил из ДНК человеческих эмбрионов, чтобы сделать их резистентными к ВИЧ.

В результате его эксперимента родились две девочки-близняшки. Его эксперимент осудили во всем мире. Подробно о нем в материале Повышенный IQ: мозг детей с отредактированной ДНК.

 

Новости от Корреспондент.net в Telegram. Подписывайтесь на наш канал https://t.me/korrespondentnet

Источник: korrespondent.net

ВИЧ – коварный и непобедимый вирус, который со временем разрушает иммунную систему, что приводит к развитию СПИДа. Почему иммунная система не может обезвредить ВИЧ, как вообще появился этот вирус и есть ли от него спасение?

Об этом в преддверии  Всемирного дня борьбы со СПИДом жителям Ульяновской области рассказывает Дмитрий Киреев, ведущий эксперт Центра молекулярной диагностики CMD, руководитель научной группы разработки новых методов диагностики ВИЧ-инфекции и вирусных гепатитов Центрального НИИ эпидемиологии Роспотребнадзора.

— Известно ли наверняка, откуда появился этот вирус?

— Да, сегодня уже достоверно показано, что вирус иммунодефицита человека появился в начале XX века в Африке в результате пересечения видового барьера путем заражения людей вирусом иммунодефицита обезьян.

— Что происходит с клеткой, атакованной вирусом?

— ВИЧ поражает клетки организма, имеющие на своей поверхности рецептор CD4. Клеток, несущих такой рецептор, довольно много: макрофаги, моноциты, Т-хелперы, дендритные клетки, клетки Лангерганса. После проникновения в клетку РНК вируса в цитоплазме подвергается обратной транскрипции и появляется ДНК ВИЧ. Эта ДНК ВИЧ транспортируется в ядро клетки и встраивается в ее геном. Далее происходят стандартные этапы репликации: образуются новые молекулы РНК, они переносятся в цитоплазму, где используются для синтеза вирусных белков. Затем в цитоплазме около клеточной мембраны происходит сборка новых вирусных частиц и их отпочкование. Инфицированная клетка до момента своей гибели успевает сформировать до 250 новых вирионов. Конечно, в это время инфицированная клетка сама является мишенью для иммунной системы организма. 

— Каким образом вирус влияет на иммунную систему?

— Основные клетки-мишени вируса — CD4-лимфоциты, которые являются частью иммунной системы организма. Инфицируя эти клетки, вирус вызывает их преждевременную гибель. Кроме того, непрерывное размножение вируса в организме вызывает постоянное воспаление иммунной системы. Нарушается продукция этих клеток, а также взаимодействие с другими клетками иммунной системы. Все это ведет к нарушению ее работы. Со временем концентрация CD4-клеток к крови снижается. А это в свою очередь является причиной снижения сопротивляемости к вторичным (оппортунистическим) инфекциям и опухолям. Собственно такое состояние и называется СПИДом.

— Почему от ВИЧ нельзя избавиться, как от многих других вирусов?

— Несколько особенностей, которые имеет ВИЧ, позволяют ему оставаться в организме пожизненно. Во-первых, вирус чрезвычайно изменчив. Каждая новая образующаяся вирусная частица отличается от предыдущей. Такое разнообразие позволяет вирусу избегать действия иммунной системы.

Во-вторых, вирус имеет очень высокую репликативную активность. В течение одного дня в организме может образоваться до 1 миллиарда новых вирусных частиц.

В дополнение к первым двум особенностям вирус после проникновения в клетку может основывать латентную инфекцию. В этом случае вирус не размножается в клетке, поэтому такая клетка остается незамеченной иммунной системой и принимаемыми пациентом препаратами. Спустя неопределенное количество времени происходит активация инфекции, и клетка служит источником новых вирусных частиц. Активация репликации вируса может происходить через длительное время. Именно эта особенность не позволяет вылечить человека с помощью существующих антиретровирусных (АРВ) препаратов.

— Как действует на вирус антиретровирусная терапия?

— АРВ-препараты препятствуют размножению вируса. В настоящее время разработано большое количество препаратов, которые мешают вирусной репликации на самых разных ее этапах. Они препятствуют прикреплению вирусной частицы к клетке-мишени, образованию ДНК вируса на матрице РНК, встраиванию ДНК вируса в геном клетки, образованию новых вирусных белков. Поскольку вирус чрезвычайно вариабелен, ВИЧ-инфицированный человек обычно принимает несколько препаратов с различным механизмом действия одновременно. В результате появление новых вирусных частиц в организме снижается до крайне малого количества, новые CD4-клетки не заражаются, стимуляция иммунной системы пропадает. Развитие болезни прекращается, человек остается клинически здоровым все то время, пока принимает АРВ-препараты.

— Будет ли создано лекарство, излечивающее от ВИЧ-инфекции?  

— С момента открытия вируса иммунодефицита человека наука далеко продвинулась в способах излечения. Непрерывно и довольно успешно развивается направление создания антиретровирусных препаратов. Несмотря на то, что они не могут излечить человека полностью, они позволяют сохранить его клинически здоровым.  Повышается удобство приема лекарств. Наиболее современные препараты можно вводить инъекционно один раз в несколько месяцев. Повышается также безопасность лекарств, снижается количество нежелательных явлений, которые они вызывают.

Проводится активная работа по поиску вакцины против ВИЧ. В настоящее время на разных стадиях клинических испытаний находятся несколько кандидатных вакцин.

Кроме того, регулярно возникают оригинальные предложения по излечению ВИЧ-инфицированных людей, например, подход, который позволил излечиться Берлинскому пациенту, или так называемая shock and kill стратегия.

Тем не менее на данный момент сложно сказать наверняка, когда будет изобретено эффективное средство, позволяющее полностью вылечить ВИЧ-инфицированного человека.

Напомним, 1 декабря в России стартует  акция СТОП ВИЧ/СПИД, приуроченная к  Всемирному дню борьбы со СПИДом.

Распространение ВИЧ-инфекции остается одной из главных проблем человечества – сегодня, по данным ВОЗ, в мире насчитывается 37,9 миллиона людей, живущих с ВИЧ. Лекарство, способное полностью победить эту инфекцию, пока не создано, но благодаря эффективной антиретровирусной терапии вирус можно контролировать и предотвращать его передачу.

В России показатель заболеваемости ВИЧ-инфекцией по итогам 2018 года составил — 59,74 на 100 тыс. населения (в 2017 г. — 61,16), показатель пораженности ВИЧ-инфекцией — 686,2 на 100 тыс. населения.

– ВИЧ-инфекция диагностирована у 1,2% населения в возрасте 15–49 лет, и особо поражена группа наиболее активного возраста 35–39 лет. Тенденция такова, что ВИЧ-инфекция распространяется из групп риска в основное население. И в возрастной группе 30–40 лет уже 4% мужчин и 3% женщин инфицированы ВИЧ. Это очень высокий показатель, – говорит Вадим Покровский, академик РАН, руководитель Федерального научно-методического центра по профилактике и борьбе со СПИДом. – При этом около 25% из них не знают о своем положительном статусе, вирус может десятилетиями присутствовать в организме без каких-либо клинических проявлений.  

Источник: ulpravda.ru

Как открыли ВИЧ

Вирус иммунодефицита человека был открыт в 1983 году французскими вирусологами Франсуазой Барре-Синусси и Люком Монтанье. В 2008 году за свое открытие они были награждены Нобелевской премией в области физиологии и медицины. В 1981 году в США у 440 молодых мужчин гомосексуальной ориентации выявили неизвестную ранее болезнь (именно из-за этого факта в обществе укоренился миф о том, что СПИД – это болезнь гомосексуалов). Около половины заболевших впоследствии скончались. Первое описание болезни предложил  Майкл Готлиб, специалист из Центра по контролю над заболеваниями. В 1982 году новый синдром, который, как выяснилось, глубоко поражает иммунную систему, назвали синдромом приобретенного иммунодефицита. Годом позже французские исследователи установили вирусную природу заболевания. В 1985 году были определены способы распространения вируса. А еще через два года Всемирная ассамблея здравоохранения приняла глобальную стратегию по борьбе со СПИДом.

Нужно четко понимать, что ВИЧ и СПИД – это не одно и то же. СПИД – термин более обширный и обозначает дефицит иммунитета, появляющийся на манифестной стадии вируса.

Вирус способен жить в организме человека и не проявляться достаточно долгое время. И даже через 10-12 лет, с появлением признаков ВИЧ, человек может принять эти симптомы как развитие другой болезни.  Только когда организм постоянно настигают лихорадка, пневмония, туберкулез, резко снижается масса тела, человек начинает подозревать у себя синдром иммунодефицита.

А есть ли эпидемия?

Число заболевших ВИЧ растет в Северной Африке, Восточной Европе, Центральной Азии. В остальных частях Земли, как отмечают исследователи, количество больных уменьшается. Однако в России ситуация обстоит далеко не лучшим образом. За последние пять лет число зарегистрированных больных увеличилось в полтора раза. В 2015 году Россия заняла первую строчку по распространению эпидемии ВИЧ в мире, по данным доклада ЮНЭЙДС (Объединённая программа Организации Объединённых Наций по ВИЧ/СПИДу)..

В России проблема усложнена еще и за счет закона НКО об «иностранных агентах», принятого в 2012 году, который ограничивает финансирование некоммерческих организаций из-за рубежа. Из-за этого закона коллеги из других стран не могут работать с российскими учеными и врачами. Под действие закона попало, например, некоммерческое партнерство «ЭСВЕРО». Министерство юстиции посчитало иностранным финансированием поступления в организацию, которые перечислял Глобальный фонд по борьбе со СПИДом, туберкулезом и малярией. А действия по перечислению «ЭСВЕРО» в другую НКО, «Социум» Саратовской области (целью которой была профилактика вируса иммунодефицита), посчитали «политическими». Организации для борьбы с ВИЧ и СПИДом в стране из-за недостатка финансовой поддержки закрываются повсеместно. Отметим, что на фоне таких действий со стороны государства, смертность зараженных ВИЧ в России не уменьшается (130834 человека в 2012 году против 233152 – в 2016).

Лечение ВИЧ и СПИДа: стоит ли верить в лучшее

Современная методика борьбы с ВИЧ и СПИДом строится на антиретровирусной терапии и симптоматической терапии. Высокоактивная антиретровирусная терапия (ВААРТ) представляет собой прием нескольких препаратов. Благодаря им инфицированные ВИЧ живут, как и все обычные люди. Такие препараты необходимо принимать одновременно. Вирус иммунодефицита человека обладает высокой мутагенностью и способен выстраивать разные вариации РНК, поэтому может выжить даже в самых неблагоприятных условиях.

Конечно, антиретровирусная терапия не безупречна. Если человек принимает лекарства нерегулярно и в недостаточном количестве, то успех терапии снижается: вирус способен приобретать устойчивость к лекарствам. Кроме того, существуют определенные штаммы вируса, на которые препараты некоторых классов не действуют. Если человек заражен таким штаммом, то подобрать препараты для антиретровирусной терапии становится очень трудной задачей. Добавим, что стоимость препаратов для ВААРТ достаточно высока: годовой курс терапии в тяжелых случаях иногда достигает 450 тысяч рублей. Как и прием любых лекарств, их употребление может сопровождаться побочными эффектами, среди которых цирроз печени, синдром Стивенса-Джонсона, панкреатит и другие.

Один из главных методов борьбы с эпидемией ВИЧ и СПИДа – распространение информации о заболеваниях. ЮНЭЙДС в 2014 году запустила программу «90-90-90». В качестве целей программы были выдвинуты следующие: 90% ВИЧ-инфицированных должны получить информацию о своем диагнозе, 90% из них должны проходить антиретровирусную терапию, у 90%  должна быть вирусная супрессия. В России программа «90-90-90» не распространяется.

«Способ, которым я излечился, я бы не рекомендовал никому»

Тимоти Рэй Браун – первый человек, излечившийся  от ВИЧ. В 2007 году ему был поставлен диагноз лейкемия. Чтобы избавиться от болезни, требовалось донорство стволовых клеток костного мозга. Среди 200 потенциальных доноров обнаружили одного, в крови которого выявили особый вид белка (ССR5 Дельта 32). Люди, обладающие этой мутацией гена, не могут быть заражены ВИЧ. Тимоти Рэй заявил, что способ, благодаря которому он избавился от болезни, он бы не советовал никому. Благодаря нужному человеку-донору, у Тимоти тоже теперь иммунитет к вирусу.

1% везучих, или загадочная ССR5 Дельта 32

Генетическая мутация, названная ССR5 Дельта 32, в гомозиготном состоянии (именно мутация в этом состоянии обеспечивает человеку невосприимчивость к вирусу) найдена в крови всего 1% североевропейцев, на Востоке процент «счастливчиков» еще меньше – 0,2. В России людей с подобной мутацией можно найти на Севере: среди поморов такая мутация наблюдается у 3% людей. Наличие в крови жителей Северной Европы этой генной мутации объясняют пандемией чумы в Средние века. Эта мутация, в том числе, повышает сопротивляемость к чумной палочке.

Терапия ВИЧ одной инъекцией

Одним из главных шагов в победе над ВИЧ считают возможность заменить каждодневный прием антибиотиков инъекцией нового типа. Эта инъекция вводится всего один раз в один-два месяца.

Организация CytoDyn провела успешные испытания препарата такого типа  – PRO 140. В его основе – антитело, мешающее вирусу пробраться в клетки. Среди тех, кто добровольно согласился принять участие в тестировании инъекции, – актер Чарли Шин. По его словам, PRO 140 не имеет никаких побочных эффектов. Такая инъекция может стать новым способом излечения от ВИЧ, считает актер.

Боремся с ВИЧ – боремся и с раком

Недавно ученые обнаружили, что современные методики борьбы с раковыми опухолями  можно применять и при лечении ВИЧ. По словам Франсуазы Барре-Синусси, не так давно была обнаружена связь между устойчивостью вируса к терапии и опухолевыми клетками. Благодаря этому открытию, сейчас нужно проводить исследования, как новые методики борьбы с раком могут помочь в борьбе с ВИЧ. Ученые в конце 2016 года изменили Т-лимфоциты, чтобы те оказались устойчивы к вирусу. Т-лимфоциты – это иммунные клетки, способные убивать инфицированные и раковые клетки.

Мировая ситуация с ВИЧ и СПИДом неутешительна. И если раньше болезнь считалась уделом определенных слоев населения, то сейчас заразиться ею может любой. В этом контексте особо абсурдными кажутся действия нашего государства, которое не хочет видеть истинный масштаб эпидемии. И пока весь мир настроен на то, чтобы через 13 лет избавиться от «чумы XXI века», в России Минздрав будет отказываться выделять достаточное финансирование центрам СПИДа, а православные лидеры будут говорить, что СПИД возникает от стресса, депрессии, прививок и внешней интоксикации.

Источник: sciencepop.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.